Миллионы долларов за диплом

Миллионы долларов за диплом

В стране и миреВ мире
Сегодня 120 выпускников Московского института медико-социальной реабилитологии (МИМСР) должны сдавать последний госэкзамен.

Они к нему готовились, они шесть лет мечтали об этом заключительном испытании перед стартом в любимую профессию, они заплатили за годы обучения более полумиллиона рублей каждый, но все оказалось напрасным. Никакого госэкзамена сегодня не будет, потому что у вуза нет лицензии и он соответственно лишен права на образовательную деятельность. А это означает, что 740 студентов МИМСР, включая и выпускников, в одночасье оказались на улице без денег, которые они исправно платили за учебу, без диплома, который уже почти заслужили, и без внятных перспектив. Причем виновных в этой чудесной истории нет: чиновники от образования лишь хмурят брови, сетуя на непорядок в частных вузах, а руководители вузов разводят руками, сетуя на чиновников от образования. Есть лишь потерпевшие – 740 российских семей, добросовестно инвестирующих заработанные деньги в образование детей и наивно полагающих, что в Москве – под носом у Рособрнадзора и под крылом Российского государственного медуниверситета (РГМУ) – их никто не «кинет». Институт-то был хоть и коммерческим, но на базе РГМУ, причем университет изначально числился среди учредителей. Тем не менее «кинули». В лучших традициях отечественного наперстка. Теперь, задним числом выясняется, что лицензия у МИМСР закончилась в декабре прошлого года, что РГМУ из учредителей вышел и что Рособрнадзор давно грозил институту закрытием. Оказывается, строгие чиновники, надзирающие за образованием, минувшей осенью неожиданно обнаружили, что в мединституте мало штатных преподавателей, еще меньше компьютеров, нет библиотеки, непорядок в буфете и плохо с пожарной безопасностью. Ровно так же МИМСР существовал уже не один год, что не мешало выдаче лицензии, образовательному процессу и практике. Ребята постоянно работали в московских больницах и поликлиниках, набираясь опыта и сдавая зачеты. И за все это, повторяю, регулярно платили. 740 человек в среднем по 100 тысяч рублей в год – неплохая, согласитесь, получается сумма: около двух с половиной миллионов долларов ежегодно. Есть за что побороться и учреждающим, и обучающим, и проверяющим. И есть что терять родителям и студентам.

По стечению обстоятельств весной прошлого года в Рособрнадзор назначили нового руководителя – Любовь Глебову. Прежний, Виктор Болотов, подал в отставку после того, как Генпрокуратура проверила, на каких условиях ведомство выдавало лицензии частным вузам. Что-то там накопали сомнительного и от греха подальше сменили руководство. Госпожа Глебова пришла не с улицы, а с должности статс-секретаря Минздравсоцразвития. Многие годы она в том или ином качестве занималась проблемами образования, здравоохранения, так что о проблемах медицинских вузов знала не понаслышке. И не только медицинских. Знали об этих проблемах и министр здравоохранения Татьяна Голикова, и министр образования Андрей Фурсенко. С высоких трибун эти уважаемые дамы и господин не раз выражали глубокую озабоченность судьбами нашей молодежи и состоянием нашего профессионального образования. Заботиться о судьбах миллионов и печалиться об общем уровне образовании очень удобно, потому что заботишься абстрактно, но выглядишь прилично. Наверное, поэтому названные чиновники столь обаятельны и непорочны. Опускать их до уровня частных проблем каких-то ста двадцати недоучившихся студентов действительно неудобно. И даже до семисот сорока. Уровень не тот, масштабы мелковаты. Тем более что в числе несостоявшихся медиков нет ни одного отпрыска из семей министров, депутатов и, не побоюсь этого слова, кремлевской администрации. Значит, действовать можно смело и решительно, руководствуясь главным принципом российской действительности – обобрать и разогнать.

Такая же радостная участь ожидает еще несколько сот негосударственных вузов страны, в которых обучается 1 миллион 458 тысяч студентов. Государство решило навести порядок с частным образованием, что разумно. И намерено в ближайшее время лишить лицензий более 500 вузов, что безобразно. Роль большевика с шашкой наголо, рубящего налево и направо под песню «до основанья, а затем», приличному государству все же не к лицу. Можно провести максимально гласную аттестацию частных вузов по безупречным критериям, можно наметить сокращения и максимально публично объявить о том, кто в ближайшие годы будет закрыт, дав время определиться и студентам, и их родителям. Но если так торопятся рубить, то возникает смутное подозрение, что рубятся не ради качества образования, а скорее за те многомиллионные потоки, которые так манят благодатной зеленью. В том же МИМСР проблемы с лицензией начались не только после прихода к власти госпожи Глебовой, но и после создания бывшим учредителем (государственным медуниверситетом) собственного отделения медико-социальной реабилитологии. Николай Володин, ректор РГМУ, находчиво оценил перспективность этого отделения. Теперь он даже готов позаботиться об отдельных недоучившихся студентах бывшего братского МИМСРа. Цена заботы обсуждается несчастными студентами честно – порядка 150 тысяч рублей за полгода дополнительного обучения, повторной сдачи госэкзаменов и долгожданной защиты диплома. Но Володин открыто предупреждает – на всех у него мест нет. Студенты и их родители в панике. Они прекрасно понимают российский контекст и догадываются – повезет не самым достойным, а скорее наиболее щедрым. Что глубоко справедливо в разгар мирового кризиса. Ну кто еще позаботится о наших бедных чиновниках из Рособрнадзора, Минобрнауки и Минсоцздрава, если не мы с вами? Нас ведь еще Салтыков-Щедрин учил, что кормить, холить и лелеять российского чиновника надобно всячески и неустанно, а то осерчает, разгневается и перестанет вовсе о нас, глупых, заботиться и переживать.

Опубликовав 23 июня первый материал об истории с МИМСР и о пропавших миллионах рублей, оплаченных студентами за учебу, мы обратились к Генеральной прокуратуре с просьбой взять под контроль эту ситуацию, выяснить судьбу денег и оценить правомерность действий всех ответственных сторон – Татьяны Алферовой (ректора МИМСР), Николая Володина (ректора РГМУ, учредившего вначале МИМСР, а затем создавшего аналогичное отделение), Любови Глебовой, Татьяны Голиковой и Андрея Фурсенко (госдам и госмужа, деятельность или бездеятельность которых ударила по судьбам сотен российских семей. А в ближайшее время ударит по судьбам полутора миллионов). Генеральная прокуратура пока не ответила. Так что будем готовить письмо в Кремль. Оттуда, по крайней мере, отвечают.

Автор – главный редактор газеты «Новые Известия»

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Валерий ЯКОВ
newizv.ru

всего: 614 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире