К чему приведет разграничение морской границы в Баренцевом море

К чему приведет разграничение морской границы в Баренцевом море

В стране и миреВ стране
Президент РФ и премьер Норвегии заключили соглашение о разграничении морской границы в Баренцевом море, ставшее, по выражению Дмитрия Анатольевича Медведева, «прорывом» и «новой страницей в двусторонних отношениях».

Давайте попробуем разобраться, что за страницу мы перевернули и куда именно прорвались.

Для начала необходимо разъяснить ситуацию, существовавшую до подписания договора. Общепризнанной границы в Баренцевом море у нас с Норвегией как бы не было, и может показаться, что это плохо. Но это не так. В 1976 и мы, и норвежцы установили границы своих экономических зон в одностороннем порядке, в результате чего возникла спорная акватория площадью около 175 тыс. кв. км. По обоюдному согласию, промыслом рыбы в спорной зоне могли заниматься обе стороны, а вот с добычей нефти и газа ясности не было. То есть - еще неделю назад мы могли абсолютно законно ловить рыбу в спорной акватории, и могли претендовать на месторождения углеводородов, но не могли начать их добычу. Но дело в том, что начать добычу нам в любом случае было не по силам по причине отсутствия технологий. Необходимой для добычи нефти и газа в данном районе техники, инфраструктуры и пр. у нас попросту нет.

Еще в 1990 году советский премьер Рыжков предлагал норвежцам начать совместную добычу нефти и газа до подписания договора о морской границе. Но как раз в 90-е годы выяснилось, что запасы нефти и газа на шельфе Северного моря истощаются быстрее, чем ожидалось, и нефтяным запасам Норвегии, превратившим страну в «северный Кувейт», вот-вот наступит конец. Спасти благосостояние нации могло только движение на восток, в Баренцево море, в т. ч. разработка ресурсов «серой зоны». А наша страна деградировала на глазах, и договариваться с ней о чем-то на равных казалось просто смешным. Поэтому Норвегия заявляла, что согласна сотрудничать в добыче углеводородов только в «бесспорных» акваториях (имея в виду, что спорные и так ей отойдут). Так оно, собственно, и случилось. Теперь Норвегия будет добывать ресурсы и для себя - в своей теперь уже зоне, и для нас - в нашей, развивая свои нефте- и газодобывающие отрасли за наш счет.

Что касается рыбы. Как мы уже знаем, Россия отдала Норвегии половину спорной акватории. При этом Норвегия де-юре получила полный контроль над 200 мильной зоной вокруг Шпицбергена, где находится один из самых богатых мировых рыбных районов. Фактически дезавуировано предыдущее соглашение 1920 года, по которому обе стороны имели равные права на ведение экономической деятельности на Шпицбергене. Теперь, формально соглашение действует, но правила рыболовства в этом районе уже будет определять исключительно Норвегия, которая, имея не в пример нам развитый рыболовный флот может легко удушить наше рыболовство в этом районе, запретив «устаревшие» способы ловли, которыми пользуются наши рыбаки. В договоре ясно прописано, что за линией раздела "юрисдикция России не распространяется», то есть к западу от линии раздела распоряжается только Норвегия.

Конечно, с ловлей рыбы в спорных районах в последнее время у нас и так все было, мягко говоря, не очень хорошо. Норвежцы свои непризнанные права отстаивали с завидным упорством, а мы делали вид, что все в порядке. Наших рыбаков, пытавшихся в полном соответствии с международным правом ловить рыбу в нейтральных водах, задерживали, штрафовали, выдавливали из промысла. Так было, например, с траулером «Электрон». Свидетельствует его капитан, Валерий Владимирович Яранцев:

«Траулер «Электрон» ловил рыбу в международных водах, свободных от признанного статуса норвежской экономической зоны. Координаты я помню до сих пор, спустя даже четыре года: 76 градусов 30 минут северной широты и 39 градусов 15 минут восточной долготы (плюс-минус пять миль). В этой точке мира действуют Международная конвенция о рыболовстве в Северо-Западной Атлантике, Конвенция об открытом море и Парижский договор о Шпицбергене 1920 года. Все! Больше никаких юридических документов, регламентирующих промысел в этих водах, нет. Есть только некие потуги, предпринимаемые в одностороннем порядке: распространить на этот район Шпицбергена законы континентальной Норвегии.

15 октября 2005 года утром после подъема трала к нам подошел норвежский корабль береговой охраны «Тромсё» и на «Электрон» высадились норвежские инспекторы рыбоохраны и береговой охраны. Сначала претензия к нам была одна: почему не подали заявку на вход в 200-мильную рыбоохранную зону Шпицбергена, установленную по королевскому указу с 1 января 2003 года? Но в связи с тем, что Россия этот район такой зоной юридически не признала (как не признал и никто в мире), то никаких заявок на промысел там от нас никогда и не поступает.

Получив от норвежцев прямой приказ следовать в порт Тромсё, я отправил на берег радиограммы с просьбой пояснить, не вошла ли Россия в состав королевства Норвегия, так как мы находились к тому моменту на промысле уже в течение почти трех месяцев и фактически жили в информационном вакууме. Если нет, то я, имея на флагштоке траулера российский флаг, подчиняюсь законам России. Эта радиограмма ушла в Комитет по рыболовству РФ, в офис судовладельца, в управление морской погранслужбы Мурманской области. Ответила только фирма: «Сведений не имеем».

Капитан уже позже узнал, что координаты его корабля сообщили норвежцам в России, иначе его попросту не смогли бы найти в открытом море. А тогда, радировав в Мурманск «прошу помощи, атакован!» и не получив ответа, он решил выбираться сам. Поднял российский флаг и пошел на Мурманск. Пользуясь преимуществом в скорости хода, норвежцы пытались остановить траулер, натягивая по ходу судна стальной трос. Но Яранцев глушил двигатель, чтобы не намотать трос на винт, и проскакивал. Дошел...

Как мы видим, российские моряки и рыбаки отлично понимали ситуацию со спорными территориями. Понимают они ее и сейчас. Вот цитата из открытого письма, составленного рыбаками, учеными и специалистами Северного и Западного рыбопромысловых бассейнов России в отчаянной попытке спасти ситуацию за неделю до подписания договора:

«Наша работа в Баренцевом море осуществляется в тесном взаимодействии с рыбаками, специалистами и учеными Норвегии. Для такого сотрудничества создана в 70-х годах ХХ века соответствующая правовая база между Россией и Норвегией, которую мы считаем необходимым сохранить и усилить. Последнее касается, прежде всего, принятия Россией и Норвегией единых мер регулирования (правил) рыболовства, регламента контроля судов за соблюдением этих мер, совместных инспекторских проверок, гармонизированных мер наказания и ряд других необходимых мер, которые должный действовать по всему ареалу рыболовства в Баренцевом море и водах архипелага Шпицберген с момента подписания Договора о разграничении. В настоящее время они находятся только в стадии разработок и согласования. Без пакета этих важнейших для устойчивого бесконфликтного рыболовства в Баренцевом море и в Северо-Западном секторе Арктики подписание Договора о разграничении морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане полагаем преждевременным и поспешным.

Мы также считаем, что в Договоре в полной мере должны быть сохранены исторически сложившиеся режим рыболовства для нашего рыболовного флота в районе Договора о Шпицбергене 1920 года (74- 81 градусов северной долготы и 10 - 35 градусов восточной широты), также как и установлен переходный период для смежного участка рыболовства, который отходит к той или другой стороне, при безусловном учете на этой акватории западной границы полярных владений России от 1926 года.

Игнорирование этих важнейших положений и интересов отечественного рыболовства в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане при разграничении морских пространств повлечет как потери в вылове не мене 50-60%, но и вызовет значительные социально-экономические потрясения прибрежного населения этого района России.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, не забывайте мудрую пословицу: "семь раз отмерь, один раз отрежь" и нашу рыбацкую капитанскую первую заповедь: "считай себя ближе к опасности". Не абстрактные, двусмысленные формулировки, касающиеся рыболовства и якобы укрепляющих сотрудничество нужны в Баренцевом море и в этом секторе Арктики, а реальные прагматические решения, обеспечивающие продолжение (а не сворачивание) отечественного рыболовства и решения социально-экономических вопросов рыбаков и проживающего здесь населения на долгосрочной основе. Мы не желаем повторения в Баренцевом море, Северо-Западном секторе Арктики порочного для рыбаков беренговоморского варианта, а именно к этому ведут дело те, кто готовит упомянутый Договор о разграничении игнорируя интересы отечественного рыболовства в угоду газовиков и нефтяников. Мы за гармоничное развитие этих двух отраслей.

Мы надеемся, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что Вы, как гарант Конституции Российской Федерации примете во внимание национальные интересы отечественного рыболовства и проживающего прибрежного населения и дадите отпор тем из Ваших советников, которые подталкивают Вас на принятие поспешных неоправданных решений.»

Дмитрий Анатольевич не принял во внимание интересы рыбаков. Проигнорировал богатейший опыт советской дипломатии по данному вопросу. Узаконил выдавливание России из ее северных владений. По официальным телеканалам прозвучали победные реляции. А на пресс-конференции премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг заявил норвежским журналистам: «наиболее перспективные месторождения оказались в норвежской части акватории». Нашим зрителям эту часть пресс-конференции не показали. Зачем?

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 741 / сегодня: 1

Комментарии /1

13:5601-10-2010
 
 
Ас
Каждый из президентов и БНЕ и ВВП и ДАМ, что нибудь да отдали на сторону, отрезают россию помаленьку и по чуть чуть, тока не приростили к России, ничего. Петра 1, на них и их семьи.

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире