Российский заключенный попросил суд об эвтаназии

Российский заключенный попросил суд об эвтаназии

В стране и миреВ стране
Смертельно больной Геннадий Уминский буквально гниет в тюрьме

Разрешение на... эвтаназию просит заключенный, которому отказали в освобождении, несмотря на его тяжелое заболевание. Этот дикий и беспрецедентный случай произошел в Рязанской колонии. Тюремные эскулапы признаются — он и впрямь долго не протянет. Чтобы не мучиться, сиделец написал открытое обращение во многие инстанции, однако вряд ли чиновники ему помогут — эвтаназия в России запрещена.

Страшное письмо правозащитникам прислала мать Геннадия Уминского, осужденного в 2007 году на 18 лет. Она уже отправила такое же обращение по почте председателю областного суда по Рязанской области, в комиссию по правам человека и многие другие инстанции. Но сама просьбу сына не поддерживает. Да и какая мать с подобным решением согласится? В данный момент Геннадий “мотает” срок в колонии №3 УФСИН России по Рязанской области, но большую часть времени находится на лечении в тюремной больнице.

“Я страдаю тяжелой формой сахарного диабета 1 типа, инсулинозависимый, — пишет Геннадий (орфография сохранена). — Заболевание, которое развилось в тяжёлые формы в условиях изоляции, при отбывании наказания, изначально было получено в ходе проведения контр террористических операций в Чечне. У меня фактически отсутствует поджелудочная железа, все это последствия тяжёлого ранения. Я фактически не могу передвигаться без посторонней помощи и двух костылей. На более дальние дистанции меня переносят на руках и носилках. С кровати я не встаю более года. Масса тела в весе упала с 120 кг до 58 кг. Дистрофия прогрессирует. Выпали почти все зубы и мне нечем пережёвывать пищу. Голени ног покрыты трофическими язвами и нестерпимо болят. Все это подтверждено специальной медкомиссией ФБЛ ПУ Б-2 УФСИН России по Рязанской области №29 от 03.10.2010 г с привлечением врачей — специалистов Рязанской областной больницы, где меня обследовали. Я нахожусь на грани жизни и смерти. Каждый новый день приносит мне новые физические страдания и боль. В условиях лишения свободы я обречен на медленную мучительную смерть. В тюремной медицине нет эндокринологических отделений и методики лечения сахарного диабета и его последствий.

Я православный християнин и по своим религиозным убеждениям не могу совершить суицид. Так как другого исхода я для себя не вижу, прошу прекратить мои физические страдания от тяжёлого заболевания, путём проведения мне процедуры “ЭФТАНАЗИИ”. Это есть моя воля, и я имею право, и никто другой, распоряжаться своей жизнью. В случае невозможности Вами принять решение по процедуре мне “ЭФТАНАЗИИ”, в связи с действующим законодательством, прошу данный вопрос поднять перед законодательными органами и дать письменный ответ о принятом решения”.

 

— Я не видела его два года, с тех пор как он перестал ходить, — говорит мать Раиса Михайловна. — Дело в том, что в тюремной больнице нет комнат для свиданий. А выносить его на носилках или руках в здание, где такое помещение есть, никто не хочет... Главврач так и говорит: мол, у нас такая услуга не предусмотрена. Мне пересылают его фотографии — он стал почти скелетом. Иногда удается услышать его голос... Он не хочет жить вот так. Заболевание моего сына входит в перечень тех, что препятствуют дальнейшему отбыванию наказания. И на протяжении всех судебных разбирательств врачи УФСИНа представляли в суде его интересы, подтверждали, что его заболевание крайне тяжелое, здоровье резко ухудшается, что нашло подтверждение в решении суда, но, несмотря на это, судьей Московского районного суда Дурымановой на судебном заседании 27.10.2010 по моему ходатайству об освобождении в связи с тяжелым заболеванием согласно с. 81 УК РФ мне было отказано.

Врачи больницы подтверждают, что Геннадий, мягко говоря, в плохой форме. И никак не могут понять, почему судьи упорно не хотят его освобождать.

— Это все из-за его дела, которое изначально было сфабриковано, — уверяет мать. — Об этом весь город знает, как и обо всей нашей семье. Муж мой работал начальником следственного отделения УВД. А сын имеет кучу наград, много раз был в Чечне, являлся зам. председателя афгано-чеченского союза... Какой из него убийца и грабитель? Но когда он возглавлял один ЧОП в Орле, там у него возник конфликт со строительной фирмой, которую курировал бывший губернатор области. Было возбуждено уголовное дело, поменялись 5 следователей, и в итоге сын получил срок. Когда мы были на последнем суде в надежде, что из-за болезни его освободят, там судья мне сказала — есть установка вашего сына не выпускать из-за решетки. Неужели остается эвтаназия?

Нет, конечно. Как пояснили “МК” в Минздравсоцразвития, разрешение на эту процедуру Уминский не сможет получить, потому что она запрещена законом. Хотя в 2007 году Совет Федерации подготовил законопроект, легализующий в России эвтаназию, который сразу вызвал волну критики со стороны общественности. Так что выход один — медленно гнить в тюрьме.


Фото /1

1
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Ева Меркачева
mk.ru

всего: 850 / сегодня: 1

Комментарии /1

18:2024-03-2011
 
 
земляки
Гена, держись!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире