Троих парней посадили за убийство дальнобойщика, а он был в запое

Троих парней посадили за убийство дальнобойщика, а он был в запое

В стране и миреВ стране
В преступлении заставили признаться ребят с улицы, которым даже пришлось придумать, куда «зарыли» тело шофера. А через полгода он нашелся...

Эта история прогремела в городе Сердобск, что в Пензенской области. Раньше городок славился производством часов с кукушкой и нежнейших конфет «Коровка». Но, увы, последние часы прокуковали свое в девяностых, а за ними и конфетная фабрика не смогла удержаться на плаву. И загремел тогда безработный город преступностью.

- Был здесь кошмар! - положа руку на сердце признаются в руководстве Сердобского отделения Следственного комитета при Прокуратуре РФ. - Но сейчас стало лучше, спокойнее. Многих похоронили, многих посадили... Словом, навели порядок.

Остальными методами работы следователи решили не делиться. Зато о них мне рассказали местные жители.

Главного «свидетеля» уже нет

- Если бы ты не начал копаться в этом деле, так бы о нем и забыли, - закуривает за рулем местный паренек, с которым мы едем по разбитым дорогам Сердобска. - У нас менты творят что хотят, а народ даже вякнуть боится. Того и гляди закроют, да еще и статью впаяют, и ведь ничего не докажешь!

4 ноября 2008 года в Сердобске таинственно исчез дальнобойщик из Свердловской области Валерий Зиненко. Он должен был привезти сюда стройматериалы для новой автозаправочной станции. Привезти-то привез, но сам словно под землю провалился, оставив в кабине «КамАЗа» мобильник и документы. Местные сыщики вынесли вердикт: скорее всего, убили! И возбудили уголовное дело. А бесхозную машину вскоре угнал хозяин груза.

Прошло четыре месяца. 4 марта 2009 года сердобская милиция вдруг стала объезжать дома почти всех молодых парней в районе. Так, на допрос в отделение увезли Дениса Шаронова, Сергея и Анатолия Рыбкиных, Алексея Калинина, Андрея Вонога и Владимира Савельева.

- Ребят без адвокатов распихали по кабинетам и стали выбивать признание в убийстве, - рассказывает Нина Шаронова, мать задержанного Дениса. - Они вообще не понимали, о чем идет речь!

А речь шла об исчезнувшем Валерии Зиненко. По версии следствия, кто-то из этих молодых людей 4 ноября мог расправиться с ним.

- У милиционеров, оказывается, уже было признательное показание Вовы Савельева - местного алкоголика и наркомана, - продолжает Нина Викторовна. - Он сказал, что видел, как мой сын и его друзья убивали «камазиста».

- Савельев не зря стал работать на милицию, - уверена мать другого задержанного Людмила Калинина. - Я ему сдавала квартиру, он ее превратил в притон! Курил «травку», водку распивал. Я вызывала милицию, но сажать Савельева за наркоту не стали. Так, видимо, он и стал их «информатором».

Поговорить лично с 22-летним Вовой Савельевым мне, к сожалению, не удалось. Когда я приехал в Сердобск, было 40 дней, как он умер. Говорят, не выдержала печень.

Однако сохранилась часть первых показаний, которые он дал следствию. Из них выходит, что 4 ноября, в День народного единства, он видел, как Шаронов, Калинин, Воног и братья Рыбкины в городском парке у пруда пили портвейн с каким-то мужчиной. Потом трое из ребят стали избивать мужика, а после скинули его в воду и отправились продолжать отмечать праздник. На этих показаниях строилось все расследование. Парням предъявили обвинение в убийстве...

У пруда выставили охрану

- Я хорошо помню 4 ноября 2008-го, - рассказывает Нина Шаронова. - Было девять лет, как не стало моего мужа. Денис ходил на могилу отца, а после кладбища вернулся домой со своей девушкой Леной. Весь вечер они перед телевизором просидели. Где-то в одиннадцать часов сын, как всегда, пошел ее провожать...

Но, по версии следствия, вечер Денис провел не с возлюбленной, а с пьяными друзьями. Мол, они встретили дальнобойщика Зиненко, который затаривался алкоголем, и развели его еще на три бутылки. Все они отправились в парк к пруду, где и завязалась драка. После этого Шаронов проверил у мужика карманы, вытащил 19 тысяч рублей, и компания дружно отправила труп в воду.

Для доказательства вины молодых людей сыщикам не хватало малости - трупа. Вызвали из Пензы водолазов, которые спустились под лед пруда и несколько часов обследовали водоем. Но не нашли. Решили ждать, когда растает лед. Все это время «убийц» держали в изоляторе.

- Этот пруд замерз только к Новому году, если бы действительно тело сбросили в воду, то оно давно бы всплыло еще до 31 декабря! - уверяют адвокаты обвиняемых. - Тем более прудик-то неглубокий.

Но стражи порядка даже выставили круглосуточную охрану по периметру водоема. Отыскать там труп водителя, похоже, стало делом чести всей сердобской милиции. Поэтому, когда и растаял лед, сюда подогнали коммунальную машину и стали помпой откачивать воду. Берег облепили десятки горожан. К слову, место здесь и без того людное - по одну сторону пруда танцплощадка, по другую - как ни странно, городское кладбище...

Когда пруд осушили, тела на дне все равно не было! Однако искать пропавшего Валерия Зиненко среди живых, расклеивать по столбам объявления с его фото сыщикам в голову, похоже, не пришло. Родилась версия, что труп перепрятали. Снова заговорил наркоман Савельев. Следакам он в деталях сообщил, как вытаскивали тело дальнобойщика из воды: «Через неделю, после того как был убит и скинут в воду мужчина, Шаронов предложил посмотреть, не всплыло ли тело. Мы подошли к тому месту, Калинин заметил в пруду труп. Рыбкин Сергей предложил спрятать его в лесу у пасеки. Затем он зашел в воду, палкой зацепил труп и подтолкнул его к берегу. Тело плавало спиной вверх, его вытащили за одежду. Труп был «подпорчен», лицо разбито. Я, Шаронов и Рыбкины взяли его и потащили в багажник. От трупа шел неприятный запах, он плохо сгибался. Они сели в машину, а мне не хватило места, и я пошел домой. На следующий день Шаронов рассказал, что они закопали труп, и добавил, что он еще попрыгал на холме...»

Так как «информатор» не знал, где точно зарыт дальнобойщик, милиция бросила все силы на поиски холмика. Прочесали лес, все поляны, но ничего не нашли. Тогда место захоронения стали буквально выбивать из ребят.

- Меня привели в кабинет и усадили на стул, руки сковали наручниками за спиной, - рассказал мне по телефону прямо из колонии Денис Шаронов. - Спрашивали, куда спрятал труп. Я отвечал, что человека, о котором они говорят, никогда не видел. После этого на меня накинули что-то в виде халата и стали связывать в позе лотоса.

- Это как? - спрашиваю.

- Согнутые колени прижаты к груди и привязаны... В таком положении я просидел около часа, потом меня развязали. Сказали, что завтра я точно все расскажу. На следующий день мне на голову надели черный полиэтиленовый пакет. В нем проделали отверстия для носа и рта и закрепили пакет скотчем на шее. Мне приказали сесть на пол в том же положении, привязали ноги к груди. Я кричал от боли! Они еще долго издевались, говорили, что все остальные уже написали явки с повинной. Я был готов подписать что угодно, лишь бы меня развязали.

Вскоре Денис подготовил заявление в прокуратуру, в котором описал все пытки.

- Вызвали судмедэксперта, который зафиксировал у сына побои, - мама Дениса выкладывает справки. - Через некоторое время пришел ответ из прокуратуры. Дураку понятно, что там написали: все синяки у него от наручников... Наивно было ждать от них тщательной проверки.

- Они и меня так заставили признаться, где труп спрятали, - говорит Толя Рыбкин (его брат Сергей сейчас в колонии). - Пакет надевали на голову, в кабинете заставили делать «ласточку» - закидывали ноги за наручники...

Пожалуй, после таких испытаний ребята обязательно бы указали, где закопали убитого. Если б сами знали...

Перед очередными пытками Денис не выдержал и полоснул лезвием по запястьям. Медицинская палата оказалась последней инстанцией для парня. От потери крови он чуть не погиб, еле откачали... Сколько бы еще продолжались издевательства, неизвестно. Ведь, с одной стороны, у милиции оставался «висяк», который портил статистику. С другой - без трупа дело в суд передавать было нельзя. Что оставалось? Долбить подозреваемых...

Потерял память

Но случилось чудо. 11 июня «убитый» воскрес! Сердобские бомжи встретили его у пункта приема цветмета.

- Я его до этого ни разу не видела, - делится со мной Анна Ломакина. - Говорю ему: «Привет, земляк!» А он: «Не земляк я тебе». Сказал, что с Урала приехал, зовут Валеркой. Я тут и поняла, что это тот «труп», который весь город ищет! Потащила его к Калининым, чей мальчишка за него сидит.

Дома был брат Алексея Калинина Александр.

- Заходят бомжи, - рассказывает он. - Один из них говорит: «Саш, ты только его не бей - это Зиненко, тот самый!» Какой там бить, я его расцеловать хотел!

Поглядеть на «живой труп» собралась вся улица, прибежали мамки остальных обвиняемых ребят. Блудный водитель выпил рюмку, закурил и начал рассказывать.

В рейс он отправился впервые, до этого работал на заводе. В дороге Валерий не сдержался и приложился к бутылке. Как назло, остановили гаишники. Лишили прав.

- Это случилось под Самарой, - опустив глаза, говорил он. - Что делать, поехал дальше с временными правами. Приехал на место назначения и продолжил здесь с горя...

В Сердобске он стал ждать разгрузки машины, ночевал в кабине. Пил с утра. У него было 19 тысяч рублей, которые он держал при себе. 4 ноября вечером пошел в магазин за бутылкой водки. Уралец Валерий Зиненко заплутал в чужом городе.


- Вначале он рассказал, что к нему подошли двое, похожие на милиционеров, схватили за руки, - вспоминает Александр Калинин. - Говорил, что вырывался, а потом получил кулаком по голове.

Позже он вспомнил, что еще выпивал с молодыми людьми, а очнулся избитым. Правда, не в том пруду, куда якобы его бросили ребята, а под подвесным мостом - это совсем в другом районе.

- Я потерял память, - хлопал глазами Валерий. - Зашел в какой-то заброшенный дом, лег. В карманах нашел только тыщу рублей и комсомольский билет на имя Юрия Голованова. Не знаю, как он при мне оказался, но я и подумал, что меня так звать. А на деньги купил три бутылки портвейна и пошел пить.

Он шатался по всему городу, наткнулся на бомжа Валерия Вишнякова. И остался у тезки жить. Со временем стал подрабатывать - белить потолки. За это время никто не говорил ему, что его ищут. Не хватились его, даже когда он попал в обезьянник на сутки.

«Прошу не осуждать никого»

Вскоре память стала к нему возвращаться, он вспомнил и настоящее имя...

- Мы принесли ему фотографии детей, - рассказывает Людмила Калинина. - Показываем: эти избивали?! Он посмотрел: «Нет, - говорит. - Те другие были, здоровше».

Наивные родители вызвали наряд: «Забирайте «труп»!» Они были уверены, что их мальчишек завтра же отпустят домой. Однако обвинение переквалифицировали из «убийства» в... «побои»! И продлили срок содержания под стражей.

После встречи с милицией Зиненко изменил свои показания. Он вновь взглянул на фото ребят и признал в них тех, кто ему 4 ноября переломал ребра. Правда, непонятно, как после такой амнезии через семь месяцев он узнал обидчиков... Денису Шаронову, Сергею Рыбкину и Алексею Калинину дали реальные сроки: от двух до трех лет колонии общего режима. При этом на суде Зиненко заявил:
Это тот самый "Камаз", на котором Валерий Зиненко приехал в Сердобск.

- Прошу не осуждать никого по моему делу. Где пил в тот вечер, с уверенностью сказать не могу. Ребят, которые сидят на скамье подсудимых, вижу впервые. В тот день было темно. При опознании по фото все были похожи, и я выбрал более-менее знакомое...

Но у обвинения уже были козыри - явки с повинной. Теперь родителям ребят придется заплатить дальнобойщику по 30 тысяч ущерба. Плюс расходы на водолазов!

Вся эта история сильно напомнила мне громкое дело Димы Медкова из Ставрополя, о котором «КП» писала несколько лет назад (Читайте подробности...). Тогда парня обвинили в убийстве сестры. Его друг рассказал следователям, как Дима оттаскивал труп в огород, топором расчленил и сжег в бане. А несгоревшие части тела выбросил в реку... Дмитрия упекли в психбольницу, но через несколько лет сестра объявилась - живая и невредимая. Благодаря нашей газете парня выпустили, а милиционеры, сфабриковавшие дело, получили сроки. Правда, условные.

Будет ли что-нибудь сердобским сыщикам, которые перестарались в выбивании признаний? Вряд ли, прокуратура уже нарушений не нашла.

- Почему дело изначально было возбуждено по статье «убийство»? - переспрашивает руководитель Сердобского следственного управления СКП Сергей Галкин. - А что мы должны были делать, если у нас человек пропал при сомнительных обстоятельствах: с крупной суммой денег, в чужом городе, без намерения куда-либо уехать.

- Но почему на подозреваемых вышли только через четыре месяца?

- Это вопрос оперативно-следственного характера, - пожимает плечами он. - Могли через полгода, а некоторые преступления вообще через пять-шесть лет раскрываются. Недавно раскрыли спустя семь лет!

«Я деньги для дочки-милиционерши зарабатывал»

Спустя полгода после суда я разыскал Валерия Зиненко в его родном городе в Свердловской области. Вместе с супругой он ковырялся на своем куске земли под Каменском-Уральским.

- Вот копаем... - растерянно развел он черными руками при встрече.

О том, что случилось в далеком от Урала Сердобске, пожилые супруги вспоминают неохотно.

- Меня ведь следователи к похоронам готовили, - горько вздыхает Тамара Андреевна. - Живого-то его не искали даже...

- Из родного города больше никуда, - говорит Валерий Васильевич. - Я ведь и за этот груз-то взялся только потому, что денег дочке на образование надо. Ей 20 лет, она у меня в другом городе учится в школе милиции.

- А вас все-таки милиционеры избивали? Или эти ребята?

- Ну бил кто-то... - закуривает папироску он и отмахивается: - Черт его знает!

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 649 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире