Пенсии, зарытые в землю

Пенсии, зарытые в землю

В стране и миреВ стране
В нынешнем виде накопительная пенсионная система — это государственное принуждение к заведомо убыточным инфраструктурным инвестициям

Ничего более скандального и нелепого, чем запросто взять и отменить накопительную пенсионную систему, придумать в экономической политике было невозможно. Особенно когда эта отмена делается ради возможности 1) и дальше не повышать пенсионный возраст, 2) платить из общего котла льготные пенсии (чиновники, шахтеры, судьи и полярники), а также 3) ускоренно повышать распределительную пенсию. Именно такое решение сейчас всерьез обсуждают в российском правительстве и президентской администрации.

Трудно даже вообразить решение, способное сильнее скомпрометировать инвестиционный климат в стране. Отмена взноса в накопительную систему без понижения общего размера соцвзноса стала бы закономерным итогом многолетних игрищ со ставками налога на оплату труда. В канун кризиса правительство повысило ставку с 26% до 34% (отсрочив затем этот шаг до 2011 года), а затем снова снизило. Был введен дополнительный 10%-ный налог на высокие зарплаты, не увеличивающий пенсионные права плательщиков. Теперь же накопительная система может закончить свой путь из-за стыдливого желания правительства не нарушать спокойствие полярников.

Однако, сколь странно это ни прозвучит после всего сказанного выше, я уверен, что отмена нашей накопительной пенсионной системы — лучшее, что с ней может произойти. Если даже макроэкономистам и среднему классу удастся отстоять накопительную систему сейчас, то к 2017-2020 году они все равно обнаружат, что добрая половина накоплений радостно инвестирована в скоростные авто- и железные дороги, которые строят друзья Владимира Путина, и в прочие инфраструктурные проекты с отрицательной рентабельностью и гигантскими откатами. В лучшем случае окупаемые за 20-30 лет при росте регулируемых чиновниками тарифов.

«Ах, вы не хотите платить $200 за автомобильное путешествие по комфортабельному автобану Москва-Петербург, по которому могут бесплатно кататься госслужащие? Тогда мы прекращаем обслуживать выпущенные под строительство этой дороги и выкупленные Внешэкономбанком инфраструктурные облигации с погашением в 2035 году, и ему не из чего будет платить пенсии». Такие диалоги можно будет услышать через десять-пятнадцать лет, если не закрыть накопительную систему прямо сейчас. Мои старшие друзья, достигшие пенсионного возраста, будут поругивать наследников Ротенберга и Ко, неспособных обеспечить на трассе между двумя столицами должный комфорт. А следующее поколение среднего класса — будущие пенсионеры 2025-2030 годов — наоборот, будут ругать алчность ВЭБа и нашу. Конфликт поколений.

Нетрудно заметить, что это, по сути, не накопительная, а распределительная система. Пенсии нынешнего среднего класса, чьи накопления будут вложены в длинные обязательства строителей ж/д и автодорог, будут оплачиваться тогдашними потребителями их услуг. Эта та же самая распределительная система, когда налоги с зарплат работников идут на выплаты нынешним пенсионерам. Только в схему включены, помимо обычных участников, и покупатель, и эмитент инфраструктурных бумаг, построивший на эти деньги дорогу или газопровод.

Ну и что же тут плохого, спросите вы? Накопительные пенсии позволили профинансировать строительство магистралей. Да-да, конечно. Но вопрос в том, какой ценой. Вы уверены, что хотите распорядиться своей будущей пенсией именно таким образом — отдав ее строителям обрушившейся дороги на дальневосточный остров Русский, километр которой стоил примерно в 5,5 раз дороже современных китайских и в 2,3 раза дороже американских трасс? Вы готовы добровольно отдать свои накопления дорожным строителям, чьи творения уже через два года надо ремонтировать, а размеры воровства легендарны?

Будущие пенсионеры — идеально удобные инвесторы для российских покорителей инфраструктуры. Тем более что собственником пенсионных накоплений является РФ. Будущие пенсионеры и представляющие их интересы НПФ и УК не смогут проконтролировать эффективность инвестиций. Государственное принуждение к заведомо убыточным инвестициям — не лучший способ создания финансовой основы для пенсионных выплат.

Не сумев за десятилетие с начала пенсионной реформы создать работоспособную инфраструктуру для пенсионного инвестирования, обложив эти инвестиции массой бюрократических ограничений, государство не выказывает намерений к исправлению ситуации и в будущем. Это оставляет пенсионным накоплениям всего два пути. Первый — гособлигации, в которые сейчас вложена львиная доля накоплений. Они на долгосрочном горизонте приносят доход, как максимум, вровень с инфляцией, а в нашей ситуации, когда риски снижаются, — примерно на 2-3 п.п. ниже ее. Это не лучший способ уберечь деньги от обесценивания, но закатать деньги в асфальт при нынешнем уровне коррупции – перспектива еще хуже. Между тем глобальный финансовый кризис и намечаемое правительством замедление роста расходов бюджета только усилит лобби сильных игроков, охочих до пенсионных денег. Единый в двух лицах Внешэкономбанк, отвечающий и за пенсионные накопления и развитие инфраструктуры, этому давлению только поможет.

Ничто не мешает, разумеется, создать нормальную работоспособную пенсионную систему, ликвидировав почти монопольное положение государственной управляющей компании, сделав накопления собственностью пенсионеров (а не государства, как сейчас) и сняв избыточные ограничения на инвестирование. Тогда накопительную систему нужно было бы не закрывать, а, наоборот, ежегодно увеличивать процент отчислений в нее (параллельно увеличивая и субсидирование нынешних пенсионеров из федерального бюджета, хотя бы на время). Впрочем, такой сценарий предполагает, что с каждым годом пенсионеры будут все больше обеспечивать себя сами — собственными накоплениями. В современной экономико-политической системе надеяться на это не приходится.

Величина нынешних пенсионных накоплений даже у высокооплачиваемых работников, участвующих в накопительной системе десять лет, не превышает 150-200 000 рублей. Допустим, за следующее десятилетие эта сумма удвоится. Предположим к тому же, что инвестирование в госбумаги позволит уберечь эти средства от инфляции. В этом случае — с учетом возраста дожития после пенсии — накопительная прибавка у работников, копивших двадцать лет, едва ли превысит 2000 рублей в месяц — нынешними деньгами. Пенсия, на которую откладывается 6% зарплаты, да и то лишь до суммы 42 700 рублей в месяц, никак не сможет составить сколько-нибудь существенный вклад в обеспечение старости. Но о постепенном увеличении накопительного взноса с 6% до, скажем, 20% и временном субсидировании нынешних пенсионеров из госбюджета чиновники даже не задумываются.

Сценарий закрытия накопительной системы может быть таким. С 1 января в систему перестают поступать взносы. Отменяемая накопительная часть соцвзносов не пополняет, как это мечтается правительственным чиновникам, доходы Пенсионного фонда. Она просто отменяется. То есть соцвзносы снижаются с 30% до 20-24%, отменяется 10%-ная выплата в солидарную часть пенсии с зарплат, превышающих 512 000 рублей в год. Накопления просто и безо всяких условий (а не так как это происходит с материнским капиталом) раздаются будущим пенсионерам. Они смогут распорядиться этими деньгами лучше, чем государство.

Накопительная система была введена в России преждевременно — всего три года спустя после кризиса 1998 года, когда доходы населения еще не успели восстановиться. В пирамиде Маслоу пенсионные накопления занимают более высокое место, чем, например, покупка еды, товаров длительного пользования, автомобиля или обеспечение семье приемлемых условий жилья. Странно ожидать, что работник, пытающийся скопить на машину или жилище, будет в здравом уме одной рукой откладывать деньги на будущую пенсию (с доходностью на 3 п.п. ниже инфляции), а другой — брать потребительский или ипотечный кредит в банке (с доходностью на те же 2-3 п.п. выше инфляции). Но взяв в управление средства будущих пенсионеров, еще не обеспечивших свои базовые потребности, государство предлагает среднему классу именно такой путь.

Накопительная пенсионная система должна быть добровольной. Государству не следует в нее лезть. Всего 6% будущих пенсионеров, по опросу «Ромира», рассчитывают на его помощь. То есть никто ничего не ждет. Лучшее, что может сделать государство в этой ситуации — отойти в сторону. Отменить накопительную систему и гарантировать, что начиная, скажем, с 2025 года всеобщее пенсионное пособие по старости составит 15-20% от средней зарплаты в стране.

В мае 2012 средняя пенсия (9162 рублей) достигла 35,2% от средней зарплаты в стране (26 058 рублей). При пропорции работников к пенсионерам на уровне 2/1 для обеспечения пенсии в 20% от зарплаты распределительный пенсионный взнос (без регрессии) должен составлять 10% от зарплаты. В течение 10-15 лет можно поэтапно двигаться к этому порогу, снижая пенсионный соцвзнос на 1 п.п. в год и меняя его в зависимости от демографических пропорций. Такой сценарий превращает госпенсию в пособие по старости, полностью исключая страховую компоненту. Она должна уступить место нормальным накоплениям.

Гарантировав всем небольшую базовую пенсию, в остальном государство должно предоставить пенсионеров самим себе. Поэтапно отменить всевозможные пенсионные льготы. И ввести режим максимального налогового благоприятствования добровольным пенсионным накоплениям. Они освобождаются на «входе» и «выходе» от подоходного налога; средства, которые граждане тратят на накопления, освобождаются от соцвзносов. Корпоративные субсидии к этим добровольным накоплениям безо всяких изъятий освобождаются от налога на прибыль. При этом государство снимает ограничения на всевозможные пенсионные планы, предлагаемые государственными и частными банками, российскими и иностранными пенсионными, страховыми и инвестиционными компаниями. Эта сфера подлежит лишь финансовому регулированию (достаточность собственного капитала и т.д). Сохранность накоплений не гарантируется — будущие пенсионеры инвестируют их на свой страх и риск через финансовую индустрию либо самостоятельно, покупая, например, жилье или драгметаллы.

Такая пенсионная система будет по крайней мере честной. Среднему классу, который может самостоятельно копить себе на пенсию, государственная обязаловка только вредит, снижая эффективность инвестиций. Лучше вернуть им средства: часть этих денег обязательно будет инвестирована. А бедным, у которых средств на накопления нет, нужна не обязательная система накоплений, а содействие в повышении доходов и доступе к кредитам.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Борис Грозовский
forbes.ru

Комментарии /3

16:2626-07-2012
 
 
мужик
как всегда есть умные люди с умными мыслями, только у власти болваны

16:5726-07-2012
 
 
Пурген
Любая пенсионная система в России - это профанация. Единственно верное решение (мое мнение) сделать ВСЕ пенсии равными двум прожиточным минимумам умноженным на районный коэффициент. Это не позволит умереть с голоду леньтяям (все же люди) и заставит больше зарабатывать ВСЕХ, чтобы отложить на будущее в банк, в облигации или инвестиции. Это позволит поднять экономику, хоть как то уравнять права граждан и сделает абсолютно прозрачной управление ПФР.

08:1127-07-2012
 
 
ЧитательПурген
Любая пенсионная система в России - это профанация. Единственно верное решение (мое мнение) сделать ВСЕ пенсии равными двум прожиточным минимумам умноженным на районный коэффициент. Это не позволит умереть с голоду леньтяям (все же люди) и заставит больше зарабатывать ВСЕХ, чтобы отложить на будущее в банк, в облигации или инвестиции. Это позволит поднять экономику, хоть как то уравнять права граждан и сделает абсолютно прозрачной управление ПФР.

читай комментарий выше

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире