Стало известно о загадочных изменениях, которым подвергается на орбите организм человека

Стало известно о загадочных изменениях, которым подвергается на орбите организм человека

В стране и миреВ мире
Специалисты NASA обнаружили у американских астронавтов изменения в организме, которые они связывают с пребыванием в космосе.

Представители российского Института медико-биологических проблем рассказали, что эта проблема присуща только американцам, хотя наши космонавты проводили в космосе куда больше времени.

Специалисты NASA провели исследования 27 американских астронавтов и пришли к выводу, что после месяца пребывания в космосе в головном мозге человека начинают развиваться «потенциально серьезные аномалии», сообщает ИТАР-ТАСС.

В результате медицинского сканирования у всех астронавтов была обнаружена «тревожная последовательность в деформации глазных яблок, оптического нерва и нижнего мозгового придатка (гипофиз)».

Выявленные изменения напоминают те, что происходят при заболевании, связанном с повышенным внутричерепным давлением. Пока ученые не могут объяснить, почему аналогичные симптомы и нарушения возникают после продолжительного пребывания в космосе.

Профессор Центра науки о здоровье Университета Техаса Лари Крамер высказал в связи с этим опасение, что «воздействие космического пространства на зрение способно стать тем фактором, который не позволит человеку совершать длительные полеты».

Летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Георгий Гречко так прокомментировал эти данные: «В общей сложности я провел в космосе около четырех с половиной месяцев, – сказал он газете ВЗГЛЯД. – Я только могу сказать о себе, что раньше у меня была дальнозоркость, а теперь близорукость. Не знаю, с чем это связано, – с возрастом или с влиянием космоса. Ну а все остальное покажет вскрытие».

При этом Георгий Гречко заметил, что космос действительно может серьезно повлиять на организм. «Когда в космосе ложишься спать, закрываешь глаза – а там вспышки. Это значит, что там летают какие-то частицы, которые проходят сквозь станцию, тебя, и когда попадают на глазной нерв, то ты видишь вспышку. Наверное, это как-то, особенно в длительном полете, может сказаться на зрении», – сказал он.

Между тем заместитель директора Института медико-биологических проблем РАН по науке Валерий Богомолов сообщил, что такая проблема действительно имеет место, однако российские космонавты с ней не сталкивались. «За 50 лет космической эры – а летали мы очень долго на наших станциях – мы таких явлений не обнаружили, – сказал он газете ВЗГЛЯД. – У нас иностранцы летали на «Мире», на «Салютах», наши космонавты летали по году, Валерий Поляков летал 438 суток, и ничего подобного не было. В прошлом было наоборот – в длительных полетах космонавты отмечали улучшение остроты зрения: космонавты начинали из космоса видеть Землю, видеть элементы Земли, узнавать их, и острота зрения у них, как правило, не страдает».

«Эта проблема возникла примерно два года назад, – рассказал Богомолов. – Все началось с того, что после полета у одного из американских астронавтов резко снизилась острота зрения. В самом деле, у некоторых американских астронавтов – примерно у 20% – обнаружены некоторые изменения остроты зрения. И вовсе не через месяц, а в ходе длительного полета. В связи с этим разработана широкая программа исследования состояния зрительного анализатора до, во время и после полета. Это на самом деле сочетается с повышением внутричерепного давления. Такая программа проводится не только у американских астронавтов, но и у их партнеров из других стран. Для американских членов экипажей эта проверка – обязательная процедура, а для российских она проводится по показаниям. Пока что таких показаний у нас не было».

«Повышение внутричерепного давления у ряда космонавтов в ходе длительного космического полета признано одним из факторов риска космического полета, – продолжил он. – Таких факторов много – невесомость, потеря минеральной плотности костной ткани, электролитные расстройства, сердечно-сосудистые перестройки, – что связано вообще с адаптацией человека к условиям длительного космического полета.

Почему это возникло только в последние годы и на МКС – вопрос остается не совсем ясным. Есть целый ряд возможных факторов, которые могут на это повлиять. Здесь, как они считают, повышенное содержание углекислого газа на станции, хотя за пределы нормы это не выходит. Это может быть связано с особым видом деятельности, с особым видом физических тренировок, которые проводятся на тренажерах, – много есть факторов, которые изучаются. В принципе, эти изменения и степень их выраженности варьируются в весьма широких пределах».

Причины таких изменений у астронавтов, по мнению ученого, надо искать на самой станции. «Надо посмотреть, чем отличается МКС от предыдущих станций и чем отличается деятельность экипажа от тех, что были на орбите раньше. В этом, скорее всего, и надо искать причину. Пока науке неизвестно, почему это происходит», – сказал он.

«В российской практике в прошлом, когда мы отрабатывали какие-то методы профилактики или изучали факторы риска, мы моделировали подобные условия на Земле и отрабатывали это. В американской практике это не принято, такие вещи не отрабатываются. Используются ряд тренажеров, которые мы раньше не применяли, и не совсем понятно, насколько они адекватны для поддержания здоровья человека в полете. Они могут, скажем, поддерживать профилактику потери кальция, поддерживать мышечную систему, но в то же время отрицательно влиять на какие-то другие системы, например, на ту же ликворную (жидкостную) систему организма. Но это пока не более чем мои рассуждения», – добавил он.

«Я уверен, что корень проблемы надо искать в характере деятельности и питания астронавтов на борту», – заключил замдиректора института. 

При этом он отметил, что проблемы со зрением и внутричерепным давлением – не главный из факторов риска, которые изучаются в рамках исследований возможностей дальних космических полетов.

«В настоящее время, как известно, активизировалась работа по использованию МКС для решения вопросов по дальнейшему освоению космоса, в том числе и дальнего космоса. Создано несколько групп, которые работают в этом направлении. Я работаю в группе, которая формулирует риски космических полетов в дальнем космосе. Там на первом месте стоят радиационное воздействие и психологический фактор. Но среди этих рисков есть и такой, как окулярный синдром, или воздействие длительного полета на состояние зрительных функций и внутричерепное давление. Но этого генеза пока ни в экспериментальных условиях, ни в полете не выявлено. Важно то, что это происходит не только на МКС. Когда начали разбираться с этим, выяснилось, что и после коротких полетов на «Шаттлах» тоже были случаи, когда были выявлены такие нарушения зрения. Да и возникают они не у всех, а у пятой части обследуемых, причем степень этих нарушений очень разная, от быстро проходящих после полета до более строгих, которые дольше держатся на Земле. Это может быть фактором, который будет лимитировать какую-то деятельность вне магнитосферы Земли. Но если есть факт, надо прежде всего понять причины и механизмы, и тогда можно разрабатывать средства профилактики и лечения.

В принципе, в условиях невесомости очень важным фактором является перераспределение жидких сред в корониальном направлении, в сторону головы. Нет опоры, нет веса, вся жидкость в организме распределяется равномерно. В этом отношении смещение жидких сред в сторону головы небезразлично для организма. На начальных этапах полета организм сбрасывает жидкость, соли, есть определенные механизмы регулирования этих жидких сред», – рассказал Валерий Богомолов.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Роман Крецул, Елена Сидоренко
vz.ru
Фото Reuters

всего: 1074 / сегодня: 1

Комментарии /1

09:5315-03-2012
 
 
Читатель
Ну так не приспособленны американцы для космоса. Только наши люди в любых условиях живут

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире