Миллиард - по конкурсу

Миллиард - по конкурсу

В стране и миреВ мире
Вице-президент РАН академик Александр Асеев о грядущих инновационных прорывах

Всю неделю в Новосибирском академгородке в прямом и переносном смысле - распахнутые двери. Академические НИИ с мировой известностью и только что созданные лаборатории приглашают школьников, студентов, а также их родителей окунуться в мир науки и задать самые главные вопросы. Вот и мы, пользуясь случаем, задали свои - вице-президенту Российской академии наук и председателю ее Сибирского отделения академику Александру Асееву.

Российская газета: В канун Дня российской науки принято сверять академические часы, соотносить задуманное с результатом. Что отразилось на ваших, Александр Леонидович?

Александр Асеев: Плюс три - в сравнении с Москвой. А в остальном живем теми же проблемами, что и страна. Кризис впрямую к институтам еще не подобрался, но косвенно мы его уже ощутили. Бюджет отделения в этом году увеличен на 28 процентов, очень хотим надеяться, что в марте его не секвестрируют.

РГ: А на какой стадии сейчас работы по созданию технопарка в Новосибирском академгородке?

Асеев: От нас ушел стратегический инвестор - "РосЕвроДевелопмент", это структура РосЕвроБанка. Официально об этом пока не объявлено, но работы по первому корпусу он свернул еще в октябре. Буквально на днях было по этому поводу совещание у губернатора Новосибирской области Виктора Толоконского. Принято решение достраивать силами области - пусть не в том объеме и не такими темпами, как поначалу планировалось, но выбора у нас нет.

РГ: Когда говорят "наука в Сибири", почему-то вспоминаются дивизии сибиряков, в тяжелый час пришедшие на выручку Москве. Вы и сейчас наша последняя опора?

Асеев: Про "сейчас" судить не берусь - при нынешней моей должности это нескромно. А в 1990-е, когда я еще не был даже директором института, так именно и говорил, приезжая в Москву: вы чего, друзья, поникли? Нет денег на науку? Не отчаивайтесь - Сибирь придет на помощь.

Ученые-сибиряки действительно очень много сделали для страны, для развития ее экономики - это и открытие углеводородов в Западной Сибири, алмазов в Якутии, работы в обоснование БАМа и создание стратегии комплексного развития Сибири в целом.

РГ: А есть ли сейчас проекты, которые уже получили или могут получить финансирование из средств госкорпорации "РОСНАНО"?

 

Асеев:Таких, что уже прошли все этапы экспертиз, согласований и получили "живые" деньги, пока нет. Но уверен, скоро будут. Самые большие надежды - в биологии. Это различного типа сенсорные устройства на основе нанотехнологий, в том числе для медицинской диагностики и для разного рода измерительных приборов, контрольрующих состояния здоровья человека и экологии. Считаю, что есть хорошие шансы у проектов по катализу, электронике, порошковым материалам, разного рода покрытиям с качественно новыми свойствами...

В Томске совместными усилиями Новосибирского и Томского научных центров освоено производство изделий СВЧ-электроники на полупроводниковых наногетероструктурах. Совершенно удивительный прорыв достигнут в этой, казалось бы, безнадежно запущенной в нашей стране области техники. И выстраивается сразу ряд возможных применений - связь, системы радиолокации и многое другое. Этот проект поддержан научно-техническим советом "РОСНАНО".

"РОСНАНО" приняло решение также поддержать производство светодиодной техники на полупроводниковых наноструктурах, размещаемое в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Мы там прямо не участвуем, но в нашей поддержке исполнители заинтересованы. Побывало уже несколько делегаций. Так что бульон варится...

РГ: Вернувшийся из США в Россию профессор Северинов в недавнем интервью "Российской газете" подверг критике практику распределения научных грантов в центральных учреждениях Российской академии наук. Как было с этим и что сейчас в Сибирском отделении?

 Асеев: У нас, смею утверждать, другая ситуация. Мы уже давно сделали ставку на интеграционные проекты - по сути, это развитие идеи мультидисциплинарности академика Лаврентьева. С 1998-1999 годов до десяти процентов средств на научные исследования распределяем на конкурсной основе. По отделению сумма получается заметная - в этом году более миллиарда рублей.

По каждой поданной на конкурс заявке - комиссия из трех не зависимых друг от друга экспертов. А всего привлекаем к экспертизе несколько сотен специалистов. Что удивительно - в этом году 90 из 120 одобренных интеграционных проектов получили по три "пятерки".

РГ: То есть уже могут рассчитывать на грант? А что с теми, кто не выбился в круглые отличники?

Асеев: Если, например, две "пятерки" и "тройка", а также в некоторых других спорных случаях, вопрос выносим на бюро объединенных ученых советов. Такие советы по отраслям наук у нас созданы и плодотворно работают.

А случай с Константином Севериновым - это, на мой взгляд, следствие некоторого консерватизма, что присущ Академии наук. Тем, кто давно работает в какой-то конкретной области, трудно воспринимать новые имена, тем более появившиеся столь неожиданно. Константин по многим вещам, конечно, первопроходец. Но и таким, как он, надо считаться с реалиями - возможно, чаще выступать на семинарах, участвовать в дискуссиях, публиковаться в российских научных изданиях.

РГ: До избрания председателем Сибирского отделения вы больше времени могли посвящать непосредственно научным исследованиям. Теперь навалилось много организационных забот. А наука не стоит на месте: не боитесь отстать от коллег и учеников?

Асеев: Понимаю, что тут есть психологическая проблема. И даже знаю ученых, которые боятся что-то выпустить из-под своего контроля. Я тоже подобное испытывал. Но ведь удерживать все за собой невозможно. И для меня это уже решенный вопрос. Понятно, что я не могу теперь проводить за приборами и на установках столько времени, как раньше. Лабораторией, где я долгое время работал, сейчас руководит один из лучших моих учеников Александр Васильевич Латышев, теперь уже член-корреспондент РАН. И я искренне радуюсь, когда он и его сотрудники приходят, чтобы рассказать, как продвигаются наши общие с ним задумки.

Словом, я осознанно выбрал административную стезю и не жалею об этом. В 1996-м четыре месяца читал лекции в США, в университете штата Висконсин. У меня был годовой контракт, но я с самого начала сказал: один семестр проведу, а там посмотрим. И ясно помню свои ощущения, когда выходил после занятий с банкой кока-колы на берег озера Мичиган. Все вроде бы хорошо складывалось, была перспектива... Но как подумаю: неужели ради этого благополучия я оставлю все, что было прежде, что связывает меня с институтом, с академией, с тем городом, где родился и вырос...

РГ: Улан-Удэ? Вы ведь первый из председателей Сибирского отделения коренной сибиряк?

Асеев: Действительно, так. И, видимо, не приучены мы, чтобы сразу на все готовое. Хотя я вполне нормально ощущал себя за рубежом среди ученых и просто людей с высоким положением в обществе. Именно тогда я дал себе слово, что выведу институт на уровень, когда не мы туда, а к нам станут проситься на работу. В какой-то степени это удалось. Сейчас задача - добиться того же в масштабах всего Сибирского отделения.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Александр Емельяненков
rg.ru

всего: 791 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире