Бюджетников толкают в бизнес

Бюджетников толкают в бизнес

В стране и миреВ мире
Государство снимает с себя обязательства по полному финансированию бюджетных учреждений

В феврале Госдума приняла в первом чтении законопроект З08243-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений».
За юридической формулировкой скрывается вполне материальное содержание: совсем скоро, с 1 января 2011 г., государство снимет с себя обязательства по полному финансированию основной массы бюджет­ных учреждений страны, которые взамен получат дополнительную экономическую свободу.

КУ, АУ и БУНТы

Согласно законопроекту, все бюджетные учреждения страны будут поделены на три группы.

Первая — так называемые казенные. Это органы власти и управления, тюрьмы, силовые и военные ведомства, детские дома, психиатрические лечебницы, лепрозории и т.п., которые будут субсидироваться по-прежнему в полном объеме, а свои доходы отправлять в бюджет.

Третья группа — автономные учреждения (АУ), финансово независимые от государства.

И, наконец, самая многочисленная вторая — бюджетные организации с расширенными полномочиями, но ограни­ченным объемом государственного финансирования. Иначе их называют БУНТы — бюджетные учреждения нового типа. По сути, в своем правовом, имущественном и финансовом статусе они будут приравниваться к автономным, смогут свободно распоряжаться заработанными средствами и приобретенным на них имуществом.
Но при этом — получать субсидии только в рамках ограниченного государственного заказа (обязательного к исполнению), а также на содержание имущества.

Сметное государственное финансирование бюджетных организаций будет прекращено, уйдет в прошлое и ответственность государства за бюджетные обязательства этих учреждений. Это означает, что если какая-нибудь организация начнет неправильно вести дела и доработается до банкротства, государство уже не протянет ей руку помощи. Очень удачно статью о новом законопроекте назвали в «Итогах»: «Госотказ»...

Новым проектом государство продолжает линию реформирования бюджетной сферы, начатую в 2006 г. с принятием закона об автономных учреждениях. По первоначальному замыслу в статус автономных должны были добровольно перейти большинство бюджетных организаций России. Но в действительности вышло иначе.

Число желающих воспользоваться правом на самостоятельность оказалось ничтожным: на федеральном уровне это сделали всего четыре юридических лица. Остальные не захотели рисковать бюджетными гарантиями. Правда, на уровне муниципалитетов ситуация с АУ выглядит лучше: в таких регионах, как Тюменская область, Краснодарский край, Татарстан, а также наш край — появились десятки автономных учреждений, которые по большей части функционируют успешно.

Одной из главных причин «саботажа» автономизации считают то, что процедура перехода в новый статус оказалась неоправданно сложной.

Единоросс Евгений Федоров — председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству — считает, что государственных субсидий, предусмотренных в рамках нового законопроекта, бюджетникам вполне хватит. Будут заданы определенные нормативы, и тратить государственные средства их получатели начнут экономно и эффективно. Зато в результате любой рядовой гражданин сможет рассчитывать на своевременное получение профессиональных и грамотных услуг бюджетных организаций.

Евгения Бухарова, директор института экономики, управления и природопользования СФУ, полагает: «Новый закон, который готовился уже давно, разрешает несколько сложившихся на сегодня противоречий. Во-первых, он необходим в рамках стратегии общего реформирования финансовой системы. Одной из его задач является внедрение бюджетирования, ориентированного на результат. И, во-вторых, закон регламентирует участие бюджетных учреждений в коммерческой деятельности. Так что его принятие — логичный шаг. Если учреждение хочет получать бюджетные субсидии, оно должно обеспечивать высокий уровень оказания услуг».

В этом и заключается вторая цель нововведений: сделать работу государственных и муниципальных учреждений более эффективной.

Идеологи нового закона считают, что в нашу устаревшую бюджетную систему требуется внедрить современные принципы управления. Просто получая деньги от государства, бюджетные организации не имеют стимулов работать с максимальным качеством. Но, имея прямую денежную заинтересованность в конечном результате, они станут лучше и ответственнее выполнять свою работу. Принятие закона приведет к более эффектив­ному использованию всех ресурсов — бюджетных, материально-технических и интеллектуальных.

Учитывая этот неудачный опыт, авторы нового законопроекта предлагают очень простую схему перехода сегодняшних бюджетных учреждений в БУНТы или казенные. Не потребуется ни перерегистрация имущества, ни новые назначения руководства, ни выведение персонала за штат, ни обновление лицензий: достаточно будет лишь слегка изменить устав.

Гонки за результатом

Принятие закона преследует две цели. Первая — сократить расходы на содержание бюджетных учреждений. Они в стране действительно огромны: 800 млрд руб. в год не считая аппарата управления, спецслужб и армии.

«Я думаю, у государства просто нет другого выхода, — считает Мария, заведующая отделением одной из красноярских больниц. — Бюджетная медицина находится в незавидном состоянии. Приходится либо ждать, когда все развалится окончательно, либо предоставить учреждениям право самостоятельно выходить из финансового штопора за счет денег, которые заплатят пациенты. Все идет к тому, что практически все медицинские услуги станут платными для всего населения, за исключением небольшой категории совсем неимущих граждан».

«Мы должны на радикальном уровне повысить эффективность и открытость государственного сектора, создавать конкурентную среду, чтобы у каждого был стимул повышать свою активность и качество работы, — рассказал Михаил Котюков, и.о. министра финансов правительства Красноярского края, в интервью журналу „Советник. Грамотное управление“.
— В крае действуют уже более 50 автономных учреждений. Многие из них не только заметно повысили качество бюджетных услуг, но и расширяют свое присутствие в рыночных отно­шениях, зарабатывают дополнительные средства, имеют возможность реализовывать собственные программы развития, самостоятельно регулировать систему зарплаты, стимулировать своих работников и так далее. Уже видно, что в этих организациях работники относятся к каждому клиенту как к человеку, от которого напрямую зависит их зарплата».

После уроков

Где же бюджетным организациям изыскивать недостающие деньги? Предполагается, что они должны сокращать так называемые внутренние издержки и привлекать внебюд­жетные источники дохода. То есть активно входить в рынок. Всем школам, больницам, библиотекам, музеям страны предложено участвовать в конкурсах на размещение государственных и муниципальных заказов и — расширять объем платных услуг.

В принципе, бюджетные учреждения могут зарабатывать немало. Так, за 2008 г. из примерно 10000 федеральных бюджетных организаций 1030, или свыше 10%, финансировались полностью за счет доходов от своей деятельности, приносящей прибыль, а доля денежных поступлений со стороны 3800 учреждений превышала 40% от необходимого им финобеспечения. Эти цифры содержатся в пояснительной записке к проекту нового закона.

Пример возможного заработка приводит Михаил Котюков:
«Сегодня в школе оказание коммунальных услуг финансируется государством все 24 часа в сутки, и ни у кого нет стимула задействовать школьные площади после окончания занятий. Но почему бы, особенно в районе, где школа является единственным социальным учреждением, не организовать в ее помещении кружки, секции, работу с населением? Школа может преобразиться в социально-культурный центр территории, самостоятельно расширять объемы своей деятельности.
В свою очередь государство сможет пересматривать нормативы субсидирования и финансировать коммунальные услуги только в течение учебных занятий, а на остальное время применять другой норматив. Получится экономия государственных денег. Но главное не это, а возможность дополнительного заработка для бюджетной организации и одновременное с этим расширение сферы услуг, которая в нашей стране неразвита в силу исторических причин».

Сильнейшие и лучшие из бюджетных организаций в новых условиях, конечно, выживут. Часть из них уже успешно работает автономно. «Мне кажется, особо ничего не изменится. Мы уже привыкли жить в условиях ограниченного финансирования и зарабатывать сами, — говорит заместитель проректора одного из красноярских вузов. — И более-менее приличную зарплату я и мои коллеги получаем в основном благодаря оказанию платных услуг».

Но будут и аутсайдеры. Закрытие грозит, например, маленьким деревенским школам, ведь субсидирование поставлено в прямую зависимость от количества учеников. Впрочем, процесс уже идет и без новых правительственных инициатив: за последние три года в России были закрыты 4000 сельских школ. Государству проще тратиться на школьные автобусы, чем содержать учителей в каждом поселке. Ведь не чиновникам же приходится каждый день часами трястись в пазиках по проселочным дорогам...

Конституцию пора переписать?

Но даже если бюджетные учреждения «в глубинке» и сохранятся, им придется существовать на очень небольшие государственные деньги, и пользоваться их услугами будут самые малообеспеченные слои населения. Социальная пропасть продолжит расти. Не зря законопроект уже сегодня вызывает очень неоднозначную реакцию у поли­тиков и экспертов. По влиянию на социальную сферу его сравнивают с ФЗ № 122 «О монетизации льгот». Не будет тех, кого не коснутся изменения. Сейчас мы платим за многое. А будем — за все.

За дополнительные школьные уроки, за занятия детей в кружках и секциях (платим и сегодня, но эти суммы вырастут в разы), за визиты к любым врачам-специалистам, любые анализы и обследования. Семейный вечер в театре или посещение выставки станут не менее затратными мероприятиями, чем катание на прокатных лыжах в Бобровом Логу или поход в ресторан.

Много ли посетителей прибавится в полупустых сегодня залах музеев и библиотек, если цены на входные билеты вырастут в несколько раз? Ответ очевиден. И следствие тоже — многие из учреждений культуры просто перестанут существовать. Из экономии народ с усиленным рвением займется самолечением, благо Малахов всегда на телеэкране. Ну и кто может — домашним образованием своих детей. В России сегодня — 20 млн человек с доходами ниже минимальной оплаты труда. Какая школа, если денег едва хватает на хлеб...

Сразу возникает вопрос: а как же наша Конституция, с ее правом на бесплатное всеобщее среднее образование и медицинское обслуживание?

Известный красноярский правозащитник и депутат Александр Глисков оценивает ситуацию с юридической точки зрения:
«На мой взгляд, сама по себе идея перевода бюджетных учреждений на рыночную основу — это извращение смысла гражданского законодательства. Учреждение — вид некоммерческой организации. Оно изначально создается не для получения прибыли и как таковое не приспособлено для конкуренции в рыночных условиях. Поэтому ничего хорошего из превращения бюджетных учреждений в какие-то псевдо­коммерческие структуры выйти не может.

Авторы реформы этого либо не понимают, либо лукавят, когда говорят о своих целях. По сути, государство в виде этой реформы объявляет об уменьшении объема гаранти­рованных действующей Конституцией социальных прав. Таких, как, например, право на образование или право на медицинскую помощь. По идее, как только новые правила заработают, есть смысл массово обращаться в Конституционный суд с тем, чтобы он оценил, насколько такая государственная политика соответствует смыслу и содержанию Конституции».

Наверное, скоро возьмутся и за Основной закон. А пока нововведения потянут за собой изменения в федеральных законах об образовании, культуре, науке, музейном фонде, банках и банковской деятельности, некоммерческих организациях и многих других (всего — в 19), а также в Гражданском, Налоговом и Бюджетном кодексах...

В России работают 328 тыс. бюджетных учреждений, в которых заняты миллионы сотрудников. Со списками — кого в казенные, а кого в БУНТы — органы власти должны определиться до 1 июля этого года, ведь уже с 1 января 2011 г. вся бюджетная сфера будет жить и работать по новым правилам.

В законопроекте о правовом положении бюджетных учреждений, безусловно, есть рациональное зерно. Все мы устали от равнодушия некоторых учителей, небрежности отдельных медиков, враждебности и хамства наших без преувеличения казенных «казенных домов». Новый закон призван значительно улучшить их работу.
Но поспешность, с которой его проталкивают, не выдерживает никакой критики. Настораживает и кулуарность принятия таких важных для страны решений: о бюджетной реформе, конечно, пишут, но она далеко не в первых рядах обсуждаемых на телеэкране и газетных страницах новостей. А ведь резонанс при ее осуществлении будет огромным.

Может быть, перед тем как утверждать столь спорный документ в Думе, правительству стоит вынести его на всенародное обсуждение? Или хотя бы запустить его в работу в пилотном режиме. Однако достаточно вспомнить об «эксперименте» с ЕГЭ, чтобы понять: ни обсуждение, ни пробный запуск никак не повлияют на уже сложившееся решение властей.

Финансирование только системы образования в России в соотношении с внутренним валовым продуктом примерно в два раза меньше, чем в Европе и Америке. Но и это оказывается для нашего сырьевого государства непомерной ношей. Придется помогать ему учить, лечить, просвещать и развлекать нас. Копите деньги.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Татьяна АЛЕШИНА
ДЕЛА.ru

всего: 719 / сегодня: 1

Комментарии /1

17:5609-04-2010
 
 
Читатель
да пох...

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире