«Не будет своего хлеба - будем кормить чужую армию»

«Не будет своего хлеба - будем кормить чужую армию»

В стране и миреВ стране
Эксперт скептически оценивает оптимизм чиновников по поводу высокого урожая зерновых

Негативный опыт 2010 года, когда аномальная летняя жара вкупе с традиционной чиновничьей неповоротливостью вполне закономерно аукнулись недобором в «закромах Родины», ростом цен на продуктов питания, а также нездоровым потребительским ажиотажем на рынке продовольствия (который едва не перерос в полноценную панику), заставляет российские власти взять на вооружение советские методы организации «информационной артподготовки» к «битве за урожай».

 Первый вице-премьер Виктор Зубков, курирующий в правительстве аграрный сектор, послал обществу и рынку сигнал, который призван снять опасения по поводу возможности повторения прошлогоднего сценария. Как сообщает РИА «Новости», он публично скорректировал в сторону увеличения правительственный прогноз, согласно которому урожай зерновых в этом году не превысит 85 миллионов тонн. Однако, по последним данным с полей, Минсельхоз, как выясняется, поскромничал (или можно сказать, перестраховался - кому как нравится). Так что если «небесная канцелярия» не подкачает, отечественные хлеборобы могут рассчитывать собрать в текущем году на 5 миллионов тонн больше.

 В результате российский агропром если не обновит, то уж по крайней мере вплотную приблизится к рекорду урожайности, который был поставлен в 2009 году (тогда с полей собрали 97 миллионов тонн, что в свою очередь почти на 36 миллионов превышает антирекорд прошлого засушливого года). Впрочем, многомиллионной армии рядовых потребителей расслабляться все же не стоит. Поскольку главными выгодоприобретателями в этой ситуации могут по традиции, скорее всего, станут не они, а крупные экспортоориентированные агрохолдинги для которых анонсированное зерновое изобилие по сути означает зеленый свет на мировые рынки.

 Напомним, что ввиду потери  в прошлом году почти 40% урожая зерновых правительство было вынужденно поумерить аппетиты наших агропромышленных сырьевиков, которые, будь у них такая возможность, в погоне за длинным долларом (глобальный рынок продовольствия в последние годы переживает настоящий бум) вполне могли бы устроить в своей собственной стране небольшой «голодомор». Тогда в целях обеспечения потребности страны власти пошли на такую чрезвычайную меру, как введение моратория на экспорт зерна до июля 2011 года.

 Таким образом, обнадеживающая реляция в исполнении первого вице-премьера фактически означает отмашку для экспортеров, которые уже начинают свое триумфальное возвращение на мировой рынок, поскольку многие эксперты полагают, что его нынешнее перегретое состояние вызвано не только конъюнктурными играми спекулянтов, пытающихся пристроить «антикризисную» долларовую эмиссию США, но и временным отсутствием предложения российского зерна. Так что, можно не сомневаться, одиозное выражение «русские идут» на товарных биржах США и ЕС на этот раз будет вызывать исключительно позитивные ассоциации.

 Очевидно, что мощный зерновой «камбэк» РФ и соответствующие валютные поступления помогут залатать целый ряд зияющих бюджетных прорех. В то же время нельзя исключать и того, что уверенная экспортная отмашка, данная Виктором Зубковым при неблагоприятном стечении обстоятельств, вполне может оказаться фальстартом с малопривлекательными последствиями для внутреннего продовольственного рынка. Несмотря на то что продажа зерна за рубеж была возобновлена только пару недель назад, по подсчетам первого вице-премьера за прошедшие 13 дней наши экспортеры-энтузиасты успели по сходной цене «толкнуть налево» (то бишь за границу) 770 тысяч тонн зерна, такими темпами за весь июль получается около 1,5 млн тонн. А в таможенных органах уже находятся заявки на экспорт 6,5 миллиона тонн. Учитывая же, что к тому же 13 июля с полей было собрано только 7,5 миллиона тонн зерновых, нетрудно догадаться, что в настоящее время мы продаем зерно старого урожая (можно сказать, проедаем НЗ, ожидая, что он в ближайшее время пополнится новыми поступлениями).

 Однако делать широковещательные заявления о полной победе в «битве за урожай» (если она, конечно, не является пирровой) по понятным причинам можно лишь тогда, когда в российские зернохранилища поступит последний бушель пшеницы. То есть даже самое скрупулезное подсчитывание несобранных колосков, согласитесь, чем-то напоминает пресловутую попытку поделить шкуру неубитого медведя еще до начала охоты.

Состояние российского агропрома и оптимистические ожидания властей по поводу урожая-2011 в интервью KM.RU оценил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Николай Харитонов:

 - Как человек, много лет проработавший агрономом и директором совхоза, я бы посоветовал нашим кабинетным теоретикам подсчитывать не то зерно, которое еще находится на полях, а то которое уже лежит в закромах. Урожай ведь надо еще благополучно собрать. Причем сделать это так, чтобы зерно было кондиционным - с сохранением мукомольных и хлебопекарных качеств, за которые мы ценим хлеб.

 Сегодня можно называть любые цифры - и 90 млн, и 100 млн тонн - но что окажется в итоге, неизвестно. Не следует забывать, что на дворе сейчас «макушка лета» (15 июля). Хлеборобам еще только предстоит дождаться стадии молочно-восковой спелости зерна. А если, как обещают синоптики, в ближайшее время действительно установится жара далеко за 30 градусов, то зерно может оказаться щуплым, что также означает частичную потерю урожая по весовому параметру.

 Понятно, что власти хотят успокоить общественность, а также сбить возможный ажиотаж на продовольственном рынке. Но я знаю, например, такие фокусы, когда, если нужно подтянуть общие показатели, заставляют районы завышать показатели по плану. Если же люди на местах начинают возмущаться, им говорят «не волнуйтесь, статистику пишете не вы, а мы». Как говорится, бумага все стерпит. Однако в реальности немного другая картина.

 Сейчас говорят: дескать, в советские времена мы завозили 33 млн тонн зерна. Да просто потому, что оно было востребовано птицефабриками и свинокомплексами (большая часть зернового импорта была фуражом, то есть зерном, которое потреблялось в животноводческом комплексе). А сейчас мы мяса производим на порядок меньше, покрывая дефицит зарубежными закупками. Кроме того, мы покупали канадское зерно-улучшатель в целях улучшения мукомольных качеств зерна, поскольку твердых сортов зерна не хватало. А сейчас мы, конечно, можем все излишки (которые не идут на внутреннее потребление) гнать на экспорт. Потому что собственного крупного рогатого скота, который нужно кормить фуражом, у нас практически нет. При этом даже во время войны в РСФСР было 43 миллиона голов дойного стада. И это без учета личного сектора. А сегодня осталось 8,2 млн коров с учетом частного сектора. Естественно, что у нас огромный дефицит мяса. То есть, когда мы говорим «хлеб всему голова», следует иметь в виду, что хлеб (зерно) - это значит еще и молоко, мясо, то есть основные продукты потребления. Многие хозяйства скот просто не держат, его, как правило, вырезают. Во-первых, не хватает дешевого фуража, а во-вторых, это трудоемкий процесс, потому что, в отличие от выращивания зерна, это не сезонные, а круглогодичные работы.

 
 Нас успокаивают тем, что собирается хороший урожай зерновых, значительная часть которого будет реализована за рубежом. Но ведь надо говорить не только о хлебе, а также и о других видах продукции, которые мы производим. То есть о молоке, мясе, исчисляемых на гектар сельхозугодий. Такие критерии применялись в советские времена. Но сегодня мы таких цифр уже не слышим. Вот, допустим, соберем мы 95 млн тонн зерна, а как это отразится на нашем мясомолочном рынке, то есть увеличении показателей по молоку, творогу, сметане, мясу и так далее? Мы же не будем пшеницу есть ложками.

 Главной проблемой сельхозотрасли в настоящий момент являются колоссальные задолженности. На производителях висят большие кредиты, которые они были вынуждены брать для приобретения ГСМ (минеральных удобрений мы мало вносим). Я объехал всю Америку, «от океана до океана», и изучил передовой опыт. Как известно, там развиты фьючерсные сделки. То есть в апреле-мае фермеры уже точно знают, какая будет цена в августе на их продукцию. У наших же производителей нет такой гарантии, что им удастся сбыть продукцию по той цене, которая хотя бы соответствует издержкам. Конечно, у нас есть зерновой союз и Объединенная зерновая компания, которые пытаются что-то сделать. Но этих усилий явно недостаточно.

 Я знаю, что в Алтае и Сибири хлеб неплохой. Дай Бог его убрать как положено и качественно сохранить (проблема зернохранилищ - это отдельная тема). В последние годы в стране отмечается много дат, связанных с фигурой Петра Столыпина, который вместо крестьянской общины вводил отруба, и этот превратный опыт потом пытался повторить Ельцин, раздав колхозникам 12 миллионов земельных ваучеров. Большую часть их раскупили нувориши. В итоге 40 миллионов гектаров земли сегодня находятся в заброшенном состоянии.

 Единственный, кто тогда поступил по-хозяйски, - это белгородский губернатор Евгений Савченко, который еще в 1990-е гг. скупил за счет средств областного бюджета все земельные паи, не обижая при этом крестьян по цене. Зато сегодня земля находится в областной собственности и ее можно сдавать в аренду. Если плохо работаешь на земле, он заберет ее назад. Это уникальный для России опыт, все туда ездят и учатся. Потому что в остальной России 40 миллионов гектаров земли зарастают лесом.

 Безусловно, на земле должны работать хозяйства с самыми разными формами собственности. Имеют право на жизнь и агрохолдинги, и фермерские хозяйства, и потребкооперация. Самое главное - государство обязано заняться социальным обустройством села, чтобы у сельских жителей, особенно у подрастающих поколений, была мотивация оставаться и работать на земле. Потому что сельхозпроизводство - это жизнеобразующая отрасль. Почему военных государство обеспечивает всем необходимым с нижнего до верхнего белья и оружием, строит военные городки, а крестьяне должны в одиночку тянуть лямку, работая под кредиты? А ведь хлеб - это тот же государственный суверенитет и безопасность. На подъем сельского хозяйства должно выделяться не менее 8-10% расходной части бюджета. В то время как сегодня эта цифра составляет не более 1%. И никакого ВТО, если нас заставляют вступать в эту организацию только при условии уменьшения уровня финансовой поддержки отрасли. Для сельхозпроизводителей это будет означать окончательное разорение. Тогда мы окончательно потеряем свой рынок. Не будет своего хлеба - будем кормить чужую армию.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Говоров Кирилл
km.ru

всего: 406 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире