Народ и армия едины. В Швейцарии

Народ и армия едины. В Швейцарии

В стране и миреВ мире
«Вот здесь на полигоне мы проводим стрельбы. Заметьте, наши резервисты выполняют их уже на второй день после призыва на сборы»

Артиллерийский капитан Александр Дьюби, обладатель голливудской улыбки и замечательной выправки (в гражданской жизни бухгалтер «Прайс, Вотерхаус, Купер»), не скрывал гордости за своих подчиненных. Он явно ждал удивленных вопросов о том, каким образом простые граждане Швейцарии, такие же, как он, превращаются в воинов. Однако куда удивительнее было другое. Полигон, на котором тренируются и ведут стрельбы настоящими боевыми снарядами экипажи самоходных гаубиц М-109, находится метрах в пятистах от вполне мирной деревни. Никаких оград, заборов и патрулей. Посему первый вопрос был, как такое возможно в принципе. Что до капитана Дьюби, то он искренне не понимал, что в этом такого особенного: «Смотрите, по периметру мы устанавливаем плакаты с расписанием стрельб, кроме того мы публикуем это расписание в местной газете. Ну и выставляем посты на главных дорогах, чтобы предупредить туристов…»

Простая мысль о том, что несознательные граждане могут легко проигнорировать запреты и обойти дороги, просто не приходит в голову моему собеседнику. Потому что в Швейцарской Республике, если и есть несознательные граждане, то их чрезвычайно немного. Именно на этом базируется уникальная, не имеющая аналогов система организации армии.

Призывная система медленно, но верно покидает мир, именуемый цивилизованным. В Европе осталось не больше дюжины государств, где считают нужным призывать юношей на военную службу на несколько месяцев или один год. Но даже в этих армиях основу составляют профессиональные офицеры и сержанты. В Швейцарии же — на 120-тысячную армию приходится всего около 10 тысяч профессионалов: пилоты современных истребителейF-18 (на устаревшихF-5 летают резервисты), несколько подразделений спецназа, участники миротворческих операций, а также по несколько офицеров и сержантов в каждом соединении. Так в 31-й артиллерийской бригаде, где я был, всего пять «постоянных» офицеров и сержантов. Все остальные — от рядовых до старших офицеров — вполне мирные швейцарские бюргеры. При этом в момент полной мобилизации бригада должна насчитывать около 8 тысяч военнослужащих. И сейчас в мирное время в соединение каждые три недели прибывает полторы тысячи резервистов, которые проходят регулярные сборы. Они-то и должны успешно отстреляться на второй день после прибытия в часть.

Военная служба в Швейцарии, стране, которая не воевала последние 200 лет, способна удивить даже людей вроде меня, которые полжизни описывают систему организации Вооруженных сил в разных государствах.

Каждый гражданин мужского пола этой страны должен отслужить один — два года (срок службы зависит от воинской специальности и звания). При этом служба эта растягивается на двадцать лет. Большинство призывников предпочитают начать службу после окончания школы и перед поступлением в университет или получением профессионального образования. Все начинается с двух-трехдневных сборов, в ходе которых медики и психологи оценивают способности призывника. Если юноша не может служить по состоянию здоровья, то его направляют в формирования гражданской обороны. Те же, кто не хочет служить в армии по моральным или религиозным соображениям, отправляются на гражданскую службу — работу в больницах, домах престарелых и т.д., — срок которой в полтора раза длиннее срока армейской службы. В результате в армию попадает около 60 процентов молодых людей.

Все швейцарские «срочники» в обязательном порядке проходят через четырехмесячную рекрутскую школу, где, собственно, и получают свое главное военное образование. За время обучения командование решает: кто станет офицером и сержантом (ему придется служить дольше), а кто так и останется рядовым. Ну, а затем раз в два года их будут призывать на три недели, пока они не выслужат положенный срок. Рядовые завершают «активную» службу к 30-32 годам. Но офицеры служат дольше, и их чаще дергают на сборы, всевозможные курсы переподготовки.

Любопытно, что по закону в офицеры могут определить, не спрашивая согласия. Кстати, образование играет не главную роль в решении командования о том, годится юноша в офицеры или нет.

Так мне пришлось наблюдать учения взвода охраны штаба бригады. Надо сказать, все было по-честному, без показухи. Действия этих парней по зачистке здания уж точно не отличались автоматизмом профессионалов. Было видно, что они делают все, что могут, старательно вспоминая, чему их учили два года назад. Куда любопытнее было то, что эти парни рассказывали о себе. Комвзвода бравый старлей Венсор Рерлер — в обычной жизни бригадир маляров — надолго задумался над вопросом, зачем ему, простому работяге, вся эта головная боль с офицерским званием. Но потом с некоторым сомнением изрек, что, наверное, командирские навыки, полученные на службе, помогают ему руководить подчиненными. Однако по всему видно, что этот вопрос ему в голову не приходил. Если положено, значит положено. И все тут. Да и вообще это круто: в пригнанной форме, темных очках, с пистолетом на ремне командовать взводом. Любому парню должно нравиться.

Самое удивительное, что этими вопросами совершенно не заморачиваются и рядовые бойцы взвода, чье образование гораздо выше, чем у командира. Инженер на фирме «Картье», магистр философии в университете, студент-медик — никто из них не испытывает никаких проблем из-за необходимости раз в два года бросить дела, родных и близких, достать из специального ящика винтовку, из шкафа — военную форму и отправиться служить. «Когда женятся, так еще дни будут считать до срока, когда начнется служба, чтобы от домашнего быта отдохнуть», — хмыкнул за моей спиной капитан, бухгалтер, красавец, а также отец троих детей Александр Дьюби.

Самый главный вопрос, как все-таки удается подготовить бойцов народной милиции — ведь швейцарская армия представляет собой именно народную милицию, то есть вооруженный народ — так, чтобы простые бюргеры не только могли водить многотонные самоходные гаубицы, успешно стрелять из них, но и командовать батареями и артиллерийскими батальонами? Напомню, что российские военные твердят, как заведенные: года службы недостаточно, чтобы подготовить специалиста, например, водителя танка. А у швейцарцев это получается.

Во-первых, Швейцарская республика не жалеет денег на оборону. До того как экипажи будут допущены до настоящих стрельб в рекрутской школе, их долго натаскивают на тренажерах. В огромном ангаре выстроились в ряд пять самоходных орудий. За ними — операторы, контролирующие работу каждого из экипажей. На экранах фиксируются все ошибки. Причем их отмечают не инструкторы, а 156 датчиков, размещенных по всему пространству самоходного оружия. А чтобы имитировать настоящую боевую обстановку, тренажеры не только раскачиваются. При каждом выстреле башню самоходной установки наполняет специально изготовленный дым… Бюджет швейцарской армии — около 4 миллиардов долларов, а бюджет артиллерийской бригады превышает 50 миллионов.

Во-вторых, практически все армейские специалисты выполняют в Вооруженных силах приблизительно ту же работу, что и на гражданке. Ремонтная рота укомплектована механиками сельскохозяйственной и автомобильной техники. Даже на истребителях летают пилоты гражданской авиации. Еду готовят спецы швейцарского общепита. «Самая большая беда — если готовить ставят шефа из гламурного ресторана, они не могут понять, что солдату нужно количество, а вовсе не изысканное качество», — иронизирует капитан Дьюби. «Ну, а какая специальность соответствует специальности войскового разведчика? — решил пошутить и я. — Вряд ли в Швейцарии найдется необходимое количество охотников и профессиональных егерей».

«Лучшие войсковые разведчики, — получил я вполне серьезный ответ, — получаются из наших юристов. Благодаря запредельному жалованию, они тщательно следят за своей физической формой. Отличные аналитические способности плюс способность разговорить любого».

Так и не знаю, подшутили надо мной или нет. Уж слишком непохожа эта армия на все прочие. Армия, в которой строго запрещены все вечерние занятия в пятницу. Ведь на уикенд казармы пустеют: солдаты отправляются по домам, многие на автомобилях. И командиры несут ответственность за то, чтобы их подчиненные сели за руль, поспав минимум шесть часов…

В минувшее воскресенье швейцарские граждане в очередной раз участвовали в референдуме о том, нужна ли им призывная армия. И в очередной раз большинство проголосовало за сохранение армии, которая уж точно едина со своим народом…


Фото /8

1
2
3
4
5
6
7
8
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
ej.ru

Комментарии /6

13:0027-09-2013
 
3
Читатель
хочу в эту армию

13:2427-09-2013
 
 
Читатель
ну а на то что у нас эрэфия

13:2927-09-2013
 
 
333
Все правильно- войны выигрывают не спецназы, а армия. В военное время армия представляет собой винегрет из 5-15% военных срочной службы и ополченцев, которые почти непригодны к военным действиям (это у нас, а у них эти 85-95% почти профессиональные военные).

13:5127-09-2013
 
4
Читатель
Оружие дома хранится и что то ни кто ни кого не стреляет.

14:3827-09-2013
 
6
Читатель
Правительству, ориентированному к своему народу лицом, вооруженное население не опасно. Почему-то я уверен в высоком патриотизме швейцарцев.

19:3430-09-2013
 
 
Y
Что ж, можно порадоваться за Швейцарию.
ЗЫ, У Александра Дьюби неплохое чувство юмора

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире