О реформе российского образования и ее организаторах

О реформе российского образования и ее организаторах

В стране и миреВ мире
Цитата:Одно время на Западе среди определенным образом ориентированных политических групп был распространен тезис о том, что для того чтобы учить чему-либо, не нужно это что-либо самому знать.

В каком-то смысле современных российских авторов и организаторов так называемой реформы образования вполне можно считать наследниками этой скорее политической, чем профессиональной моды.

Ни министр образования Фурсенко, ни его окружение не могли бы ответить на вопрос о том, какое отношение они имели в прошлом к высшей школе и на каком основании считают себя вправе претендовать на авторитетность при ее реформировании. Более того, они, как правило, не могут ответить на вопрос о том, зачем нужна эта реформа и что именно она даст. По большому счету, они не могут даже внятно объяснить, в чем она заключается.

Одно время на Западе среди определенным образом ориентированных политических групп был распространен тезис о том, что для того чтобы учить чему-либо, не нужно это что-либо самому знать.

В каком-то смысле современных российских авторов и организаторов так называемой реформы образования вполне можно считать наследниками этой скорее политической, чем профессиональной моды.

Ни министр образования Фурсенко, ни его окружение не могли бы ответить на вопрос о том, какое отношение они имели в прошлом к высшей школе и на каком основании считают себя вправе претендовать на авторитетность при ее реформировании. Более того, они, как правило, не могут ответить на вопрос о том, зачем нужна эта реформа и что именно она даст. По большому счету, они не могут даже внятно объяснить, в чем она заключается.

Если взять даже вовсе на самый важный вопрос о том, зачем нужно переходить с системы подготовки «специалистов» с пятью годами обучения на систему подготовки бакалавров и магистров с четырьмя и пятью годами обучения, они на него внятно не ответят. Внятный ответ заключался бы примерно в следующем построении: за пять лет, готовя специалистов, мы даем им объем навыков и знаний, условно говоря »А». Такой тип подготовки был необходим при господстве такого-то типа производства. Сегодня тип производства изменился таким-то образом, и нам для обеспечения его функционирования требуется такое-то количество бакалавров, то есть работников с объемом подготовки и навыков, скажем, «А-Х» и такое-то количество работников с подготовкой типа «А+Х».

То есть, например, раньше мы создавали в стране производство постиндустриального типа и нам нужны были работники с квалификацией, позволяющей обеспечивать его создание, - то есть разбирающихся как в том, что они создают, так и в том, как это создавать. Теперь оно построено, и нам нужны как работники, способные лишь обеспечивать функционирование этого производства, которым достаточно относительно меньшей подготовки - бакалавры, так и - в меньшинстве - работники с более высокой подготовкой, способные на элитных участках развивать фронтирные направления, - магистры. С этим можно было бы соглашаться или не соглашаться, но было бы понятно, о чем идет речь.

Но на деле нет ни такого положения вещей, ни аргументации подобного типа.

Индустриальное производство в стране в значительной степени «деиндустриализовано», постиндустриальное - как раз требует своего создания. Значит, стране нужно как энное количество людей квалификации, способной не допустить распада и разрушения оставшегося индустриального производства, так и большое количество тех, кто должен создавать постиндустриальное производство.

Функционирование старого производства поддерживали те, кого сегодня мы называем «специалистами», то есть люди с пятью годами подготовки. Значит, сегодня нам нужны как люди с не меньшей подготовкой, так и люди с более высокой подготовкой - то есть, условно скажем, магистры. При чем же здесь бакалавры, то есть люди с заведомо более низкой подготовкой (обучаемые на год меньше, чем специалисты)?

Можно, конечно, сказать, что дело не в том, сколько лет учить, а как учить и чему - и вот в этом-то суть реформы. Но, во-первых, в описании реформы об этом реально ничего нет. Ничем не доказано, что то, что она предлагает в плане технологии обучения, лучше того, что было раньше. А во-вторых, ну допустим, что так: но зачем тогда в эту реформу вообще добавлена тема «бакалавров» и «магистров»?

Кстати, с одной стороны, их подготовка предполагалась и законодательством 90-х гг. - тогда было три варианта обучения: четырехлетнее - бакалавра, пятилетнее - специалиста, шестилетнее - магистра. На практике же оказалось, что спросом пользуется именно квалификация «специалист» - и бакалаврам приходилось вновь возвращаться в ВУЗ и доучиваться еще год.

Потому что работодатель, сталкиваясь с бакалавром - претендентом на вакансию, недоуменно округлял глаза: «Ты, парень, кто? Ты мне умных слов не говори, то есть ты тот, кто учился не пять лет, а четыре? То есть то ли ты пэтэушник, то ли специалист с неоконченным высшим? Тогда иди и доучивайся, потом придешь». Хотя, кстати, официально считалось, что «бакалавр» - как раз специалист с высшим образованием. То есть, нет, не то чтобы специалист, но «с высшим». То есть «неспециалист с высшим образованием».

Это, кстати, очень точное определение. Потому что предполагается, что «бакалавр» ни на чем не специализируется, а получает как бы общую подготовку по избранному им направлению.

Но и на «магистра» тоже особо не было охотников учиться. Потому что если человек хотел быть чем-то большим, чем специалистом с пятью годами обучения, то он шел в аспирантуру и защищал кандидатскую диссертацию. А если не шел - значит ему хватало и диплома «специалиста».

Кстати, в нормативных и законодательных документах в качестве главного требования к «магистру» записано, что он должен быть готов к... поступлению в аспирантуру. То есть, он после шести годов обучения получал подготовку для того, чтобы сделать то, что мог сделать и «простой специалист».

Бакалавры и магистры просто по жизни получились ненужными никому - и потому именно законы спроса определили львиную долю идущих учится на «специалистов». Теперь решено отменить то, что пользовалось спросом, а то, что им не пользовалось, - увековечить. Для такого решения нужны, конечно, очень мудрые сотрудники Министерства образования.

Причем, единственный хоть сколько-нибудь внятно озвученный довод в пользу такой системы заключается в том, что этого требует Болонский процесс.

Но если давно ставший в профессиональной среде предметом насмешек как «Болванский» процесс требует того, что ни стране, ни ее производству, ни системе образования не нужно и вредно, то, может быть, не нужен и вреден сам этот процесс? В ответ слышится: «Ну, мы же его подписали...». Ну, не подумали. Погнались за модой. Кстати, уже во многих странах, подписавших нелепые «болонские соглашения», растет недовольство ими. Ну, может быть, подумать получше и выйти. Или, как в вопросе с ВТО, - твердо сказать, что вступать будем на тех условиях, которые нас устраивают. Вот не устраивает двухзвенная система подготовки и безграмотная погоня за внедрением тестов вместо квалифицированного приема экзаменов - в соглашении остаемся, но на эту систему не перейдем. Будете упорствовать - совсем выйдем.

Тут «болонский лоббист» начинает впадать в ступор и твердить о том, что «Болонский процесс» - он же «Болонский процесс» - и как же без него. Причем почему без него никак - не говорит.

На самом деле все сводится к тому, что «Болонские соглашения» - это соглашения, с одной стороны, по взаимопризнанию дипломов подписавшими соглашение странами, с другой - для унификации системы образования в этих странах.

И тут, кстати, возникает серия вопросов. Начнем с самых простых.

Допустим, для взаимопризнания дипломов нужна унификация - то есть создание во всех странах, подписавших соглашение, единой системы образования. Почему именно мы должны переделывать свою систему по их образцам (кстати, они тоже различны)? Если унифицируем, то пусть они принимают нашу систему. Не слишком удивительно, что они не хотят - удивительно, что мы соглашаемся. Они не хотят не потому, что знают, что хуже, а что лучше, а потому, что не хотят отказываться от своего. А почему у наших чиновников и политиков такая страсть к обезьянничанью?

Почему заведомо принимается, что уступать должны мы? Потому что у нас хуже? Кто доказал? Все специалисты, которые не ангажированы настолько, чтобы по любому поводу ругать все отечественное, знают, что наша образовательная система, как минимум, не хуже. Обратное, обычно, утверждают шарлатаны от образования, не знакомые с ним, но делающие карьеру на объявлении себя «реформаторами».

Следующий вопрос. Допустим, западная система хороша и себя оправдала, хотя и наша себя оправдала. Но каждая система образования создается не сама для себя. Она создается, как говорилось выше, для производства специалистов, способных решать те задачи, которые в данный момент стоят перед данной страной.

Если не входить в многочисленные детали, западные страны, подписавшие Болонское соглашение, находятся на ином этапе производственного развития, нежели Россия. В этих странах, так или иначе, создано постиндустриальное производство, в России, как говорилось, оно не создано, а индустриальное разрушается.

То есть задачи экономического развития в России и странах Запада разные. Западу нужно, прежде всего, поддержание функционирования существующего постиндустриального производства, России нужно, прежде всего, создание, причем форсированное, постиндустриального производства, кстати, по ряду причин о которых можно говорить отдельно, - иного типа, чем существует на Западе.

Отсюда Западу в основном нужны работники, способные обслуживать такое производство, - то есть в большей степени образованные, но в первую очередь с навыками инструктивного действия, а уже плюс к ним нужны особо подготовленные работники эвристического труда - работающие за фронтом нынешних достижений. Отсюда - система «бакалавр-магистр», возможно, действительно адекватна этим условиям.

А России в основном нужны работники, обладающие повышенной подготовкой, повышенной эрудицией и способные на ходу решать новаторские, творческие задачи. То есть России нужно производство работников с более высокой подготовкой и более высокой способностью к творческим решениям.

Чтобы построить здание, необходим инженер, чтобы его эксплуатировать - можно обойтись и техником.

А вот для обеспечения на будущее уже не постиндустриального, но некоего нового прорыва, нужно и некоторое количество людей со сверхподготовкой, сверх - по отношению к этой специальной повышенной подготовке. То есть более разумно выглядит система «специалитет - аспирантура».

Но в любом случае, постольку западные страны и Россия сегодня находятся на разных этапах производственного и технического развития, они не могут иметь одинаковые системы образования: требования к российской оказываются выше, поскольку перед страной стоят более сложные задачи.

Если же Россия переделывает свою систему образования под западную, значит, она будет готовить специалистов для решения не своих, а чужих производственных и экономических задач. А кто будет решать наши?

И, собственно, имеющаяся российская система и создавалась именно с учетом опыта западной - как стоящая на уровень выше, потому что и в дореволюционной России, и в СССР перед страной стояли более сложные задачи развития. Российская система изначально, опираясь на достижения западной, создавалась как шаг вперед по сравнению с последней - тогда как инициаторы реформы, не понимая этого, просто не зная, в силу безграмотности, в каких условиях и для решения каких задач она создавалась, пытаются ее реформировать не в векторе движения вперед, а в векторе опускания до более низкого уровня.

И еще два вопроса. Первый: почему, собственно, для решения вопроса о признании российских дипломов на Западе обязательно нужна унификация систем образования и «Болонское соглашение»? Почему нельзя вопрос о признании дипломов решать путем двусторонних переговоров и договоренностей? И на тех условиях, которые будут нас устраивать? Если на то пошло, западные страны достаточно заинтересованы как в развитии экономических отношений с нами, так и в наших специалистах, чтобы конструктивно путем переговоров решать этот вопрос на наших условиях. То есть ситуация простая - если наши специалисты в данной стране нужны, страна и так признает наши дипломы и возьмет на себя соответствующее обязательство. Если эти специалисты не нужны, она не даст им работу, какие бы дипломы они ни предъявили - свои специалисты в любом случае лучше.

И второй из последних вопросов. А, собственно говоря, нам что, так нужно, чтобы наши дипломы обязательно признавались на Западе? Нет, в плане риторики и политической демагогии это звучит красиво: каждый россиянин будет иметь право получить работу в западных странах!

Но, во-первых, а что, каждый молодой россиянин мечтает о работе на Западе? Социология показывает, что это далеко не так: подавляющее большинство граждан никуда из страны уезжать не собирается. В частности, молодежь.

Во-вторых, а нам как стране что нужно? Чтобы подготовленные в стране и за счет ее граждан специалисты ехали за рубеж и развивали экономику других стран? Или чтобы они развивали свою? Кстати, если они и поедут туда, но за спиной будут иметь родину в полуразваленном состоянии, никто и там не окажет им должного уважения, какими бы дипломами они ни обладали - они всегда будут гражданами отсталой страны, приехавшими в богатую страну на заработки.

А вот если они приедут, имея за плечами сверхразвитую в техническом и экономическом отношении Россию, то тогда и к ним отношение будет как к посланцам иного мира, прибывшим оказать помощь отсталым соседям.

Только для этого среди прочего нужно, чтобы они, приехав на тот же Запад, умели то, что местные (туземные) специалисты не умеют. А для этого нужно, чтобы система образования в России была не такая как на Западе, а такая, какая нужна самой России, а не «Болонскому соглашению».

А если она будет не такой, а «Болонской», то она будет решать не задачи подготовки специалистов для развития своей страны, а, с одной стороны, вопросы подготовки из талантливой российской молодежи работников среднего звена для поддержания в порядке западного производства и западной экономики, а с другой - выдачи детям имущих и власть имущих слоев международно признанных дипломов, позволяющих без проблем уехать из страны и устроиться в другой.

Правда, представители высших классов и так будут иметь возможность устраивать своих детей в западные университеты, так что и им эта система окажется не нужной.

Сергей Черняховский

mbpolyakov.livejournal.com

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 797 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире