Европа хочет отказаться от российского газа

Европа хочет отказаться от российского газа

В стране и миреВ мире
Газовый кризис заставил Европу задуматься о диверсификации поставок топлива.

Кто-то вспоминает об атомной энергии, кто-то выдвигает неожиданные предложения об импорте африканского газа, но из основных альтернатив рассматриваются две: построить новый газопровод с Россией в обход Восточной Европы или же вовсе отказаться от российского газа. Пока европейцы склоняются ко второму варианту — у них нет желания связываться с политизированной компанией-поставщиком.

Приостановки поставок газа в Европу вынудили страны ЕС заняться поиском альтернативы. Некоторые меры принимаются уже сейчас: крупнейший германский газовый концерн E.ON Ruhrgas осуществляет дополнительные поставки в страны Юго-Восточной Европы — Хорватию, Боснию и Герцеговину, Венгрию, Сербию и Словакию. Наряду с Россией, на которую приходится 26% газовых поставок, E.ON Ruhrgas получает, в частности, газ из Норвегии и Нидерландов.

Наиболее пострадавшая от прекращения транзита российского газа Болгария обратилась за помощью к Турции и Греции. Болгарский министр экономики Петар Димитров сообщил, что Греция действительно готова помочь, предоставив своим северным соседям определенное количество сжиженного газа. При необходимости балканская газотранспортная система может ежедневно поставлять в Болгарию 2 млн кубометров газа. Активизировались также переговоры с Алжиром, который уже заявил о готовности экспортировать в Германию сжиженный газ танкерами. В перспективе речь может пойти и о дополнительном трубопроводе «Медгаз» по дну Гибралтарского пролива.

Впрочем, все эти меры не способны полностью решить проблему диверсификации поставок. Глобальная же альтернатива нынешней схеме поставок газа появится в случае появления нового газопровода: либо это будет труба из России в обход Украины, либо это будет вообще не российский газ. В первом случае речь идет о двух глобальных проектах поставки газа напрямую в Западную Европу либо по дну Черного моря («Южный поток»), либо по дну Балтийского моря («Северный поток»). Во втором случае это проект Nabucco, который предполагает поставки газа из Средней Азии через Турцию. Для России очень важно, какой из этих проектов Европа сочтет приоритетным, потому что без европейских инвестиций ни «Южный», ни «Северный поток» она не осилит, а у Европы, особенно после финансового кризиса, пока недостаточно средств, чтобы вкладываться в несколько многомиллиардных инфраструктурных проектов одновременно. На сегодняшний день, похоже, растет все-таки популярность Nabucco.

В конце января в Будапеште страны, участвующие в проекте Nabucco, проведут встречу на высоком уровне. В связи с кризисом эти переговоры приобретут серьезное значение. В частности, замминистра экономики Молдавии Федор Копач заявил на днях, что в настоящее время страна зависит от российского газа на сто процентов и потому власти страны намерены диверсифицировать источники энергоснабжения, в связи с чем Молдавия намерена добиваться подключения к газопроводу Nabucco. Похожее заявление сделал и министр экономики и коммуникаций Эстонии Юхан Партс: «Газовый конфликт между Украиной и Россией показал, что нужны альтернативные возможности транспортировки энергоресурсов в страны ЕС. Nabucco в этой связи — это проект номер один». Даже Польша, которая получает газ через Белоруссию, призывает сделать выбор в пользу Nabucco: «Сегодня совершенно очевидно: энергетическая безопасность в Европе зависит от того, насколько мы сможем диверсифицировать источники энергии, а не пути их получения, — заявил польский премьер Дональд Туск, — именно поэтому особое значение приобретает проект Nabucco, который мы будем обсуждать 27 января в Будапеште».

Популярность «Северного» и «Южного потока» в первую очередь зависит от того, как скажется газовый конфликт на российском имидже, а пока Москва, по-видимому, проигрывает информационную войну. Например, британская The Times пишет: «Когда Путин… отдал указание прекратить поставку газа Украине, а вместе с ней и всей Европе, он имел в виду исключительно политический акт следующего содержания: если замерзающие европейцы хотят стабильных поставок российского газа, то пусть либо вместе с «Газпромом» вкладываются в строительство новых газопроводов по дну Балтийского и Черного морей, которые пойдут в обход «ненадежной» Украины, либо отдадут дело «обеспечения надежности» Украины на откуп России». Действительно ли российские власти преследовали именно эту цель, судить сложно, но пока пресса делает такие выводы, популярность «Северного» и «Южного потока» будет только падать.

Подчас зарубежная пресса даже не пытается разобраться в деталях, для нее политическая мотивация России очевидна. Так, американский Wall Street Journalрассуждает просто: в 2008 году Украина импортировала из России 48 млрд кубометров природного газа за 8,6 млрд долларов. Нынешний спор возник из-за того, что Россия потребовала, чтобы Украина платила больше за этот газ. При той цене, которую поначалу потребовал «Газпром», Украине пришлось бы платить примерно на 3,4 млрд долларов в год больше. А Украина соглашалась увеличить плату на 1 млрд, максимум 2,7 млрд долларов в год. Далее американская газета обращает внимание на то, что Европейский союз импортирует из России около 130 млрд кубометров газа и платит за него почти 60 млрд долларов: «Те деньги, которых хочет от Украины «Газпром», — лишь малая часть этой суммы, причем чуть больше тех 1,1 млрд долларов, которые, по оценкам «Газпрома», он уже потерял, не поставляя газ Европе последние девять дней». И ради этого «Газпром» рискнул подтолкнуть свой крупнейший рынок к серьезным размышлениям о поиске других источников энергоносителей, задается вопросом газета и делает простой вывод: «Газпрому» придется поплатиться репутацией надежного поставщика за свою политизированность.

Во многом против имиджа «Газпрома» играют выступления президента Медведева и премьера Путина, которые в своих комментариях постоянно делают оценки политической ситуации на Украине, чем лишь дезавуируют заверения представителей «Газпрома» о том, что речь идет о «споре хозяйствующих субъектов». А в данном случае для Европы не столь важно, кто прав, а кто виноват. Самого факта политизации торговли более чем достаточно, чтобы искать других поставщиков.

СПРАВКА
По данным Deutsche Welle, примерно четверть потребляемого в мире газа доставляется потребителям в жидком виде. Крупнейшие производители и экспортеры сжиженного природного газа (СПГ) — это Индонезия, Малайзия, Катар, Алжир, Австралия и Тринидад и Тобаго. В конце августа 2008-го первый в Европе комплекс по производству СПГ был открыт в заполярной Норвегии, но только в пробном режиме. В России аналогичное производство существует лишь на Сахалине. Основные импортеры СПГ — Япония, Южная Корея, Испания, США, Франция.

Михаил Синицкий   www.chaskor.ru

 

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1681 / сегодня: 1

Комментарии /2

14:1918-01-2009
 
 
Читатель
У нас в Сибири, из которой выкачивают газ, в деревнях никакой газификации (да и в городах тоже). А ведь это экологически чистая энергия - можно и тепло с электричеством локально вырабатывать при минимальнейших затратах на оборудование. Так что России газ бы самой очень пригодился.

19:1118-01-2009
 
 
Д!
В НАШИХ деревнях каменный век.

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире