Суды все чаще стали штрафовать за электронное сквернословие

Суды все чаще стали штрафовать за электронное сквернословие

В стране и миреВ стране
Хитом судебного сезона стали штрафы за SMS-оскорбления.

Возможность  наказать за горячую "записку" по мобильному телефону появилась после  того, как статью "Оскорбление" вычеркнули из УК. Теперь к ответу за  грубость привлекают в административном порядке, это проще и быстрее. В  результате она стала влетать хамам в небольшую копеечку. А в перспективы  штрафы за оскорбление могут резко возрасти.

Как рассказал председатель Комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников, в планах - законопроект, увеличивающий в десять раз  санкции за оскорбление: до 50 тысяч рублей. А пока суды нарабатывают  практику по прежней невысокой шкале. Например, прокуратура Липецкой  области сообщила, что за оскорбление был наказан работник Новолипецкого  металлургического комбината, написавший по SMS своему начальнику все,  что о нем думает. А думал он очень плохо, даже оскорбительно. С  начальниками так нельзя, согласилась и прокуратура. Мировой суд  оштрафовал резкого на язык металлурга на тысячу рублей.

Немного? Возможно. Но раньше хамить по телефону можно было абсолютно  бесплатно. Как рассказывают правоведы, при уголовном разбирательстве  пришлось бы доказывать, что в момент отправки эсэмэски телефон был в  руках хозяина.

50 тысяч рублей - таким может стать штраф за бранное слово в ближайшем будущем

Это только на первый взгляд просто. В уголовном процессе возникала  масса вопросов, вытекающих из презумпции невиновности. Допустим,  обвиняемый заявит, что оставлял телефон на лавочке в парке и отходил за  квасом. Или с аппаратом долго игрались дети. Мол, кто-то вот и нажал не  ту кнопку. Звучит неправдоподобно? В обычной ситуации - да. Однако для  суда при рассмотрении уголовного дела это не аргумент: ему нужны твердые  доказательства, что именно эта рука набирала непристойный текст.

При этом человек, обвинявший кого-то в оскорблении по Уголовному  кодексу, шел на некоторый финансовый риск. Оскорбление было так  называемым делом частного обвинения, заявление можно было подать  непосредственно мировому судье. Но тогда и бремя доказывания ложилось на  плечи заявителя. В случае осечки, то есть оправдательного приговора, с  оскорбленного человека могли взыскать судебные расходы обвиняемого и  даже моральный ущерб. Получалось: не уверен - не заявляй.

Нельзя сказать, что статья "Оскорбление" лежала мертвым грузом в  Уголовном кодексе. Каждый год по ней возбуждалось сотни, если не тысячи  уголовных дел. Однако они часто заканчивались ничем. Всего в прошлом  году из 72 тысяч 522 уголовных дел частного обвинения (оскорбление,  клевета, побои, умышленное причинение легкого вреда здоровью), когда  заявления от граждан поступили непосредственно в суд, было прекращено 52  тысячи 905 уголовных дел. Это значит, в большинстве случаев граждане  жаловались напрасно. А в ходе разбирательств по остальным делам каждого  третьего подсудимого оправдали. Такого процента оправдательных  приговоров не знают даже суды присяжных. Теперь по крайней мере по делам  об оскорблении судить стало легче, судить стало веселее. Новый правовой  порядок борьбы с руганью защищает не только начальников, а всех нас.  Причем в любой ситуации. Буквально на днях суд в Костромской области  оштрафовал жительницу города Шарья за то, что она в студенческой  аудитории при людях наорала на однокурсницу, не выбирая выражений.  Причина скандала во взаимной женской ненависти. Суд оштрафовал грубиянку  на тысячу рублей.

А в Калужской области за базар в электронной форме ответили две  жительницы Мещовского района. Как сообщает прокуратура, одна из них  неприлично высказалась о соседях на своей страничке в социальной сети.  Вторая, чьи родственники упоминались, вступилась за них и послала  нелицеприятную эсэмэску интернет-грубиянке. И обе побежали в полицию.

Оттуда дело передали в прокуратуру. Отвечать пришлось и той, и той.  Первой мировой суд назначил штраф в 3 тысячи рублей, поскольку счел  оскорбления в соцсети публичными. А другую оштрафовал на тысячу,  поскольку было личное оскорбление, не при людях.

Не удалось оправдаться и жителю Моршанска в Тамбовской области, более  полутора лет враждовавшему со своим земляком. В последнее время он  закидал неприятного ему человека оскорбительными эсэмэсками. На суде  обвиняемый пытался доказать, что потерял телефон. Мол, брань посылал  кто-то другой. Ему не поверили и выписали штраф в полторы тысячи рублей.

Если же пройдут предложения с повышением штрафов, каждому из нас  придется следить за словами. "Иногда мат у нас используют для связки  слов, - рассказывает "РГ" один из правоведов. - И в уголовном процессе  надо было доказать, что мат был направлен именно в адрес пострадавшего.  При административном разбирательстве такими сложными вопросами уже не  задаются. Дела могут рассматриваться как на конвейере".

Подавать заявления на грубиянов надо в прокуратуру, она будет  готовить материалы для суда. Как показала практика, с прокурорами в  рамках административного производства иметь дело гораздо проще: они не  так придираются к словам. А в судах, пока оскорбление было уголовным  преступлением, кипели целые научные дискуссии, какое слово считать  преступным. Скажем, в одном из обзоров судебной практики пояснялось, что  нельзя судить человека, назвавшего свою знакомую "тупоголовой",  поскольку слово само по себе не является неприличным. Точно так же в  былые годы людей оправдывали за слова "проститутка", "негодяй", "старый  пьяница", "козел", потому что такие выражения разрешены цензурой. В свое  время разошлись правоведы и во мнении, правомерно ли был осужден  человек, прилюдно назвавший женщину "мошенницей", "грязной шлюхой",  "плешивой собакой". Слова вроде бы оскорбительные, но как бы и  легальные. Не вышло ли тут судебной ошибки?

Такое буквоедство было оправдано: вес уголовной статьи совсем иной.  Также тщательно взвешиваются слова и в ходе гражданского  разбирательства, если человек подал иск о защите чести и достоинства.  Такая возможность у людей по-прежнему существует. Но массовый  "потребитель", заслышав обидные слова, все чаще выбирает прокуратуру и  административное производство.

Свежая голова Кирилл Карандюк

Анна Миклош, актриса

Не уверена, стоит ли наказывать людей рублем за оскорбление. Но с этим однозначно надо как-то бороться. Интернет же становится неотъемлемой частью нашего существования, поэтому избавляться от хамства надо как в реальной жизни, так и в сети.

Мне приходилось сталкиваться с бранью в Интернете и, в частности, социальных сетях. Какие-то слишком грязные сообщения до меня не доходили. В виртуальном мире существуют, насколько мне известно, специальные фильтры, которые блокируют совсем нецензурные выражения. Но некоторые ругательства и совершенно неприемлемое поведение пользователей приходится порой терпеть. Я всегда стараюсь людям объяснять, что так поступать не следует. Доводы, разумеется, не всегда действуют, и я вынуждена просто вычеркивать некоторых индивидов из списка контактов. Но положительные результаты есть. Очень жаль, что люди хорошее и мягкое отношение воспринимают не как доброту характера, а как слабость, и начинают давить.

В обычной жизни, как ни странно, с хамством я сталкиваюсь все реже. Было несравнимо тяжелее. И в голову пришла мысль, что, во многом, поведение людей вокруг зависит от того, как ты сам себя ведешь. Раньше я была более агрессивна и всегда готовилась к встрече, чуть ли не обдумывала речь на случай оскорбления. А сейчас стала другой, и люди начали по-другому ко мне относиться. То есть в первую очередь надо искать проблему в себе. Кроме того, необходимо повышать культурный уровень населения, поскольку все зависит от воспитания и отношения к человеку на самом начальном этапе его жизни.

Некое административное наказание, о котором пишет "Российская газета", полностью не решит проблемы хамства. У нас очень многие проступки наказываются штрафом, но люди откупаются и продолжают спокойно жить. Логика человека следующая: "Ну, скажу неприличное слово, заплачу сто рублей, ничего страшного". Слишком большой штраф все равно не смогут ввести, ведь это должно быть соразмерно каким-то параметрам - скажем, прожиточному минимуму.

Мне приходится бывать за границей и наблюдать там поведение наших соотечественников. Оно ничуть не хуже, чем поведение туристов из других стран. Да и надо отдавать себе отчет, когда сравниваешь. Многие россияне, которые посещают, скажем, Турцию или Египет, едут туда исключительно отрываться и ожидать, что они будут себя вести цивилизованно, не приходится. Я все время призываю к сознательности людей. Всегда можно придумать законы, которые будут останавливать правонарушения. Но, в конце концов, мы же люди, а не животные и нужно как-то стремиться к тому, чтобы самим себя контролировать, а не заставлять государство этим заниматься.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Владислав Куликов
rg.ru

Комментарии /2

21:5518-09-2012
 
 
Читатель
Хрен вам

09:3519-09-2012
 
 
Читатель
когда уже будем дышать за деньги?

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире