«Дело не в юридической плоскости»

«Дело не в юридической плоскости»

В стране и миреПроисшествия
Адвокаты погибшего Бориса Колесникова утверждают: генерал был избит и его фактически довели до самоубийства

Две независимые медицинские экспертизы опровергают официальную версию о том, что генерал Колесников самостоятельно получил травму головы, — утверждали адвокаты на пресс-конференции, прошедшей 30 июня в Независимом пресс-центре. Защитники генерала МВД, выбросившегося 16 июня с шестого этажа здания Следственного комитета в Техническом переулке, заявили, что Борис Колесников был фактически доведен до самоубийства. «Если бы Колесникову оказывали необходимую медицинскую помощь, то этой трагедии просто бы не произошло», — уверена адвокат Анна Ставицкая.

«В связи с тем, что моей жизни реально угрожает опасность, я пока не могу рассказать, как именно эти травмы мне были причинены. В том числе, если Европейский суд примет решение о конфиденциальности моего обращения <…>, я опишу те события, которые произошли со мной 04.05.2014», — писал сам Колесников в жалобе в ЕСПЧ (копия документа есть в редакции «Новой»).

Напомним, 4 мая арестованный Колесников получил многочисленные травмы головы, сначала следствие объяснило это тем, что подозреваемый упал с подоконника в «Лефортове», когда протирал окно, потом изменили версию: подозреваемый упал с кровати и ударился головой о железный шкаф, стоявший рядом. Эта история сразу вызвала множество вопросов — все камеры «Лефортова» оснащены видеокамерами. Но записи происшествия нигде нет. Экспертиза же, которую провели адвокаты, показала: повреждение черепа в двух местах (лобной и теменной части) — следствие удара или серии ударов тупым предметом по неподвижной голове. «То есть не Колесников ударился головой о тупой предмет, а тупой предмет неоднократно ударялся о голову Колесникова», — отметила Ставицкая.

Опасения за жизнь и здоровье обвиняемого только усилились, когда 3 июля на следственных действиях Колесникову стало плохо. Медработник засвидетельствовала повышение черепного давления, а позже сам Борис Колесников признался, что перед приходом в кабинет следователя его рвало. Позже невропатолог и нейрохирург настаивали на необходимости немедленной госпитализации, так как опасались летального исхода. Подобная черепно-мозговая травма может вызывать не только физиологические, но и психические последствия (подавленное состояние, депрессия, появление различных фобий). Адвокаты отправили ходатайство о переводе Колесникова из СИЗО в лечебное учреждение, на которое до сих пор никто не ответил.

Анна Ставицкая добавила, что «никогда не видела человека в подобном состоянии. Он был раздавлен. Все это копилось и привело к трагедии». Адвокаты отмечали также и то, что им неизвестно, о чем с Борисом Колесниковым говорили следователи в день гибели, — более часа он провел в Следственном комитете без своих защитников. Только через час туда смог приехать адвокат Чижиков, случайно узнавший, что его клиента нет в СИЗО и что он увезен для проведения неких следственных действий. Правда, сам Сергей Чижиков рассказал, что не заметил в поведении генерала никаких отклонений. По его словам, Колесников был спокоен, собран, вместе со следователем Новиковым и конвоем генерал вышел из кабинета — наручников на нем не было. Прошло не более пяти минут, как следователь Новиков вернулся и сообщил о самоубийстве.  Третий участник пресс-конференции, адвокат и близкий друг погибшего Георгий Антонов, представил распечатку аудиозаписи допроса генерала Дениса Сугробова — начальника Главного управления экономической безопасности (ГУЭБиПК) МВД, замом которого был погибший Колесников. Сугробов — также обвиняемый по делу о провокации взятки и создании преступного сообщества. Всего по делу проходит более десяти сотрудников ГУЭБиПК МВД. По версии следствия, полицейские пытались подставить сотрудника ФСБ — они планировали представиться бизнесменами и «попроситься под крышу» за 10 тысяч долларов в месяц. Как считают в СК, генерал Колесников отвечал как раз за организационные мероприятия, необходимые для проведения этой операции, а генерал Сугробов не мог об этом не знать. По словам адвоката Антонова, которого следствие смогло вывести из дела, этой провокацией Сугробов, Колесников и их подчиненные «перешли дорогу самой всесильной спецслужбе — службе собственной безопасности ФСБ».

В подтверждение своих слов адвокаты предъявили аудиозапись и распечатку допроса Сугробова, который удалось записать. На этом допросе, который состоялся 16 мая и на котором генералу предъявляли официальное обвинение, следователь Новиков в присутствии адвокатов будто бы прямо говорил, что «это дело лежит не в юридической плоскости», а сидит Сугробов «за то, что вы, Денис Александрович — начальник Главного управления экономической безопасности». Статья 210 УК РФ (организация преступного сообщества) предъявлена «для того, чтобы был длинный срок следствия». Фрагменты аудиозаписи, по словам адвокатов, сделанной в кабинете следователя, были переданы собравшимся журналистам.

Представители Следственного комитета пока не выступили с заявлением по поводу проведенной пресс-конференции.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Максим ПРОШКИН
novayagazeta.ru

Комментарии /2

11:1402-07-2014
 
1
Читатель
Лет через 20 узнаем кто из а что его грохнули.

11:2802-07-2014
 
1
Читатель
может быть и узнаем

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире