Война машин
10 августа на военной базе Патаксент-Ривер были проведены испытания роботизированных машин компании General Dynamics Robotic Systems. Они продемонстрировали способность передвигаться на «беспрецедентной» скорости, объезжая при этом движущиеся препятствия. Роботы T2 смогли достичь скорости в 50 километров в час, при этом контролируя окружающую обстановку в сымитированной сельской местности.

Затем машины проехали через «город», определяя и объезжая движущиеся объекты, изображавшие пешеходов. Участники испытаний находились рядом в автомобиле Stryker, дистанционно управляя одним из роботов. Другая машина действовала полностью автономно.

Робот оказался способен идентифицировать не только статические, но и движущиеся объекты, определяя, в какую сторону они направляются. При этом очевидно, что на основе тех же технологий возможно значительное повышение эффективности применения оружия в автономном режиме.

Испытания в Паксент-Ривер – это лишь одно из событий, связанных с робототехнической лихорадкой, охватившей «оборонку» развитых стран в последние несколько лет. Его первые признаки наметились в 1980-х, когда электроника начала стремительно «мельчать», появилось новое программное обеспечение и аппаратура наблюдения высокого разрешения. Кроме того, появление цифровых линий связи позволило увеличить эффективность обмена информацией, а распространение помехозащищенных радиостанций со «скачущей» частотой привело к тому, что забить связь с роботом на расстояниях в пару километров оказалось практически невозможно.

Между тем, параллельно росла мощь истребительного огня – появлялись высокоточные противотанковые средства, в войсках распространились автоматические гранатометы, возросла эффективность снайперов. Соответственно, появилась необходимость в «бездушных» бойцах, способных принять на себя первый удар, и при этом более «ремонтопригодных», чем их одушевленные коллеги.

В итоге предложение встретилось со спросом – и процесс пошел. В 1989 году в США приняли единую программу по робототехнике JRP. Ее главной задачей являлась разработка и принятие на вооружение семейства доступных и эффективных мобильных наземных робототехнических систем.

Одновременно работы велись в СССР — например, над роботизированным танком на базе Т-72. С начала 90-х развитие роботизированных комплексов в СССР по понятным причинам приостановилось. Однако в США оно шло полным ходом, и примерно с 2003 года на Западе наблюдается все усиливающийся бум военных роботов. В целом выделяются четыре основные профессии роботизированных платформ: разведчики, инженерные машины («саперы» и ремонтно-эвакуационные), транспортеры и, наконец, собственно «бойцы».

Как и в случае с летающими беспилотниками, все началось с разведчиков – сейчас это наиболее распространенные машины. Пожалуй, самые удачливые «шпионы» принадлежат к семейству роботов PackBot компании iRobot.

Разведчик этого семейства весит 20 кг и помещается в стандартный армейский рюкзак. Его можно, например, просто бросать через дверной или оконный проем в обследуемое здание: штуковина рассчитана на безболезненное падение с высоты более 2 метров на бетонный пол или даже сбрасывание с вертолета. Необычное гусеничное шасси позволяет легко преодолевать ступени лестниц. К тому же дополнительные гусеницы дают роботу возможность «вставать на цыпочки», чтобы, например, заглянуть в помещение поверх подоконника. На платформе PackBot можно установить очень широкий диапазон оборудования – миниатюрные минные тралы, манипуляторы, фонари, камеры, тепловизоры, химические датчики для обнаружения взрывчатки, специальные дробовики или водяные пушки для разрушения взрывных устройств.

Опытные образцы PackBot изготовлены в 2007 году, и с тех пор более 2000 этих машин прошли проверку в боевых условиях в Ираке и Афганистане, пользуясь неизменной популярностью у американских военных. Поступление в войска серийных образцов ожидается в 2011 году. Для программы FCS (боевые системы будущего) разработана облегченная версия – массой 13,4 кг.

Следующая ступень в развитии PackBot – микророботы — уже доведена до стадии первого рабочего прототипа. По условиям программы, финальная версия робота должна весить не более 1 фунта (450 г) и при этом быть достаточно «умной», чтобы самостоятельно обнаруживать и преодолевать препятствия на пересеченной местности. При этом робот должен быть достаточно дешев (не дороже $100) и прост для того, чтобы при необходимости им можно было легко пожертвовать.

Предполагается, что каждый солдат сможет нести с собой сразу несколько таких аппаратов и буквально разбрасывать их по полю боя. Основное предназначение машинок — быстрая организация на поле боя беспроводной сети для связи и обмена информацией в сложных условиях, однако разведывательные функции также не отменяются.

Развитие «саперов» также вполне успешно. Один из примеров — тральщик на шасси французского танка АМХ-30В2. Всего за 10 минут на нем монтируется аппаратура управления, и танк, оснащенный ножевым и электромагнитным тралами, комплектом датчиков и телекамер, дополнительной динамической защитой, готов к движению по минному полю. С одного командного пункта на бронемашине VAB можно управлять тремя тральщиками на удалении до трех километров. Роботизированный тральщик и транспортная машина разрабатываются и в рамках FCS.

Однако самое любопытное – это, разумеется, «бойцы». Начнем с наиболее легких машин. Первой реальной попыткой Пентагона создать боеспособного «механического пехотинца» стал робот SWORDS. Масса гусеничного робота, контролируемого оператором с расстояния в километр, составляла 45 кг, скорость 6 км/ч, автономность – 8,5 часов, дальность обзора – 800 м. Он мог нести на себе автомат М249 или крупнокалиберную снайперскую винтовку. В 2006 году SWORDS проходил испытания в армейском центре исследований Пикатинни Арсенал, причем робот использовался в составе пехотного отделения. В середине того же года роботы поступили в войска, а в 2007 году три SWORDS были отправлены в Ирак. Однако вскоре SWORDS преподнес ряд сюрпризов, вынудивших создателей отказаться от его применения в боевых условиях.

Впрочем, вскоре «неудачнику» нашлась замена. В мае 2008 года было объявлено о поставке для американской армии первого боевого робота MAARS, созданного на усовершенствованной платформе SWORDS. Отличия — более мощное вооружение (7,62 мм пулемет М240) и скорость, увеличенная до 12 км/ч. Машина постоянно находится в автономном режиме, но диспетчер может взять управление на себя. Предполагается, что эта схема позволит одному оператору работать с несколькими аппаратами.

При этом модульная компоновка MAARS позволяет устанавливать на него чрезвычайно широкий спектр оборудования. Планируется поставка 1700 таких машин до 2014 года. Все они должны поступить в 12 сухопутных бригад ВС США из расчета 1 робот на 26 военнослужащих.

Параллельно идут работы и над более тяжелыми аппаратами. Так, в США в рамках программы FCS разрабатывается семейство боевых робототехнических машин АRV на 6-колесной платформе. В зависимости от модификации они могут оснащаться ПТРК Javelin (4 контейнера), 7,62-мм пулеметом и автоматической пушкой. Предполагается, что ARV будут автономными. Опытный образец планируется изготовить в 2011 году.

В Израиле разработан многоцелевой аппарат Guardium на базе четырехколесного багги, который может применяться для патрулирования местности, сопровождения автоколонн, ведения разведки и радиоэлектронной борьбы, подвоза боеприпасов и оказания огневой поддержки войскам. К средней весовой категории относится и британский MACE.

Наконец, верхом массивности являются машины, разрабатываемые на базе тяжелой бронетанковой техники. Так, в декабре 2007 года компания BAE Systems представила первую информацию об автоматическом танке Black Knight («Черный рыцарь). Пока речь идет об исследовательском прототипе, который позволит отработать конструкцию танка-робота и принципы его боевого применения. В разработке машины широко используются компоненты БМП «Брэдли». «Рыцарь» весит 9,5 т, мощность двигателя – 300 л.с. Танк может управляться либо с мобильного пульта управления, либо из специализированной БМП «Брэдли». При этом обеспечивается двусторонний обмен данными – оператор получает информацию с визирных средств танка.

Ряд технологий автоматического управления танком уже отработан на испытаниях в 2006 году. В частности, отработан принцип планирования маршрута движения по пересеченной местности, маневрирования при движении по заданному маршруту, а также огибания препятствий. В январе 2007 года было проведено еще несколько испытаний танка на полигоне Форт-Нокс. В частности, была продемонстрирована возможность самостоятельного выдвижения машины на огневую позицию, контроля цели и ее поражения. При этом, как обычно, старательно подчеркивается, что решение на ведение огня всегда отдавалось оператором.

Это «подчеркивание» вовсе не случайно. Случаи самопроизвольных сбоев и выхода из под контроля автоматизированных комплексов — отнюдь не редкость. Самый известный эксцесс такого рода произошел в Южной Африке, когда сбой в компьютере автоматической зенитной пушки привел к гибели 9 человек. Более мелкие неурядицы исчисляются десятками.

Так, наиболее значимой причиной отказа от боевого применения SWORDS стал инцидент, когда робот навел оружие на американского солдата. Эта история произвела крайне неприятное впечатление в войсках и спровоцировала отказы военных как-либо взаимодействовать с вооруженными роботами. В итоге программное обеспечение SWORDS пришлось полностью заменить. Как следствие, официально декларируется, что американские роботизированные комплексы не могут применять оружие самостоятельно.

Впрочем, кое-где к «комплексу Франкенштейна» относятся с большим хладнокровием. «Существующие боевые роботы не умеют действовать полностью самостоятельно, ими управляют операторы. Однако наш может самостоятельно обнаруживать подозрительные движущиеся объекты, преследовать их и даже открывать огонь на поражение в том случае, если нарушитель войдет в запретную зону и не сможет предъявить соответствующих полномочий», — обещает Санг Ли Хан, один из главных разработчиков «Разумного патрульно-охранного робота», предназначенного для армии Южной Кореи.

Аппарат оснащен системой распознавания речи, которая позволяет оценить ответ на обычные вопросы: «Стой! Кто идет?», «Назовите пароль» и т.п. Если нарушитель не сможет предъявить верный код доступа, робот включит сирену и прикажет ему остановиться. В случае же неподчинения он способен открыть огонь пластиковыми пулями, а если этого окажется недостаточно, в ход будет пущен пулемет.

При этом есть смутные подозрения, что американские разработчики в действительности ничуть не «консервативнее» южнокорейских, и режим автономного применения оружия у роботов «made in USA» благополучно присутствует или может быть введен в действие в кратчайшие сроки.

Традиционный вопрос – а что в России? Здесь в 2008 году создан комплекс мобильных боевых роботов МРК-70 «Печенег», в который входит 2 типа роботов.

Боевой робот на гусеничном шасси МРК-27БТ несет на телескопической штанге 7,62-мм пулемет «Печенег», 2 реактивных огнемета «Шмель» и 2 реактивных штурмовых гранаты РШГ-2. Наведение комплекса вооружения осуществляется с помощью телекамер. Масса МРК-27БТ составляет 180 кг, скорость на местности до 2,5 км/ч, автономность четыре часа.

Его «компаньон», малогабаритный колесный робот МРК-02Н, предназначен для дистанционного поиска и определения целей, а также их лазерной подсветки. Оснащен телекамерами и тепловизором. Эту машину также можно снабдить стрелковым оружием или нелетальными средствами либо установить устройства для производства взрывных работ или разминирования.

Предполагается, что в линейку машин на базе нового танка Т-95 будет входить и роботизированная боевая машина.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Евгений Пожидаев
www.rosbalt.ru

всего: 674 / сегодня: 2

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире