LTE или 3G?
Зачем сотовым операторам нужны сети четвертого поколения и о том, какова ситуация на российском рынке в преддверии внедрения технологии LTE, в интервью корреспонденту РИА Новости Александру Бумагину рассказал технический директор «TELE2 Россия» Ритварс Криевс.

- Не так давно операторы связи в Европе потратили значительные деньги на сети 3G, а уже сегодня нужно вкладывать в связь четвертого поколения. Не является ли эта «гонка вооружений» разорительной для операторов?

- Речь идет скорее о грамотном распределении средств. Развивая сети, операторы увеличивают лояльность существующей абонентской базы, зарабатывают же деньги на пользовании услугами связи предыдущих поколений. За счет существующей базы и уже налаженных процессов появляется возможность удешевлять процесс внедрения новых технологий.
Да, действительно, в Германии или Великобритании операторы вложили немалые деньги в приобретение лицензий частот 3G. Вполне возможно, что они еще не вернули вложения. Однако без получения доступа к этой технологии они бы утратили конкурентные преимущества и их потери были бы еще больше.

- Насколько эффективнее LTE по сравнению с 3G использует частотный ресурс?

- LTE использует частотный спектр минимум вдвое эффективнее, чем 3G: задействуя одну и ту же полосу, вы можете получить скорость вдвое выше. LTE, к тому же, более гибкая технология, позволяющая по-разному использовать частотный спектр в разных диапазонах. Для LTE можно использовать не только частоты 2,5-2,7 ГГц, о распределении которых идет сейчас речь в России, но и частоты, к примеру, 900 МГц или 2,1 ГГц, которые уже находятся в распоряжении сотовых операторов. В будущем может освободиться диапазон в районе 800 МГц, занимаемый сейчас аналоговым телевидением – так называемый цифровой дивиденд. Беря все эти диапазоны совокупно, мы получим частотный ресурс, который позволит предоставлять услуги по технологии LTE сразу нескольким операторам.

- А в чем, с точки зрения оператора, разница между LTE и WiMAX?

- Технологии похожи. Но есть фундаментальная разница, которая делает LTE более предпочтительной.
LTE – результат органичной эволюции сетей 2G и 3G. Если у вас 3G-модем, там, где покрытия сети 3G нет, у вас все равно есть интернет через GSM, пусть и не такой быстрый. Если же где-то из-за отсутствия покрытия не работает ваш WiMAX-модем, вы просто теряете связь. Чтобы обеспечить конкурентную услугу, новому оператору WiMAX нужно сразу же вложить огромные средства в обеспечение покрытия.
У тех, кто строит 3G на основе 2G, а потом поверх этого внедряет LTE, всегда есть подстраховка в виде технологии предыдущего поколения. Именно поэтому весь мир движется в сторону LTE, а WiMAX вряд ли создаст большую абонентскую базу.

- Для LTE больная тема – отсутствие абонентских устройств.

- Сейчас есть работающие модемы для LTE, возможно, их число не очень велико. На начальном этапе у производителей возникали проблемы, однако в худшем случае в первой половине следующего года уже будет достаточно разнообразных устройств.
Прототипы телефонов LTE можно ждать в следующем году. До того момента, когда покупатель получит хороший выбор, пройдет три-четыре года.

- Сети WiMAX нередко строятся на очень небольшой полосе частот. А сколько нужно частот для сети LTE, чтобы услуги, предоставляемые этой сетью, были качественными?

- Однозначного ответа тут нет, ведь с точки зрения физики, чем больше частотный ресурс, тем лучше. На мой взгляд, чтобы услуга была качественной, а скорости в сети – высокими, нужно порядка 40 МГц. При этом, не важно в каком диапазоне эти 40 МГц находятся. Скажем, часть частот может быть в диапазоне 2,6 ГГц, и этот диапазон позволит строить эффективную сеть в районе с высокой плотностью населения: у базовых станций будет относительно небольшой радиус действия, но высокая емкость по количеству одновременно обслуживаемых абонентов. Частоты в районе 900 или 800 Гц позволят с малыми затратами строить сеть в районах с низкой плотностью населения: базовые станции имеют меньшую емкость, но большую площадь покрытия.

- Сколько частот в России можно высвободить под LTE, на ваш взгляд?

- Не проводя никаких работ по освобождению занятых частот, выделить под LTE можно совсем немного. Все что есть, уже занято операторами, которые могли бы использовать свои частоты, сменив технологию на LTE. Но положение о технической нейтральности в России не закреплено законодательно.
В России, по нашему мнению, есть достаточно диапазонов, в которых с разумными затратами можно провести перераспределение частот, конверсию. Это, в первую очередь, диапазон 2,6 ГГц и частоты цифрового дивиденда. Всего суммарно, предположительно, можно освоить 300 МГц.

- Что, как говорят, хватит минимум на пять операторов?

- Может хватить. Но нельзя забывать о том, что придется провести большую работу по расчистке частот.

- А как с технологической нейтральностью обстоит дело в западных странах?

- В настоящее время принцип технологической нейтральности работает, например, в США. Европа постепенно идет к внедрению этого принципа. Есть в Европе страны, где принцип технологической нейтральности не работает, например, Швеция. Однако закон в Швеции поощряет более эффективное использование частот: мы можем просто уведомлять о том, как будем использовать те или иные частоты. Это, в итоге, позволяет предоставить связь абонентам по более низким ценам.

- Как Tele2 распорядились полученными частотами на LTE в Европе?

- В Швеции мы купили на аукционе частоты в диапазоне 2,6 ГГц. Тестовые зоны LTE уже развернуты в Стокгольме, Гетеборге и Мальмё. К концу года мы планируем покрыть все большие города. Кроме того, мы имеем частоты в Нидерландах и Эстонии, в Амстердаме и Таллинне у нас тоже работают тестовые зоны.
В Швеции мы создали совместное предприятие с компанией Telenor, объединили усилия и частотный ресурс обеих компаний – у каждой было по 20 МГц. Физически это будет одна сеть, обслуживающая абонентов обеих компаний. При этом то, как и где будут между операторами распределяться ресурсы сети и затраты на ее поддержание и развитие, определяется договорами.

- Чтобы поддерживать услуги для вдвое большей абонентской базы, все равно придется обеспечивать сеть с вдвое большей пропускной способностью. В чем же выгода для вас?

- В Швеции, как и в России, много территорий с низкой плотностью населения. И там главные затраты идут на то покрытие, которое не используется абонентами активно. Если над этим работают два оператора, то они делают это один раз, а не два. Один раз прокладывается кабель, ставится одна вышка, а не две. В итоге дешевле для обоих партнеров обходится и обслуживание сети, и ее строительство.

У нас есть аналогичный четырехлетний опыт в строительстве сети третьего поколения в Швеции совместно с компаний TeliaSonera.
Кроме купленных под LTE частот в Швеции, мы планируем частично занять под LTE частоты в диапазоне 900 МГц, которые есть у Tele2. В этом диапазоне работает наша сеть GSM.

- Использование частот сети GSM в качестве ресурса для новой сети LTE не приводит к снижению качества связи в GSM-сети?

- Конечно, этот процесс требует особого внимания и ни в коем случае не должен негативно отразиться на абонентах. Сегодня голосовая связь в сети GSM – основной источник дохода компании, и она продолжит приносить доход в перспективе до пяти лет. Возможность для дополнительных маневров нам дает то обстоятельство, у компании в Швеции хорошая сеть 3G, и у абонентов появляется все больше телефонов с поддержкой этой технологии. Как следствие, ресурсы сети GSM высвобождаются.

- Голосовая связь через 3G? В России 3G используется, в основном, как технология для передачи данных.

- В Швеции 3G тоже в основном обслуживает передачу данных. То, через какую сеть – 2G или 3G – пойдет голос, зависит от настроек оборудования. Переводя голос в 3G, мы высвобождаем частоты GSM под LTE. Качество передачи данных в 3G от этого не страдает, так как объем голосового трафика по сравнению с трафиком данных несравнимо мал.

- Какова потенциальная клиентская база вашей сети LTE в Швеции?

- В трехлетней перспективе мы будем покрывать территории, где проживают 95% населения страны. Это около 8 миллионов человек

- Предположим, что в каком-то регионе у вас есть сеть 2G или сеть 3G. Что вам нужно сделать, чтобы в том же регионе построить сеть LTE?

- Строительство сети LTE на основе существующей инфраструктуры предусматривает установку так называемого ядра сети, которое будет коммутировать разговоры и передачу данных. Это задача простая.

На существующих у компании объектах, обеспечивающих связь 2G или 3G, нужно поставить радиооборудование с поддержкой технологии LTE. Иногда базовая станция уже поддерживает LTE, и тогда можно просто удаленно сменить программное обеспечение. Так, кстати, можно сделать на большей части наших базовых станций в России.

В Швеции сети 2G и 3G строились сравнительно давно, и там базовые станции не поддерживают LTE. Следовательно, там необходимо устанавливать новое оборудование. Кроме того, строящаяся сеть LTE работает в диапазоне, отличном от диапазона старой сети – у базовых передатчиков разных стандартов разный радиус действия. Поэтому может возникать ситуация, когда требуется установка дополнительных базовых станций, чтобы обеспечить нужное покрытие.

- А как же быть с ростом трафика данных в сети LTE?

- Транспортная опорная сеть также требует совершенствования, дополнительной прокладки оптоволокна. Это один из самых трудоемких этапов в разворачивании новой сети.

- Если не учитывать прокладку транспортных каналов, есть ли большая разница между стоимостями апгрейда сетей 2G и 3G до LTE?

- Нет никакой.

- Сколько стоит апгрейд одной базовой станции? Положим, что она не поддерживает программное обновление до LTE.

- 10-40 тысяч долларов. Стоимость зависит от вида антенн, их направленности, других элементов, подлежащих замене. Самый простой случай – установка передатчика. Стоимость такой операции будет составлять порядка 10 тысяч долларов.

- Расскажите, каков действительный эффект от такого обновления. Как отличаются скорости в ваших сетях 3G и LTE?

- В Швеции тестовые зоны LTE показывают уже сейчас более 100 Мбит/c, что в пять раз превышает скорости 3G. Это не предел для технологии, скорее, это близко к пределу находящихся в нашем распоряжении абонентских модемов. В ближайший год-два скорость в сети может достичь 160 или даже 300 Мбит/с. Более того, задержки в передаче данных в LTE минимум в три раза меньше, а это важно для сервисов IP-телефонии, при проведении видеосеансов связи, в онлайн-играх.

- Трудно в Европе ли получить право на установку радиооборудования, уже имея частотный ресурс?

- Скажем, в Швеции, в странах Прибалтики, в Хорватии и других странах, где мы работаем, подобных проблем нет. Оператор сам решает, как использовать свои частоты. Он лишь должен заявить об установке тех или иных средств связи. В некоторых странах – предварительно, а где-то – по факту установки.

- Почему в Европе с этим проще, чем у нас?

- Стандарты 3G, LTE создавались исходя из единого для Европы распределения спектра – сразу выбирались те участки спектра, где нет других пользователей. Россия же в формировании этих стандартов не участвовала. В России и государству, и операторам приходится прикладывать значительные силы для того, чтобы приблизить ситуацию к европейской.

- Был ли случай в Европе, когда частоты под LTE доставались не существующим крупным игрокам в стране, а «новичкам»?

- В Нидерландах перед аукционами по частотам LTE оставалось только три оператора, и руководство страны видело в этом распределении частот шанс для увеличения конкуренции. Поэтому возможность получения дополнительных частот существующими операторами была ограничена.

В результате аукционов в Нидерландах государство пусть не получило много денег, но зато в стране появились новые операторы. Частоты под LTE там, кроме Tele2, получили Zesko Holding и UPC. Отмечу, впрочем, что все три компании не были новичками в телекоммуникационном бизнесе.

- Должны ли вы в Швеции платить что-то государству за использование частот, лицензии на которые вы и без того недешево купили?

- Есть регулярные платежи. В Европе они меньше, чем в России. Конкретных сумм назвать, увы, не можем.

- Что будет с мировым рынком мобильного ШПД через пять лет: будет ли мобильный ШПД больше востребован, чем фиксированный доступ?

- Думаю, да. Одно домохозяйство – это один абонент фиксированного доступа в сети, в нем живут несколько потенциальных абонентов мобильного доступа, в среднем, не менее двух.

Более того, может быть, мобильному ШПД и не хватит пяти лет для того, чтобы догнать по количеству пользователей мобильную голосовую связь, но число абонентов будет сопоставимо.

- Будут ли у вас по-настоящему безлимитные тарифы в сетях LTE?

- Для каждого безлимитного предложения находятся 5-10% пользователей, генерирующие 80% трафика. Они получают эту услугу за счет других, поэтому ради справедливости вводятся ограничения. Либо квоты, либо так называемые правила «честного использования» (fair use), которые так или иначе ограничивают объем или тип скачиваемого контента.

- Сейчас и в России, и в Европе, используя 3G, практически невозможно скачать «тяжелый контент», например, DVD-фильм, не столкнувшись с ограничениями скорости. Получается, сети LTE тоже будут только для веб-серфинга, то есть не будут предоставлять полноценный интернет-доступ?

- Тут сталкиваются законы физики и экономики. Всегда есть предельный объем данных, при потреблении которого абоненту дешевле подключить оптический кабель. Этот лимит все время растет. Для GSM он был близок к 100 Мбайт в месяц, для 3G это где-то 5 Гбайт. Для LTE найдется свой предел, но он будет все время меняться в большую сторону.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 4195 / сегодня: 2

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире