Дагестан: Выборы на крови

Дагестан: Выборы на крови

В стране и миреВ мире
Информационную паузу, обычную для новогодних праздников, в наступившем году заполнил не традиционный телесериал «Украина против Газпрома», а боевые сводки из Дагестана.

Начиналось все празднично. В первом же выпуске телевизионных новостей республиканские чекисты отрапортовали о том, что в новогоднюю ночь ликвидировали в Хасавюрте «командующего Дагестанским фронтом» Умалата Магомедова вместе с тремя подручными. При обыске у него обнаружили записные книжки, из которых следовало, что Магомедов отвечал за распределение финансов среди боевиков на территории Дагестана. Суммы в сообщениях фигурировали внушительные, источниками финансирования были названы Саудовская Аравия, Турция, Грузия и Азербайджан. Стало ясно, что не зря за неделю до этого президент Дагестана Муху Алиев награждал личный состав республиканского УФСБ.

Но как ты год встретишь, так его и проведешь. Меньше чем через неделю рядом с Махачкалой «Нива», набитая взрывчаткой и артиллерийскими снарядами, попыталась прорваться на территорию базы ГИБДД, где в это время проходил утренний развод. В результате атаки террориста-смертника погибло шесть человек, еще 24 получили ранения.

Судя по всему, ваххабиты провели правоохранительные органы с помощью детской уловки. За два часа до атаки они бросили гранаты во двор дома советника министра природных ресурсов и окружающей среды Дагестана. Только одна из них взорвалась, и от взрыва никто не пострадал. И пока местные силовики пытались сообразить, кому понадобилось «взрывать» мелкого чиновника, полгода назад ушедшего в отпуск без содержания, «Нива» с боевиками беспрепятственно следовала в сторону базы ГИБДД.

Жертв от взрыва могло быть на порядок больше, если бы не мужество экипажа милицейского «УАЗика», протаранившего смертоносную «Ниву». Другим чудом в рождественский сочельник стало то, что через несколько часов чекисты смогли найти мощное взрывное устройство, которое террористы заложили на железнодорожных путях в Махачкале.

Подобной наглости от боевиков в Дагестане, да и в федеральном центре, не ожидали. Президент Дмитрий Медведев потребовал от главы ФСБ Александра Бортникова усилить контроль за ситуацией на Северном Кавказе и тщательно разобраться в обстоятельствах теракта в Махачкале.

Всего один день потребовался ФСБ, чтобы восстановить status quo. 8 января Бортников уже докладывал Д.Медведеву, что его спецназовцы уничтожили двух боевиков, причастных к взрыву в Махачкале. Ими оказались боевики Ичикаев и Казаалиев, члены банды убитого в Новый год Умалата Магомедова. По словам А.Бортникова, «в отношении этой банды мы давно работаем и представляем по именам практически всех членов этой бандитской группировки». Конечно, остается вопрос, что же мешало при такой осведомленности отловить этих бандитов раньше, ведь после теракта на поиск Ичикаева и Казаалиева потребовалось всего несколько часов. Но по итогам разговора с президентом, глава ФСБ остался в выигрыше. «В том, что касается бандитов, наша политика остается прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует», − сказал ему Медведев. По сути, ФСБ получила карт-бланш на силовые методы решения террористической проблемы в Дагестане и на Северном Кавказе в целом.

В то время, когда А.Бортников отчитывался в Горках, другой силовой министр – Р.Нургалиев – был отправлен в Махачкалу с проверкой. Боевики не стали упускать уникальную возможность еще раз показать, кто сейчас в Дагестане заказывает музыку. И пока Р.Нургалиев в госпитале «под камеры» федеральных каналов награждал погибших и выживших, в центре Махачкалы двое неизвестных расстреляли милиционера. Силовая акция простая и доходчивая: москвичи уедут – ваххабиты останутся.

Надо сказать, что сведения о событиях в Махачкале имели мировой резонанс. По имиджу России был нанесен очередной удар, а ситуация в Дагестане стала темой для всех мировых СМИ. Тем более, что забугорным журналистам было с чем сравнивать: параллельно с событиями в России, террористический триллер разворачивался в Детройте.

Любопытно, что большинство журналистов в своих материалах отмечают связь между кровавыми событиями января и грядущим выбором Медведевым кандидата на пост президента Дагестана. По мнению политологов, «ваххабиты активно включились в процесс утверждения кандидата на пост президента Дагестана, который рассматривается ими как ключевой регион создания «Имарат Кавказа» (Кавказского эмирата). Поэтому для них исключительно важно, чтобы у власти в республике оказался несамостоятельный человек, или по крайней мере политик, с которым они смогут выстроить неформальные отношения».

Политолог Арбахан Магомедов, которого цитирует влиятельная немецкая газета Frankfurter Allgemeine, связывает эскалацию насилия в Дагестане с борьбой за власть накануне принятия решения о том, кто станет президентом республики. Срок полномочий нынешнего президента Муху Алиева истекает в феврале, и нет никакой уверенности в том, что он будет оставлен Кремлем в своей должности. Согласно Магомедову, различные кланы правящей "элиты", которая в последнее время заметно усилили свою криминальную активность, соперничают в борьбе за влияние в связи с ожидаемым переделом власти. Важные посты в административных структурах дают возможность заметно улучшить собственное материальное положение. Поэтому для кланов все средства будут хороши, чтобы доказать бессилие Алиева.

С этой точки зрения становится ясна цель кампании по дискредитации нынешнего президента Муху Алиева, запущенная в прессе. Его жесткая позиция сильно стесняет движение ваххабитов, которое поддерживается иностранными деньгами. Однако события последних десяти дней могут перечеркнуть результаты четырех лет его работы по сдерживанию экстремизма.

С другой стороны, Кремль может сделать ставку на кандидата, который сможет гарантировать стабильность в регионе за счет влияния своего клана или отстроенных бизнес-отношений. Такими кандидатами по мнению СМИ, могут стать Магомедсалам Магомедов, сын бывшего президента Дагестана, или Сайдгусейн Магомедов, который длительное время возглавляет дагестанское управление Федерального казначейства. Оба эти кандидата имеют за спиной мощные кланы, а их люди расставлены на руководящих должностях в большинстве районов республики. С приходом к власти одного из этих кандидатов, можно ожидать снижения активности ваххабитов, за счет «неформальных договоренностей». Тем более, что дербентские события показали республиканским политикам, что организованные протестные акции, могут быть действеннее, чем взрывы бомб, когда речь идет о политической игре с федеральным центром.

В любом случае, первая неделя 2010 года спутала все карты для профессионалов и любителей политических прогнозов. Кремлю теперь предстоит не только выбрать лояльного себе кандидата на пост президента Дагестана, но и определиться с тем: «борьба» или «компромисс» с ваххабитами станет главной пунктом российской политики на Северном Кавказе в ближайшие годы.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 526 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире