Почему мы так любим шпионские истории

Почему мы так любим шпионские истории

В стране и миреНаука и техника
Холодная война давно закончилась, но в мире по-прежнему происходит достаточно громких шпионских историй, которые вдохновляют режиссеров и сценаристов.

Не стоит особенно удивляться возвращению в вечерние новости и поп-культуру шпионов и неразрывно связанной с ними паранойи.

Прежде всего блокбастер «Солт» с Анжелиной Джоли в роли агента ЦРУ, который на самом деле (внимание, спойлер, пусть и не столь серьезный, как кажется на первый взгляд) оказывается агентом КГБ. Эвелин Солт с детства готовили к проникновению в нервные центры американской державы, где она ожидает дня Икс, чтобы принять участие в возвышении советской империи и уничтожении ее заклятых врагов.

Тема шпионской паранойи будет раскрыта и в новом телесериале «Рубикон» американского телеканала AMC. «Не каждый заговор просто теория», утверждает его слоган.

В июне этого года ФБР арестовала десять российских шпионов, которые до этого уже несколько лет жили в Виржинии и Нью-Джерси (при этом нам неизвестно зачем они вообще приехали в США и чем там занимались).

В прошлом месяце из США в Иран вернулся ученый-ядерщик, бывший одно время информатором ЦРУ. Сегодня же в Тегеране заявляют, что он был двойным агентом, задачей которого было передать ЦРУ ложную информацию.

Таким образом, фильм и сериал с довольно-таки абсурдным сюжетом выходят на экраны в тот самый момент, когда пресса и телевидение по максимуму извлекают выгоду из до странного похожих историй. Продюсеров можно поздравить: время выбрано просто идеально.

Так, стоит ли готовиться ко второй холодной войне или мир не пойдет дальше этих цепочек чудаковатых интриг? Как отличить настоящего шпиона от ложного, да и что вообще это меняет? В современном беспокойном мире, где все пытаются манипулировать друг другом, отличить правду от лжи становится зачастую практически невозможно. Нет ничего удивительного в том, что все мы в очередной раз оказались блуждающими по бескрайней «зеркальной пустоши».

Это выражение (wilderness of mirrors) изобрел Джеймс Энглтон (James Angleton), возглавлявший американскую контрразведку с 1954 по 1975 год. О ее опасностях он знает не понаслышке. Его эта пустошь свела с ума, и так происходит со всеми, кто бродит по ней слишком долго. Избежать этого невозможно.

В произошедшем с Энглтоном на самом деле нет ничего удивительного. Кроме того, оно проливает свет на те истории, которыми пестрят сегодня первые полосы газет.

Параноидальная обстановка

Все началось в 1961 году, когда в США сбежал майор КГБ Анатолий Голицын. Занимавшийся его допросом Энглтон не только поверил в его искренность, но и заявил, что Голицын возможно был самым ценным советским перебежчиком за долгие годы.

Бывший кагэбэшник предоставил американцам немало сведений по советским двойным агентам, но в то же время наплел целую кучу небылиц, опровергнув, например, информацию о расколе в отношениях Китая и СССР. (Много лет спустя он утверждал в своих книгах, что горбачёвские гласность и перестройка тоже были лишь видимостью). Все это льстило Энглтону и еще больше разжигало его интерес к теориям заговора.

Затем в 1964 году Юрий Носенко, еще один офицер КГБ на службе у ЦРУ, решил выйти из игры, объяснив это тем, что его статус двойного агента в скором времени может быть раскрыт. Оставив СССР, Носенко рассказал ЦРУ две немаловажные вещи: КГБ не имело никакого отношения к убийце Джона Кеннеди Ли Харви Освальду, а пользовавшийся пол­ным расположением Энглтона Голицын был на самом деле отправлен в КГБ для проникновения в американские спецслужбы. Последнее заявление лишь рассмешило Голицына, который в свою очередь заявил, что кротом был Носенко.

Этого оказалось достаточно для Энглтона и его подручных (а также для других агентов советского подразделения ЦРУ, имевших немалые сомнения относительно этого нового перебежчика), которые посадили Носенко в одиночную камеру на три с половиной года (один год он провел на глухом чердаке без отопления и вентиляции), чтобы заставить того сознаться в работе на Москву.

В 1969 году Носенко в конце концов отпустили после того, как высшие чины ЦРУ и ФБР пришли к выводу, что он все же говорил правду. (Его отправили под вымышленным именем в другую страну, где он скончался в 2008 году; Голицын же до сих пор живет и здравствует).

Эта сага стала достоянием общественности лишь в 1974 году, когда сенатор Фрэнк Черч (Franck Church) начал расследование злоупотреблений ЦРУ. На самом деле никто за пределами разведки вообще практически ничего не слышал об Энглтоне до того момента, как его вызвали для дачи свидетельских показаний.

Сегодня некоторые люди по-прежнему высказывают сомнения по делу Носенко – Голицына. Другие знатоки задаются вопросом, не был ли сам Энглтон двойным агентом СССР. В противном случае почему же он с таким упорством подрывал работу контрразведки, задачей которой является внедрять своих агентов во вражеские спецслужбы и бороться с проникшими шпионами противника?

В конце 40-х годов Энглтон каждую неделю обедал с англичанином Кимом Филби (Kim Philby), который занимался в то время в Вашингтоне координацией работы британских и американских разведок. Многие полагают, что паранойя Энглтона дала всходы в тот момент, когда выяснилось, что Филби был советским шпионом, о чем Энглтон даже не подозревал.

Самые радикальные конспирологи идут еще дальше: тот факт, что Энглтон был близок к Филби и якобы ни о чем не догадывался, свидетельствует о том, что Энглтон сам работал на Москву.

Отсюда и эта «зеркальная пустошь» (которая также послужила названием для классической книги по этой теме Дэвида Мартина (David Martin)). Если вы служите в контрразведке, то быть недоверчивым – ваша работа, а проводить черту между осторожностью и паранойей (если это вообще возможно) – обычное дело. Однако требования на такой работе все же имеют обыкновение подталкивать вас за пределы этой черты.

Энглтон возглавлял контрразведку в течение 20 лет. За это время он объявил советскими шпионами таких людей, как, например, западногерманский канцлер Вилли Брандт (Willy Brandt), канадский премьер-министр Пьер Трюдо (Pierre Trudeau) и премьер-министр Великобритании Гарольд Уилсон (Harold Wilson). Когда глава ЦРУ Уильям Колби (William Colby) решил уволить его 1975 году, он и его последователи сразу же окрестили Колби главным кротом КГБ.

Повсюду в мире секретные службы испокон века занимались блефом или просто нагло лгали. Так, в какой момент осторожность превращается в паранойю?

Возьмите дело иранского ядерщика Шахрама Амири, который попал в США и стал информатором ЦРУ, а затем был возвращен на родину. По прибытии в Тегеран Амири рассказал, что американцы похитили его и подвергли пыткам, а затем, увидев, что к истории не проявляют особого интереса, иранское правительство заявило, что Амири с самого начала был двойным агентом.

Дело головокружительной сложности

Прежде всего никто, кроме высоких чинов американской разведки, не знает, что же Амири на самом деле поведал ЦРУ. По всей видимости, он был одним из источников данных для отчета по иранской ядерной программе в 2007 году. Но какую конкретно информацию он мог подтвердить? То, что Иран продолжает выпускать обогащенный уран или (маловероятно) что страна отказалась от идеи создания ядерного оружия?

Предположим, что Амири сказал ЦРУ, что Тегеран больше не намеревается работать над ядерным оружием. И что мы имеем в итоге? Если он действительно был с самого начала двойным агентом, означает ли это, что он солгал и что Иран продолжает создание ядерной бомбы? Или же он сказал правду в надежде на то, что после возвращения в Тегеран американцы подумают, что он сол­гал и что иранцы не занимаются ядерным оружием и лишь хотят заставить всех поверить в это, чтобы укрепить свои позиции на переговорах?

Другими словами, даже если ЦРУ был известен настоящий статус Амири, быть уверенным в правдивости его слов оно не может.

И возможно какой-нибудь иранский Энглтон сейчас ломает голову над тем, не является ли в действительности Амири тройным агентом, то есть двойным агентом в США, которого ЦРУ все же удалось заставить работать на себя.

Когда Амири прилетел в Тегеран, американские власти рассказали прессе, что он стал информатором ЦРУ еще несколько лет назад, во время работы в Университете Малек Аштар, который, по его словам и информации из других источников, служил прикрытием для исследований в области производства боеголовок. Читая газеты, может сложиться впечатление, что американцы были так раздосадованы предательством Амири, что решили отомстить, показав иранскому правительству, что его тоже водили за нос. Однако эти так называемые утечки могут быть всего лишь уловкой, чтобы убедить иранцев в том, что Амири действительно переметнулся в их лагерь, тогда как на самом деле он является кротом ЦРУ.

Такая методика используется контрразведкой практически повсеместно, но при этом нередко приводит к серьезной путанице: если на сотрудника не падает и тени подозрения, значит, он вполне может работать на врага.

Однако если он выглядит подозрительно, то скорее всего честно служит родине, ведь врагу незачем засылать такого привлекающего к себе внимание шпиона... И не является ли Амири таким «очевидным» шпионом ЦРУ? Или американцы просто пытаются убедить в этом иранскую контрразведку, чтобы поставить под сомнение все, что он когда-либо говорил?

Сегодня такие загадки и дилеммы поддаются анализу несколько легче чем во времена Энглтона. Возьмем хотя бы случай агентов Моссада, которые убили в Дубае лидера ХАМАСа Махмуда аль-Мабхуха в январе этого года. Компьютерные файлы и расположенные повсюду камеры видеонаблюдения позволили отследить их малейшие шаги вплоть до уничтожения аль-Мабхуха.

Нет никаких сомнений в том, что агенты ЦРУ и ФБР использовали подобные средства, чтобы составить подробный отчет обо всех действиях Амири в ходе пребывания в США (каждый телефонный звонок, покупку по кредитке или превышение скорости), и понять, кто он на самом деле и что делал на территории их страны. Однако любой служащий контрразведки вполне может подумать, что Амири прекрасно осознавал, что за ним следят и сам обвел ЦРУ вокруг пальца.

Недопустимость ошибки

После скандала с Энглтоном ЦРУ решила действовать с большей осторожностью, чтобы поумерить страсти. Служба контрразведки была дискредитирована, и никто больше не хотел там работать из страха потерять свое место. Некоторые считают, что этим ЦРУ совершило ошибку и что именно в этот момент все кроты (в первую очередь Олдрич Эймс (Aldrich Ames) и Роберт Ханссен (Robert Hanssen), двойные агенты контрразведки в ЦРУ и ФБР) повылезали из своих нор и смогли причинить наибольший ущерб.

(В конце концов их арестовали; охотники на кротов продолжали работать, хотя новая «дичь» и оказалась гораздо увертливее).

Кажется, сегодня эта игра вновь становится модной, что чревато один Бог знает какими последствиями. В сентябре 2009 года Роберт Брайант (Robert Bryant), сыгравший ключевую роль в аресте Эймса и курировавший расследование терактов в Оклахоме и саудовском городе Хобар, был назначен директором Управления национальной контрразведки.

В новой стратегии контрразведки США говорится о необходимости «принять активное участие во всех элементах процесса разведки, которая служит для принятия решений и планирования операций».

Писатели и режиссеры, возьмите себе на заметку: Советский союз остался в далеком прошлом, однако «великая игра» и не думает подходить к концу.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 610 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире