Школы уходят из села

Школы уходят из села

В стране и миреВ мире
Большинство общеобразовательных учреждений в России - деревенские, и государство уже не может их содержать

Из 51,5 тысячи российских школ 33 тысячи находятся в сельской местности. Учится в них чуть менее четырех миллионов человек. Несложно подсчитать, что в среднем на школу приходится около 120 учащихся. Выходит, они все, по сути, малокомплектные. И с этой точки зрения невыгодны бюджету - слишком дорого обходятся.

С 2000 по 2009 год, по данным Росстата, в стране было закрыто почти 12 тысяч сельских школ. Они умерли тихо, своей смертью - от естественных причин. Помимо демографической проблемы (в этом году в российских школах учится 12,8 миллиона ребят, а в 1999-м их было 22 миллиона) влияют и типично сельские: молодежь бежит в город от неустроенного деревенского быта. А сегодня к ним добавилась еще одна напасть - нормативно-подушевое финансирование, когда сумма, перепадающая школе из местного бюджета, напрямую зависит от количества учащихся. То, что в городе, по идее, должно обернуться конкуренцией школ и борьбой за каждого ученика, для села выглядит как катастрофа. Тех денег, что получит из бюджета малокомплектная школа, ей может не хватить даже на базовую зарплату учителей. О развитии материально-технической базы в этом случае речь уже не идет. Как говорят в Минобрнауки, местные власти должны сами решить, готовы ли они вкладывать деньги в такую школу и финансировать ее по особому нормативу. Понятно, что в большинстве случаев будет принято решение школу закрыть.

"Нам позвонили из местной администрации 25 мая, буквально накануне последнего звонка, и сказали: ваша школа закрывается - нет денег на ее содержание", - рассказывает Юлия Рассохина, учитель Пепелышевской средней школы Суксунского района Пермского края. Оправившись от первого шока, учителя и родители приняли решение бороться. До голодовки, как в Ульяновске, к счастью, дело не дошло. Хватило разговора с замминистра образования Пермского края. "Мы объяснили, что количество детей в нашей школе не сокращается, а, наоборот, растет. В прошлом году было 66 человек, в этом - 72. К тому же наша школа сама является базовой для нескольких деревень. И если закрыть и ее, детям в общей сложности придется ехать на автобусе 40 километров - с заездом в каждую деревню. Они же тогда по полдня будут в автобусе проводить", - говорит Юлия Рассохина. В общем, Пепелышевскую школу отстояли. Точнее, ей разрешили пожить еще год. Так что пока непонятно - это история со счастливым концом или с отложенным плохим.

Конечно, в закрытии малокомплектных школ есть свой резон. Главный аргумент - повышение качества образования. В самом деле, зачем открывать в сельской школе кабинет физики с лабораторией для опытов, если им будут пользоваться от силы полтора десятка человек. В этом случае кабинет окажется просто золотым. Все болезни таких школ давно известны: недостаток профессиональных кадров, устаревшая материальная база, ветхие здания. В общем, "сказано в морг, значит, в морг".

Но возникает вопрос: а сколько малокомплектных сельских школ должно быть закрыто, чтобы содержание некоей идеальной базовой школы со всеми удобствами стало экономически выгодным для государства? И какую школу считать малокомплектной? Например, в селе Новоалександровка в Мордовии закрыли школу, где училось всего 11 человек. По словам учителей, им еще два года назад объявили о закрытии, так что все прошло тихо. Да и чему возмущаться, если в ряде школ учителей уже больше, чем учеников? А вот в ульяновской школе, прогремевшей летом на всю страну благодаря голодовке учителей, училось аж 400 человек. Но она тоже была признана малокомплектной, потому что необходимый минимум для городской школы - 500 учеников.

Далеко не все сельские школы согласны добровольно самоликвидироваться. "Закрытие школы в конечном счете означает смерть села, - уверена Надежда Школкина, член комиссии Общественной палаты по экономическому развитию и поддержке предпринимательства, давно занимающаяся проблемами села. - К тому же в нашей стране не решены многие проблемы, связанные с доставкой сельских детей в школу. Например, в США разработаны стандарты, учитывающие, сколько времени ребенок может ждать автобуса на остановке. О каких стандартах может идти речь у нас, если ребенка еще нужно довезти по бездорожью до этой остановки - иногда несколько километров. А для этого поднять в пять утра". В таком случае остается один вариант - отдать ребенка в интернат. "Дети, оторванные от семьи и пожившие в интернате, уже никогда не вернутся к себе в село", - убеждена Надежда Школкина. И их можно понять: зачем возвращаться туда, где даже нет школы? Ведь это значит, что и их будущих детей придется опять с мучениями возить за несколько десятков километров на учебу или "сдавать" в интернат. В таких условиях невозможно жить - только доживать.

По мнению Надежды Школкиной, в селе, где сегодня есть малокомплектные учебные заведения, необходимо оставить хотя бы начальную школу. И кстати, это вполне оправданно даже с экономической точки зрения. Например, в селе Средний Колышлей Аткарского района Саратовской области подсчитали, во сколько обойдется содержание их малокомплектной начальной школы. И выяснили, что это более чем в три раза дешевле, чем доставка детей автобусом в городскую. Годовой бюджет школы - 302 тысячи рублей (зарплата учителей, коммунальные услуги). А для доставки детей в город нужно купить "Газель", платить зарплату водителю, тратиться на бензин, техосмотры и расходные материалы. Все это вместе тянет больше чем на миллион рублей в год. Вот вам и экономическая целесообразность.

Ну а если действительно неперспективную со всех точек зрения школу разумнее закрыть, почему бы не обсудить это заранее со всеми заинтересованными лицами? Зачем объявлять приговор накануне летних каникул? "Если родителей убедить, что в другой школе его ребенку действительно будет лучше, никаких проблем не возникнет", - уверена Надежда Школкина. Правда, для этого нужно создать такие школы и проложить к ним асфальтированные дороги.

Аргументы Фурсенко

Недавно глава Минобрнауки провел в Воронежской области совещание, посвященное реализации национальной образовательной инициативы "Наша новая школа" в сельских районах. Мы приводим здесь выдержки из его выступления.

Вопросы, связанные с сокращением количества школ, возникли не по злой воле чиновников. За последние десять лет количество школьников в стране уменьшилось на 42%. За сухим словосочетанием "демографическая проблема" стоит страшная реальность. Учитывая, что количество ребят в стране сокращается, каждый из них должен быть хорошо обучен, образован. Учитель Юлия Владимировна Рассохина привела в пример, как я понимаю, вполне качественную школу в Пермском крае. Да, я не исключаю, что, как это у нас водится, лес рубят - щепки летят. Страшная поговорка, мы всеми силами стараемся от нее избавиться, но, к сожалению, это в России пока не изжито.

Но давайте не забывать и о других вещах, которые тоже имеют место. Я знаю школы, директора и преподаватели которых своих детей отправляют учиться в крупную базовую школу или даже в город, но при этом всеми силами борются за то, чтобы та сельская школа, в которой они сами трудятся, осталась на месте. Потому что это рабочие места для них и они никуда не хотят уходить. А часто бывает и так: проверка знаний ребят из малокомплектной школы показывает, что они не знают ничего. Абсолютно. Один из уважаемых мною губернаторов (кстати, далеко не либерал и не реформатор, до того случая всегда выступавший за сохранение таких малокомплектных школ), побывав в нескольких подобных учебных заведениях, в сердцах заявил директорам и педагогам: "Нарисуйте им аттестаты и больше их не дергайте. Они у вас не знают ничего, и вы их научить ничему не можете, да и не хотите". И таких примеров не меньше, чем вопиющих случаев, когда закрывают действительно хорошую, достойную школу. Наша задача - добиваться, чтобы не было ни того, ни другого.

Приводя в пример сельскую школу в Саратовской области, Надежда Васильевна Школкина делает вывод о том, что содержать малокомплектную школу дешевле, чем возить детей в городскую. Эти аргументы, при всем уважении к Надежде Васильевне, я считаю не слишком корректными, поскольку в них малокомплектные сельские школы противопоставляются городским. Но ведь у нас все преобразования делаются не для того, чтобы детей из села возить на учебу в город, а для того, чтобы возить их в другое село. Надо выбирать перспективные сельские районы и села (причем перспективные не только с точки зрения наличия там людей, но и с точки зрения производства, культурной атмосферы, педагогических кадров и т.д.) и именно там создавать мощные базовые школы. И я не исключаю, что в некоторые из них начнут подвозить детей даже из близлежащих городских поселков: там, как говорится, и воздух чище, и атмосфера лучше, и ситуация спокойнее.

Я против того, чтобы говорить: "Мы не можем эту школу выпустить из села потому, что тогда село развалится". Давайте ставить во главу угла интересы ребенка. Тем, кто готов использовать детей в качестве заградотрядов и держать их в родной деревне, как крепостных, чтобы школа не развалилась, хочу напомнить: крепостное право мы отменили в 1861 году, а паспорта селянам начали выдавать в 1950-х годах. Конечно, это был правильный шаг, хотя, получив паспорта, многие селяне в те годы уехали в город (мы все читали Абрамова, Распутина и др.). Нельзя из детей делать заложников.

Я специально анализировал бюджеты регионов и могу сказать: количество школ уменьшается, учеников - тоже, но при этом практически нигде ассигнования на образование не сокращают. О чем это говорит? О том, что в каждой школе стали учить лучше, да и зарплата педагогов постепенно растет. Сегодня в нормальных условиях учатся 60-70% ребят, а еще пять лет назад было максимум 20%. Надо и дальше двигаться этим путем и ни в коем случае не сокращать финансирование образования. Причем двигаться нужно плавно: система образования - вещь сама по себе достаточно консервативная, и резкие движения здесь опасны.

Граф был бы доволен

В Ясной Поляне, где великий писатель начинал свои педагогические опыты, по-прежнему учат крестьянских детей и сирот.

Ясная Поляна - особое место в истории российской педагогики. Именно здесь, в своем родовом имении, в 1849 году начал обучать грамоте крестьянских детей граф Лев Николаевич Толстой. Вернувшись с Крымской войны, он открыл в Ясной Поляне школу. Работа этого учебного заведения, которую писатель освещал в своем педагогическом журнале "Ясная Поляна", вызывала интерес в России и за рубежом и была примером для подражания.

В 1928 году дочь писателя Александра Львовна Толстая построила и открыла в Ясной Поляне новую сельскую школу - наследницу первой толстовской. Это учебное заведение существует и сейчас, а называется - "Яснополянская гимназия N 2 им. Л.Н. Толстого".

- Никакого отбора детей у нас нет. А статус гимназии мы имеем только потому, что участвуем в эксперименте по возрождению педагогических идей Толстого, который проводит Тульский институт повышения квалификации учителей, - рассказал "Известиям" директор Дмитрий Киселев. - Вслед за Львом Николаевичем стараемся опираться на личный опыт ребенка, а не нагружать его знаниями "сверху". Как и он, считаем, что педагог и ребенок - прежде всего партнеры, а уж потом учитель и ученик. С помощью музейной педагогики и внеклассных занятий прививаем детям любовь к родному краю. Личность ребенка пытаемся развивать на основе его самых сильных качеств.

Сегодня в гимназии 143 ученика - совсем неплохой показатель для сельской школы. Большинство учащихся - жители окрестных сел. Около трех десятков детей привозят на учебу из райцентра Щекино, поселков Первомайский и Косая Гора. А еще примерно 50 здешних учеников - это сироты из Яснополянского детского дома. Успеваемость у детдомовцев разная. Кто-то с трудом читает даже в пятом классе, а вот, например, Руслан Кадиров в прошлом году окончил школу с серебряной медалью.

- Конечно, детдомовцы не самые лучшие ученики, но мы не собираемся с ними расставаться, - говорит директор. - К тому же успеваемость у нас понемногу, но растет. Сегодня 40% наших учеников - хорошисты и отличники. То есть по качеству образования мы не последняя школа в районе и области, но и не первая. 60% наших выпускников прошлого года поступили в вузы, остальные - в техникумы и колледжи.

Основное бремя содержания гимназии лежит на муниципальном бюджете. Создан попечительский совет. Директор музея-усадьбы "Ясная Поляна" Владимир Ильич Толстой то одного, то другого мецената подкинет, но постоянных спонсоров нет. Средняя зарплата местного учителя - а в гимназии работают около 30 педагогов - от 7 до 12 тысяч рублей. Словом, все как у всех.

- Атмосфера у нас хорошая, камерная, - говорит Киселев. - Даже городские жители это давно оценили. Школа небольшая, но уютная. Невысокая наполняемость классов позволяет больше времени и внимания уделять каждому ребенку. К тому же по сравнению с крупной городской школой дети у нас больше находятся под контролем педагогов и воспитателей, а это немаловажно.

 

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Андрей Чернаков
izvestia.ru

всего: 640 / сегодня: 1

Комментарии /1

23:3431-10-2011
 
1
DeWolff
Ну хорошо, школы малокомплектны. Их закрыли. А если случается такое - школу закрыли, но она осталась жива и продолжает работать уже на общественных началах за счёт частных денег и помощи. Родители и учителя создали Фонд поддержки сельских школ. И здание школы, всё разрушенное и восстановленное своими средствами, всё равно продают. Как здесь быть. Это я о кузнецовской школе в ивановской области. Посмотреть про всё это можно на сайте http;//deti-sela.org

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире