За листовку с фразой "Убей в себе раба" – год условно

За листовку с фразой "Убей в себе раба" – год условно

В стране и миреЭкономика и финансы
Руководитель московского отделения движения «Другая Россия» осужден на один год условно за распространение листовок с фразой «Убей в себе раба» и фотографией человека, «похожего на Путина».

Одним из оснований для вынесения приговора снова стало экспертное заключение скандально знаменитых Виталия Батова и Натальи Крюковой.

Бабушкинский районный суд Москвы признал виновным руководителя московского отделения «Другой России» Николая Авдюшенкова в участии в деятельности экстремистской организации. Авдюшенков приговорен к году условно с испытательным сроком три года. Суд обязал его не посещать митинги, массовые политические мероприятия и трудоустроиться. Прокурор требовал для подсудимого год лишения свободы в колонии-поселении. 

Причиной возбуждения против Авдюшенкова уголовного дела стали изъятые 9 марта 2009 года в ходе обыска на квартире листовки и свидетельские показания участкового Архадова Эльган Аршад-оглы. Архадов утверждает, что видел, как Авдюшенков 9 марта расклеивал листовки, после чего попросил его проследовать в отделение милиции для составления протокола. Сам Николай утверждает, что 9 марта весь день находился в квартире, где проходил обыск. Он не раз заявлял, что не совершал противоправных действий, предъявленных ему следствием, и считает это уголовное дело политическим. 

В основу обвинения Авдюшенкова легла лингвистическая экспертиза листовки, выполненная скандально знаменитыми сотрудниками Российского института культурологии Виталием Батовым и Натальей Крюковой (они также выполняли экспертизу в ходе уголовного дела в отношении депутата Тульской городской думы Владимира Тимакова). Никто из двух экспертов не имеет профильного образования: В. Батов – психолог, Н. Крюкова – учитель математики. 

Упомянутая экспертиза уже использовалась в прошлом году на процессе против Владимира Акименкова. Тогда один из экспертов, Виталий Батов, объяснял, что лозунг «Убей в себе раба!» «подталкивает людей к мысли о том, что у нас России рабство», и призывает их «на борьбу рабством — то есть с государственным строем». «Фраза «Убей в себе раба!» сама по себе бессмысленная, главное в ней выделенное слово «Убей», – утверждала второй эксперт Н.Крюкова. 

«Таким образом, вся смысловая нагрузка плаката - в призыве к насилию (убийству)», – говорится в заключении Батова и Крюковой. А изображение мужчины с сигаретой на фоне кремлевских курантов и с фразой "Время менять власть" эксперты назвали «отдаленно похожим на Председателя Правительства В.В. Путина». 

Однако, на удивление, суд признал их заключение об экстремистском характере листовок достаточным для вынесения приговора.

«Данное дело носит абсурдный характер как с правовой точки зрения, так и просто на уровне здравого смысла, считает директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. – Антиэкстремистское законодательство все чаще и чаще используется в России «не по назначению», с явной целью подавить инакомыслие и критические суждения в адрес власти. Чаще всего это пусть и резкие, но вполне допустимые с точки зрения международных стандартов оценочные суждения, и данное дело не является исключением из правила. Достаточно вспомнить, как призывом к свержению существующего государственного строя (экстремистским высказыванием) была признана фраза: «Долой самодержавие и престолонаследние!» Или осуждение журналистов за экстремизм в адрес довольно странных социальных групп: «сотрудники милиции», «сотрудники администрации республики Мари Эл», «сотрудники ВЧК, НКВД и КГБ», «сотрудники ЗАГСа, казаки», «хозяева жизни» и т.д. и т.п. Список безумств на этом не исчерпывается. И самое страшное, что в каждом из таких дел в основу обвинения легли «лингвистические экспертизы». О квалификации экспертов можно только догадываться. Какие еще социальные группы нужно придумать, чтобы полностью положить запрет на критику тех или иных служителей нашего государства, чтобы е беспокоить их недовольством оппозиционеров и критически настроенной части граждан?»

«Особенно вызывает беспокойство использование для фундамента обвинения псевдолингвистической экспертизы, которая не отвечает ни одному процессуальному требованию к такого рода документам, продолжает госпожа Арапова. – Имея доступ к шедеврам пера экспертов Батова и Крюковой, мы можем воочию убедиться, что все эти заключения даны по делам носящим политический характер, когда речь идет о привлечении к ответственности за инакомыслие, за критику власти, за идеи, непопулярные в Кремле. Более того, профессиональный уровень документов оставляет желать лучшего, даже в смысле орфографии. Достаточно ознакомиться с заключениями Батова и Крюковой по уже известному делу Владимира Тимакова, где часть текста экспертного заявления бессовестно «позаимствована» из экспертизы по делу об экстремизме другого эксперта (и никакого отношения к делу о клевете не имеет в принципе), в термине «диффамация» допущено 3 (!) ошибки в одном слове (в заключении оно фигурирует как «дефомация»), а при даче показаний в суде, эксперт Крюкова уверенно заявила, что «математика и лингвистика – суть одна и та же гуманитарная наука». 

Московский адвокат Анна Паничева, считает так же:

«Защищая в суде Владимира Тимакова, депутата и публициста из Тулы, я столкнулась с поразительным доказательством: двумя заключениями социокультурных лингвистических экспертиз, которые провели сотрудники Института культурологи РАН РФ Виталий Батов и Наталья Крюкова. Грубейшие нарушения уголовно-процессуального закона были для меня очевидны. Филологи и лингвисты, имеющие ученые степени и профессионально занимающиеся производством экспертиз, тоже пришли в ужас от текста этих экспертных заключений. Меня заинтересовал вопрос, почему при наличии государственных экспертных учреждений, которые бесплатно для органов следствия и суда проводят экспертные исследования, эти органы и суд обратились к математику Крюковой и психологу-культуроведу Батову? Почему не было попыток найти для проведения лингвистической экспертизы лингвиста или филолога – т.е. лиц, имеющих специальное образование и надлежащий образовательный ценз, экспертную подготовку в области судебной лингвистической экспертизы? В судебном заседании было установлено, что педагог-математик Крюкова не имеет ни филологического или лингвистического образования, ни единой публикации, связанной с филологией или лингвистикой, и до недавнего времени она являлась главным инженером института. Эксперт признала, что в исследовательскую часть заключения она поместила фрагмент чужой статьи, включая примеры из нее. А отсутствие кавычек и ссылок на чужой текст, относящийся совсем к другой проблематике, она признала «некоторой недоработкой заключения». То обстоятельство, что заимствованная статья не относилась к теме исследования, Крюкову не смутило». 

«Это дело, – явно не последнее, – считает адвокат. – За экстремизм и клевету, судя по происходящему, будут и дальше преследовать невиновных людей. По-видимому, среди них могут оказаться и журналисты, и правозащитники. В этой ситуации необходимо, на мой взгляд, предпринять шаги, которые бы дали возможность научному сообществу дать публичную оценку подобным случаям. А еще – найти решение, которое позволило бы избегать впредь появления некачественных экспертных заключений, которые становятся инструментом для политического преследования».

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 800 / сегодня: 1

Комментарии /1

20:4119-03-2011
 
 
Лишнее напоминание что МЫ рабы!!!!

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире