Китай может потерять свой статус

Китай может потерять свой статус

В стране и миреВ мире
Роль Китая в современной мировой экономике представляется невероятно важной, и когда, как не в юбилей КНР, стоит об этом поговорить...

Напомним, что 60 лет назад именно заявление Мао Цзэдуна о появлении нового государства - Китайской Народной Республики, стало основанием для США начать «экономическое чудо» в Японии, на Тайване и в Гонконге, пустив продукцию этих стран на свои внутренние рынки. Напомним, что желание Мао Цзэдуна построить собственную независимую «технологическую зону» вызвало выход Китая из аналогичной советской зоны, что не только потребовало организации ряда провокаций на китайско-советской границе (из которых наиболее известна случившаяся на острове Даманском), но и дало США ресурс, который, возможно, позволил им «проскочить» момент объективного поражения в холодной войне в начале 70-х гг.

Китай, сначала с помощью США, а потом - и Европы, и Японии, и России (уже после распада СССР), активно продвигался на пути построения собственной технологической зоны, однако с одним из важных параметров такой зоны - самодостаточностью экономики, у него были определенные проблемы. Дело в том, что основным мультипликатором роста в этой стране оставался экспорт (в первую очередь, в США), а это означало принципиальную зависимость от внешнего фактора. И для руководства этой страны к началу 90-х гг. встал принципиальный вопрос: закончить все-таки построение собственной технологической зоны (операции, которая последний раз в истории удалась Сталину в 30-е гг. ХХ века), или попытаться стать частью единственной оставшейся после распада СССР технологической зоны - американской, получив в ней лишь особый статус, который давал бы Китаю определенную свободу маневра.Первая проблема требовала решить ту задачу, которую в СССР поставили и решили на границе 20-30-х гг. прошлого века, а именно - создания в стране рынка потребителей высокотехнологической (на соответствующий момент времени) продукции. Крестьянину (что в СССР, что в Китае) совершенно не свойственно потреблять внешние ресурсы, а значит, необходимо радикально изменить его психологию. Сталин для этого использовал коллективизацию - фактически не трогая крестьянина как носителя патриархальных устоев, хотя и стимулируя (частично, во всяком случае) его уход из деревни, он создал колхозы как некую прокладку между промышленностью и населением, которая и стала главным потребителем промышленной продукции. Фактически Сталин искусственно сконцентрировал капитал, находящийся на руках населения, хотя сделано это было достаточно жесткими способами.

Действительно, если у нас есть 100 000 человек, у каждого из которых есть $10 000 (валюта выбрана исключительно с целью уменьшить количество нулей), то для них имеет смысл создавать автомобильную промышленность. Если у нас есть 1 миллиард человек, у каждого из которых есть 1 доллар - не то что автомобили, велосипеды им особо не продашь. Так что экономический смысл действий руководства СССР в части коллективизации вполне понятен.

Ситуация в Китае - несколько иная. В отличие от СССР, у которого внешнего рынка вообще не было, у Китая он изначально был (американский). А значит, у него не было необходимости разрушать патриархальный сельский мир. Китайское руководство просто «выводило» из этого мира необходимый для продолжения реформ объем рабочей силы, который тем самым практически сразу попадал в совершенно другой уровень и стандарт потребления.

И китайское руководство каждый раз, когда нужно было принять решение о начале перехода на внутренний спрос, откладывало эту проблему, и в конце концов решило окончательно отказаться от построения самодостаточной технологической зоны. Что стало главной причиной - страх перед почти миллиардным китайским крестьянством, которое очень не хотелось выводить из состояния «гомеостаза», желание максимально ускорить процессы технологической модернизации, внутренние политические причины, а может быть, что-то другое, сегодня уже не так важно. Важно, что с середины 60-х гг. Китай прочно вошел в американскую систему разделения труда, отказавшись от создания собственной.

Когда кризис начался (точнее, когда уже стало очевидно, что он начнется), китайское руководство оказалось в сложном положении. Оно объявило о переходе к переориентации на внутренний рынок, но такая работа требует десятилетий, которых уже точно не было. А поскольку главный механизм кризиса - падение спроса в США (в т. ч. и на китайский импорт), то вплотную встал вопрос: как стимулировать падающую экономику и куда девать избыточную рабочую силу? На первый вопрос пока выбран ответ в рамках тех же механизмов, что применяются в России, т. е. идет накачка экономики деньгами из резервных фондов (только в сильно больших масштабах). А на второй пока ответа нет - поскольку даже успешный переход на внутренний спрос (крайне маловероятный) вызовет падение уровня жизни наиболее активной части населения Китая последних десятилетий в разы (если не на порядок). А если переход будет неуспешным - проблем будет еще больше.

Отметим, что руководитель Китая Ху Цзиньтао дал в своей юбилейной речи четкий ответ на вопрос о том, какими методами будет решаться проблема: по его мнению, только социализм может спасти Китай. Но что будет в реальности - большой вопрос, а пока Китай не только не станет «локомотивом», который сможет вытащить всю остальную мировую экономику, как вещали некоторые эксперты, но даже не очень понятно, сможет ли он сохранить свой статус мировой «производственной площадки».

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 734 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире