Зарубки для памяти

Зарубки для памяти

В стране и миреШоу-бизнес
Уходящему 2009 году, как говорится, на роду было написано – войти в историю. Как-никак – первый год, целиком прожитый под знаком глобального кризиса.

Год, когда кризис системы империализма, капиталистических экономических отношений, которые после крушения социалистического блока многим казались безальтернативным настоящим и будущим человечества, выявил их тупиковость, бесперспективность. «Пропагандистские коммунистические сказки» оказались самой что ни на есть реальностью. А «Капитал» Маркса вновь стал настольной книгой для специалистов.

Впрочем, в России, вот уже без малого два десятилетия живущей в условиях перманентного кризиса, и здесь многое наособинку. Когда стало ясно, что уверения высших руководителей страны в том, что Россия-де – «остров благополучия в океане кризиса» – глупость или блеф, ставка была сделана на другое. А именно – на катастрофический опыт россиян в течение тех самых последних десятилетий. Миллионы людей остались без работы, десятки миллионов не получают вовремя заработную плату? Ничего! В 90-е и похуже бывало. Тогда вообще дефолт случился, а все бюджетники сидели без денег.
И ожидание неких глобальных событий сменилось для многих переживанием своих собственных, вроде бы частных, а не глобальных проблем и бедствий. Вместо предрекаемого катаклизма – вялотекущая болезнь, из-за этой вялости ставшая привычной и будто бы даже нестрашной. Российская власть охотно пользуется, более того – провоцирует такое отношение к происходящему. Мол, не так страшен кризис, как его малюют, на самом-то деле – стабильность, дескать, и почти благополучие. Главное для власти, чтобы так все и продолжалось: без потрясений и без изменений
Между тем в 2009-м в России произошло множество знаковых событий, событий-символов, просто кричащих о необходимости изменений. Иначе – беда. Эти символы – зарубки для памяти, а главное – для будущего. Чтобы понять смысл событий-символов и сделать нужные выводы, чтобы наступающий 2010-й стал годом движения вперед, а не разочарований.
А теперь вспомним и еще раз задумаемся над некоторыми символами 2009-го.

Пикалёво. Название этого 20-тысячного городка, до недавнего времени мало кому известного, стало прежде всего символом провала политики «частного эффективного собственника», а также тщеты «ручного регулирования» ради пиара. Характерно, что тем самым «эффективным собственником» в Пикалёво оказался богатейший россиянин 2007 года Олег Дерипаска, на спасение капиталов которого государство потратило миллиарды. А не слишком удачливым ручным управляющим – Владимир Путин. Эта пара даже сцену из спектакля «Пикалёво» для страны разыграла.
Таких точек напряжения в уходящем году в России было множество. Но Пикалёво стало именем нарицательным для явления. И потому, что именно в этом городе люди не выдержали, перестали писать слезные письма с просьбами о помощи, а в прямом смысле слова вышли на большую дорогу. Некоторые плоды это принесло. По крайней мере, такой способ оказался более действенным, нежели тихое ожидание, когда рассосется кризис, большее похожее на умирание.
Результаты оказались все же весьма половинчатыми. Ручное управление не дало твердой уверенности в будущем: в любой момент кризисная ситуация в Пикалёво может повториться и обостриться.
Какой же вывод? Любая борьба лучше, нежели ее отсутствие. Однако к организованному и последовательному отстаиванию своих прав граждане в массе своей еще не готовы. Не готова к этому и главная оппозиционная сила страны – КПРФ, из чего коммунистам надо делать выводы – и как можно скорее.

Саяно-Шушенская ГЭС. Это грандиозное сооружение и раньше было символом. Символом величия советской инженерной науки, техники, промышленности. Одним словом, состоятельности советской системы. Катастрофическая авария, по официальным данным, унесшая 75 жизней (по другим – более ста) в одночасье превратила СШ ГЭС в символ надвигающегося техногенного коллапса. «На исходе советская прочность» – так назывался один из материалов газеты, посвященный этой теме. Катастрофа показала – советская прочность израсходована полностью нынешней властью, умеющей только паразитировать. И опять-таки не случайно, что лицом катастрофы стал одиозный Анатолий Чубайс, «реформатор энергетики» – и не только энергетики.
Как всегда, Чубайс остался безнаказанным. По крайней мере, парламентарии-«единороссы», расследовавшие аварию, вины Чубайса в случившемся не обнаружили. И это самое что ни на есть актуальное доказательство: разрушительный политический курс 90-х, олицетворением которого стал в том числе Чубайс, несколько мимикрировал, но по сути не изменился.
«Железо восстановим, людей не спасти», – заявил Путин, приехавший на аварийную ГЭС. Не только спасать людей, но и восстанавливать сложнейшее советское «железо» современная Россия не в состоянии. Вопрос, когда будет запущена ГЭС (и будет ли запущена вообще), на фоне ее нынешнего плачевного состояния кажется уже не таким важным. Потому что замерзающая плотина аварийной станции – не просто многомиллионные убытки. Это страшная угроза, залог катастрофы огромного масштаба. А еще ежесекундное напоминание – инфраструктура деградирует по всей стране, а, значит, никто не в безопасности.
Помнить об этом надо не для того, чтобы просто бояться. Помнить надо, чтобы в будущем подобное не повторилось. Но без смены экономического и политического курса этого не добиться.

КТО. Эта аббревиатура в прошедшем году также наполнилась новым смыслом. Вообще-то КТО – это контртеррористическая операция. 2009-й мог бы стать годом формального окончания необъявленной чеченской войны. В апреле в Чеченской Республике был отменен действовавший много лет режим контртеррористической операции. Так значит, мир?
Но кто же победил в этой длившейся полтора десятилетия войне? И можно ли говорить об ее окончании? Ведь год на Северном Кавказе выдался особенно неспокойным и не мирным. Взрывы и выстрелы, теракты и покушения происходили в Ингушетии и Дагестане, ставших настоящими горячими точками, а также во вроде бы умиротворенной Чечне, напряженность ощущается в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. По официальным данным, рост числа терактов в регионе за 11 месяцев этого года по сравнению с таким же периодом прошлого года составил примерно 30%.
В одном Дагестане в этом году проведено 18 КТО и более 100 разведывательно-поисковых операций. В республике удвоилось число нападений на сотрудников органов правопорядка. Если в прошлом году таких случаев было100, то в этом уже 193. В 2009 году погибли 76 и были ранены 155 работников правоохранительных органов. Убит министр внутренних дел Дагестана А.Мамедтагиров. При проведении операций погибли 15 и были ранены 30 гражданских лиц. При оказании вооруженного сопротивления ликвидированы 135 (в 2008 году – 77) и задержаны 108 (в 2008 году – 97) участников диверсионно-террористических групп.
Сводки – вполне военные. Не легче и в Ингушетии, где 22 июня в результате покушения был тяжело ранен президент республики Юнус-Бек Евкуров. Только 17 августа в результате взрыва РОВД в Назрани погибло не менее 25 милиционеров.
В Чечне тоже происходили теракты, нападения, убийства правозащитников и политиков, оппозиционных действующей власти (в том числе и за пределами республики).
Нет, это не мир, это все более расползающийся и разгорающийся конфликт. По официальным данным, катастрофа «Невского экспресса» (тоже символ – элитный поезд на главной железнодорожной трассе, идущий под откос) в Тверской области, когда погибли 27 человек – результат теракта. И главная версия – кавказский след.
Так о каких победах можно говорить? Но если победитель – президент Чечни Рамазан Кадыров, неудивительно, почему так символически умолчали наши электронные СМИ годовщину, которая приходится как раз на эти декабрьские дни. Пятнадцать лет назад, 11 декабря 1994 года подразделения Минобороны и МВД России вошли на территорию Чечни на основании указа президента Ельцина. Началась «первая чеченская», плавно перешедшая сначала – во «вторую чеченскую», а затем – в нынешний странный мир под знаком КТО.
Сегодня и завтра – пятнадцать лет одному из самых трагичных событий новейшей истории России – новогоднему штурму Грозного, когда не только бандиты, но и высшее политическое и военное руководство страны спалило сотни молодых жизней.
Что же получается, официально забыт подвиг и трагедия 31-й отдельной Майкопской мотострелковой бригады? В ту новогоднюю ночь бригада потеряла 189 человек убитыми, пленными и пропавшими без вести, 20 танков Т-72 из 26, 102 БМП из 120, все 6 ЗРПК «Тунгуска» зенитного дивизиона.
«Мальчики умирали с улыбкой на устах», – через несколько недель после кровавого штурма сказал тогдашний министр обороны Павел Грачёв. Тот самый, который накануне операции пообещал, что наведет порядок «за два часа силами одного парашютно-десантного полка». «Два часа» вылились в долгие пятнадцать лет.

«Думский демарш». Массовая фальсификация итогов региональных выборов в октябре со всей очевидностью продемонстрировала, куда в обстановке кризиса направлен вектор и без того хилой российской демократии. Нарушения были столь массовыми и беспардонными, что несколько смутили даже президента Медведева. А парламент из места, «непредназначенного для дискуссий», которым он стал при всевластии «Единой России», вдруг, хотя и на короткое время, превратился в арену политической борьбы. То есть в то, чем и должен являться парламент демократической страны.
Конечно, это «короткое время» ничего не решает. Однако демонстрирует не до конца используемые оппозицией возможности борьбы. Овладевать этими возможностями надо как можно быстрее, так как честные выборы на блюдечке никто не принесет.

«Хромая лошадь». Трагедия в пермском ночном клубе, унесшая жизни 152 человек, выявила чудовищные приметы нынешней российской жизни буквально во всем: от алчности, бессовестности и безответственности «хозяев жизни» (будь то хозяева или состоятельные посетители ночного клуба или чиновники, отвечающие за безопасность), до системной коррупции и ужасающих провалов «национальных проектов». Оказалось, что в Перми просто нечем лечить серьезно пострадавших.
Бессмысленность гибели такого огромного числа людей ужаснула, в который раз подтвердив: так жить нельзя. Появилась даже горькая шутка: «Коней на переправе не меняют. Но если конь – это хромая лошадь?» Только вот хромая лошадь стала в 2009 году образом всей нашей страны, которую тем, кто ее любит, для кого она единственная родина, – не поменять. Но жизнь в стране менять необходимо – потому что хромая лошадь не способна ни к модернизации, ни даже просто к выживанию.

Россия – страна большая и разная. Вот и в эти предновогодние дни где-то метут снега и трещат морозы, а где-то почти по-весеннему тепло. Например, в якутском городе Витим 30 декабря температура опустилась до минус 44 градусов, а в будущей столице зимней олимпиады Сочи поднялась до плюс девяти. Ну а в столице официальной, Москве, погода никак не определится: то трескучий мороз, то оттепельная слякоть, то штормовое предупреждение – с метелями и ветрами.
Также непонятно пока, куда повернет наступающий 2010-й: на шторм или слякоть, на новые разочарования или активные действия. Но это уже зависит не столько от капризов погоды, сколько от нас самих.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 421 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире