Педофил против государства: кто победит?

Педофил против государства: кто победит?

В стране и миреВ стране
Все разговоры на актуальную ныне тему о борьбе с педофилией на бытовом уровне чаще всего сводятся к выбору способа казни: за какое место преступника подвесить, на сколько частей его разрезать и т. д.

Разумеется, серьезных специалистов такой уровень дискуссии устроить никак не может. Все понимают, что, за какое место ни подвесь, проблему этим не решить. Тем более что давно доказано: смертная казнь к падению уровня преступности не ведет. Да и страх смерти вызывает у преступника только одно желание – не оставить жертву в живых, чтобы избежать опознания. Так что, как ни велик соблазн, простого «одноходового» способа спасения наших детей от педофилов нет. О чем и говорилось на недавнем заседании Общественного совета при Главном следственном управлении СК РФ по Санкт-Петербургу.

Прежде всего был констатирован печальный факт: преступность в отношении несовершеннолетних совершенно точно не падает, а, по некоторым данным, даже растет. В 2010 году в России таких преступлений было зарегистрировано 97 159. 585 детей либо убиты, либо стали жертвами покушений на убийство. От преступлений против половой неприкосновенности пострадали 2532 ребенка. Только за первый квартал этого года от преступных посягательств в стране погибли 150 детей, а жертвами насильников и извращенцев стали 832 несовершеннолетних. В Санкт-Петербурге, по данным городской прокуратуры, в 2010-м по сравнению с предыдущим годом рост числа сексуальных преступлений в отношении детей составил 191% (соответственно, 498 и 151). По линии Следственного комитета (занимающегося, как известно, только тяжкими и особо тяжкими деяниями) зарегистрировано 349 преступлений, из них 13 убийств и 116 – сексуальной направленности.

Уже первый, самый поверхностный, взгляд на проблему показывает, что, несмотря на остроту и очевидную общественную значимость, порядка в ее решении явно нет. Детьми, помимо правоохранительных органов, занимается масса государственных и общественных организаций, и какая-либо координация их действий в законах не прописана. Никто никому ничего не обязан сообщать, никто никому не обязан помогать. Психологи, педагоги, врачи, органы опеки – все работают вразнобой. Межведомственные контакты неформальны и поддерживаются лишь за счет доброй воли конкретных людей. Единой политики нет, и неизвестно, кто ее должен придумывать и как реализовать. Некий центр, управляющий людьми из разных ведомств, – это из области фантастики.

Желательно, конечно, до преступлений дело не доводить, а научиться их грамотно предотвращать. Но профилактика подростковой преступности в основном «заточена» под «гаврошей» – попрошаек, воришек из магазинов и прочих маргиналов. Между тем если говорить, к примеру, о сексуальных преступлениях, то большая их часть совершается в семьях, при этом часто выглядящих совершенно благополучными. Насилие там порой длится годами, но наружу ничего не выходит. Участковый, может быть, что-то и слышал, но не имеет права вмешиваться – нет заявления о преступлении. Органы опеки могли бы вмешаться, но им никто не сообщает...

Замруководителя управления СК по Санкт-Петербургу Марина Парастаева привела ужасающий пример. В одной семье отец в течение многих лет насиловал несовершеннолетнюю дочь. В конце концов она забеременела, родила ребенка. Но он стал требовать второго! И ни одна из многочисленных структур, которые ведают детьми, молодой мамой не поинтересовалась. Все выяснилось чисто случайно, когда девочку вызвали в милицию за нанесение побоев своей бабушке...

Когда же преступление выявлено (или есть подозрение, что оно совершено и надо добывать доказательства), оказывается, что правоохранительная система к этому не готова. Не хватает педагогов и психологов с соответствующей квалификацией. Следователи не знают, как правильно разговаривать с ребенком. Многие просто не готовы к восприятию ТАКОЙ информации. Получение показаний порой наносит им столь сильный удар по нервам, что впору самим обращаться к психологам.

Более того, права ребенка-потерпевшего ни в каких законах не прописаны. Обвиняемому, к примеру, положены адвокат и психолог, а потерпевшему – нет. А ведь подвергшийся насилию ребенок получает столь чудовищную психологическую травму, что она может искалечить всю его жизнь.

Шаг к тому, чтобы как-то, хотя бы на местном уровне, сгладить дефекты существующего законодательства, однако, недавно сделан. Результатом совместной работы Главного следственного управления, Уполномоченного по правам ребенка и правительства города стало изданное комитетом по социальной политике Петербурга распоряжение № 66-р от 18 марта нынешнего года «О создании службы межведомственного взаимодействия по вопросу реабилитации и сопровождения несовершеннолетних на базе Санкт-Петербургского государственного учреждения «Социальный приют для детей «Транзит».

Уже первые месяцы работы службы, как призналась «детский омбудсмен» Светлана Агапитова, выявили массу проблем. Создание единой базы данных, без которой оперативное и реальное взаимодействие невозможно, сразу наталкивается на законный вопрос о защите информации. Следствие и суд по делам о сексуальном насилии ведутся в закрытом режиме, и ответственность за разглашение их материалов законом предусмотрена. А что будет с этой информацией, когда она попадет в «общий котел», из которого будут «питаться» другие структуры, в том числе общественные? Кто поручится, что эта информация не будет использована во вред потерпевшему?

Как заявила Агапитова, дурной пример в этом плане подают многие СМИ. В погоне за рейтингами они часто пренебрегают всеми этическими нормами. Якобы борясь за права ребенка, смакуют подробности преступлений, сообщают персональные данные потерпевших. Недавний случай с насилием, совершенным над мальчиком из Лисьего Носа, заставляет задуматься очень серьезно. Ретивые «акулы пера и телекамеры», будто соревнуясь друг с другом, дали массу наводок на потерпевшего: место жительства, номер школы, класс, род занятий родителей. И даже выложили в Интернет тот самый жуткий ролик с картиной насилия.

Во многих странах такие действия однозначно были бы расценены как уголовное преступление и могли бы привести к огромным штрафам, а то и к закрытию данного СМИ. У нас же, по привычке, ссылаются на гарантированную Конституцией свободу слова и закон о СМИ. Как ни печально, но жизнь подводит к тому, что надо вспомнить вдрызг изруганное слово «цензура» и в каких-то строго оговоренных законом рамках это понятие возвращать.

Разумеется, данную меру уже на местном уровне ввести невозможно. Да и на федеральном, скорее всего, будут проблемы. Выступившая на заседании зампредседателя комиссии Общественной палаты РФ по контролю за действиями правоохранительных органов Ольга Костина, назвав Петербург лидером в области инициатив по защите детства, привела характерный пример решения аналогичных вопросов на уровне государственном. Законодательную инициативу по отмене условно-досрочного освобождения для педофилов «задробили» в Конституционном суде. Нарушение прав человека! Между тем только в 2010 году на УДО в России вышли около 500 педофилов. Как показывает жизнь, эти люди неизлечимы и рано или поздно вновь совершают аналогичные преступления. Предложение по химической кастрации тоже повисло в воздухе, упершись в массу технических, организационных и правовых проблем.

То, что путь борьбы с педофилией не так очевиден и прост, вскоре подтвердилось. Уже после данного заседания в Госдуме прошло второе чтение проекта федерального закона № 349188-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и УПК РФ в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних». По словам председателя Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной, предложенный депутатами законопроект «существенно ужесточает наказание за сексуальные преступления против детей, четко разграничивает виды преступлений, исключая, таким образом, возможность манипулирования при применении положений УК РФ в пользу педофилов, дает определение детской порнографии, устанавливает пожизненное лишение свободы за насильственные сексуальные преступления, повлекшие смерть ребенка».

Поправки приняли, но... третье, окончательное, чтение неожиданно было отложено на неопределенный срок. Говорят, что причиной стал альтернативный президентский проект, содержание которого пока держится в секрете. В какую сторону он качнет процесс, неизвестно.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Михаил Рутман
spbvedomosti.ru

всего: 886 / сегодня: 1

Комментарии /5

12:1923-06-2011
 
 
здравомыслящий
блдад задолбали уже этими педофилами!!!других проблем нет?

12:3123-06-2011
 
 
А это хрень, что "смертная казнь к падению уровня преступности не ведет"
Ведет, да еще как ведет !!! Правда, совсем не искореняет !!!

12:5123-06-2011
 
 
Так разве думские педофилы против самих себя закон примут?
Многим (единицам, конечно, нормальных в этой едросовской богадельне - думе крайне мало) нормальным думцам уже противно рядом с извращенцами в думском зале сидеть, о чем, кстати, они неоднократно заявляли.

А так как правящая партия, составляющая подавляющее большинство в думе, одна, вполне правомерно назвать её не только партией жуликов и воров, но и, плюс к этому - партией извращенцев и педофилов.

16:4923-06-2011
 
 
вор громче всех кричит - держи вора (с)
так кто наше государство мусорье и чинуши?

09:5524-06-2011
 
 
Сергей
Много букв, не дочитал. Но то, что прочитал - какое то мудацкое.
"...давно доказано: смертная казнь к падению уровня преступности не ведет."
Дибилы что ли? Давно доказано обратное.
Информационная война?

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире