Почему в Бурятии самые высокие тарифы на тепло и воду?

Почему в Бурятии самые высокие тарифы на тепло и воду?

В стране и миреВ стране
Среди жителей столицы Бурятии, и простых обывателей, и людей, облеченных властью, и даже самих работников энергетической отрасли, найдутся единицы тех, кто понимает, сколько, а самое главное, за что все мы платим, относя деньги в кассу ТГК-14. А те, кто понимает, молчат.

Часть 1. Почему у нас самые высокие тарифы на тепло и горячую воду?

«Шкура пятая» — высокие нормативы потребления для населения

Наша плата за коммунальные услуги имеет две составляющие и образуется следующим образом: тариф умножается на норматив потребления.

Так рассчитывается сумма, которую все мы платим за отопление одного метра нашей квартиры. Тариф в 896,45 рубля/Гкал (утверждается РСТ) умножаем на норматив потребления тепла в 0,0233 Гкал/кв.м в месяц, добавляем 18 процентов налога на добавленную стоимость (НДС) и получаем следующую цифру — 24,65 рубля/кв.м в месяц. Именно эту общую для всех цифру мы и умножаем на количество квадратных метров площади нашей квартиры и получаем свою сумму нашей платы за отопление.

Из этого примера видно, насколько важен норматив потребления. Ведь если бы мы платили по нормативу 0,0223 Гкал/кв.м в месяц, принятому в Чите, то даже при нашем высоком тарифе (в Чите для сравнения: 525,16 рубля/Гкал) отопление одного квадратного метра нам обходилось бы больше чем на рубль дешевле.

Действующие завышенные нормативы потребления коммунальных услуг были приняты еще шесть лет назад Улан-Удэнским городским Советом депутатов, возглавляемым Геннадием Айдаевым, который совмещал не так давно пост мэра и председателя совдепа. С 2006 года все нормативные документы, на основании которых были приняты эти нормативы, уже отменены. Однако городские депутаты за три года так и не нашли время, чтобы заняться столь важным для горожан делом и принять новые, более разумные нормативы, приняв во внимание и опыт соседних городов, находящихся в одном с Улан-Удэ климатическом поясе.

Любимой же «отмазкой» народных избранников до сих пор было то, что, поскольку тарифы на тепло и электричество для населения утверждают не они, а РСТ, якобы они не виноваты в том, что улан-удэнцы платят в два раза больше, чем читинцы, за отопление и горячее водоснабжение. Хотя это, как мы убедились, далеко не так. Тем непонятнее их бездействие в отношении принятия новых нормативов потребления.

Жилищная инспекция Бурятии, которая должна вести мониторинг нормативов потребления и наказывать нарушителей, этим делом тоже не занимается. Тем временем высокие нормативы, как один из «доильных» или «шкуродрательных» способов, продолжают с успехом работать.

«Шкура шестая» — высокий единый тариф за тепло по городу

Это самая болезненная и дорогая шкура для потребителей тепла от ТГК-14. Но для начала нужно разобраться, что это за единый тариф (в 2009 году 896,45 рубля/Гкал) для них и откуда он взялся.

История эта не такая уж давняя и начинается с «апрельской революции» 2006 года, когда к власти в области теплоэнергетики в Улан-Удэ пришла ТГК-14. Произошло тогда следующее. С 1 апреля того года ТГК-14 заменила МУП «Улан-Удэнская энергетическая компания» (сейчас филиал ОАО «ТГК-14» «Улан-Удэнский энергетический комплекс») в качестве «единого поставщика» тепловой энергии и горячей воды для жителей Улан-Удэ. До этого МУП «УУЭК», владеющее тепловыми сетями, покупало по тарифу для ТГК-14 на ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 теплоноситель и худо-бедно, но с гораздо меньшими потерями, чем сейчас, доводило его до домов горожан. После «революции» Улан-Удэнская энергетическая компания была со всеми потрохами и персоналом отдана ТГК-14.

«Сдали город» ТГК-14 тогда два человека. Еще в феврале 2006 года президент Бурятии Леонид Потапов, мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев и генеральный директор ОАО «ТГК-14» Владимир Алферов подписали соглашение «О порядке взаимодействия в сфере теплоснабжения», по которому власть в теплоэнергетике столицы Бурятии переходила к Алферову.

Сегодня ТГК-14 уже с новым главой Сергеем Васильчуком скупает теплоноситель со всех ведомственных котельных и как единый поставщик тепла и горячей воды поставляет его всем нам по единому для города тарифу. Интересно, что тариф отдельно на тепло с ТЭЦ-1 гораздо меньше единого по городу и составляет 548 рублей 75 копеек за Гкал.

Тариф для ТЭЦ-2 в этом году вообще не принят, но если разделить заявленные затраты на производство тепла на ТЭЦ-2 (568 млн. 351 тысячу рублей) на ее «полезный отпуск», то есть на то, сколько она намеревается произвести тепла (903,2 тысячи Гкал), то условный тариф равен 629 рублям 26 копейкам. Что тоже существенно ниже единого городского тарифа.

Столь высокий общий тариф получается при следующей операции. Сначала складываются затраты всех городских и ведомственных котельных, обеих ТЭЦ на производство тепла (1880727 тысяч рублей) и затраты на содержание сетей (280151 тысячу рублей), а затем все это делится на «полезный отпуск» всех ТЭЦ, котельных и тепловых сетей (2410,474 тысячи Гкал). В итоге и получается сумма единого тарифа — 896,45 рубля за Гкал. Что касается потерь, то затраты на производство этих 481 тысячи Гкал присовокупляются к общим затратам, а при окончательном расчете тарифа не учитываются, то есть общая сумма затрат делится на гораздо меньшую сумму «полезного отпуска», чем могло бы быть. Таким образом, оплата абсолютно всех потерь в сетях ТГК-14 ложится не на эту компанию, а опять же на наши с вами плечи.

Если хотя бы часть потерь вошла в сумму общей выработки тепла всех ТЭЦ и котельных, то ТГК-14, что вполне логично, взяла бы на себя какую-то часть потерь. Однако этого, как и следовало ожидать, не происходит.

С точки зрения здравого смысла для того, чтобы снизить затраты и нагрузку на население, можно было бы просто подключить потребителей тепла, вырабатываемого на ведомственных котельных и котельных УУЭК, к общей системе ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, а сами затратные и вредные для окружающей среды котельные закрыть. Однако с точки зрения получения прибыли за счет высокого тарифа ТГК-14 сама на это никогда не пойдет, если не заставят ее по закону.

— Действия ТГК-14 прямо противоречат двум федеральным законам, которые обязывают устанавливать тариф для каждой производящей организации, — говорит другой член Союза военнослужащих «Защита» Виктор Давыдов. — У нас есть письмо из Минрегионразвития, где на основе законов разъясняется следующее: нельзя устанавливать единый тариф для предприятий, не связанных единой системой труб. Мы видим, что в Улан-Удэ имеют место прямые нарушения законодательства.

«Шкура седьмая» — ежегодное увеличение тарифа

Снятие этой шкуры — процедура не менее болезненная, чем предыдущая. Дело в том, что тарифы на тепло и горячую воду не раз в последние годы резко повышались. Были повышения даже на 60 процентов, а последний экстремальный случай произошел в конце 2004 года, когда тарифы на следующий 2005 год увеличились на 44 процента. Многие эксперты, в том числе и президент Бурятии Вячеслав Наговицын, высказывали мысль, что после такой операции ТГК-14 может еще лет десять жить припеваючи и вообще не просить повысить тарифы.

Тем не менее после 2005 года жители столицы Бурятии каждый год платят за теплоноситель больше, так как тариф на тепло с неуклонным постоянством растет. Хотя и не намного — примерно на величину официальной инфляции в России. Например, в 2008 году мы платили за Гкал 788,13 рубля, а в этом году тариф увеличился на 13,74 процента и составил известные 896,45 рубля.

В новом, 2010, году, скорее всего, всех нас ждет неприятный подарок, когда рост тарифа на тепло составит уже 15 процентов. В ТГК-14 такую необходимость объясняют тем, что им предстоит ввести в действие новый турбоагрегат мощностью 100 мегаватт и стоимостью покупки, перевозки и установки примерно в 2 млрд. рублей. Напомним, что эту турбину хотят установить взамен одной из двух турбин, взорвавшихся во время крупной аварии в феврале 2008 года, когда турбинный цех ТЭЦ-1 был наполовину разрушен.

В конце сентября этого года Вячеслав Наговицын и глава ТГК-14 Сергей Васильчук подписали соглашение об «инвестиционной программе ТГК-14», а президент Бурятии во всеуслышание заявил о том, что правительство Бурятии согласно с тем, чтобы тариф на тепло вырос не на тринадцать, а на пятнадцать процентов.

Однако неразъясненными остаются две вещи. Во-первых, почему мы, покупая продукт в виде теплоносителя, должны оплачивать еще и какую-то инвестиционную программу продавца, у которого по собственной халатности взрывается оборудование? А во-вторых, почему турбину устанавливают на старой ТЭЦ-1, пережившей все свои сроки эксплуатации, а не на более новой ТЭЦ-2? Ведь если бы турбину устанавливали там, то это считалось бы новым строительством, а не ремонтом, как на ТЭЦ-1. А по закону закладывать в тариф инвестиции в новое строительство, в отличие от ремонта, нельзя. Таким образом, вполне можно было бы не напрягать население Улан-Удэ нагрузкой в виде более высокого тарифа на тепло.

Тем не менее турбину будут ставить на разваливающейся ТЭЦ-1, а затраты на ее покупку опять упадут на безропотных жителей столицы Бурятии. Таким образом, уже сейчас нужно быть готовым к тому, что известный тариф вырастет на 15 процентов и достигнет небывалой высоты в 1030 рублей 91 копейку за Гкал.

Новый руководитель Республиканской службы по тарифам Оксана Чебунина пока ничего не сообщает о возможной величине тарифа. Через свою пресс-службу она заявила «Информ Полису» о том, что во время продолжающейся тарифной сессии она почему-то не дает никаких интервью.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1105 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире