Пенсионных дел мастера

Пенсионных дел мастера

В стране и миреВ стране
Едва Запад ввёл санкции против России, власти начали сокращать бюджетные расходы. Самый значимый пока секвестр коснулся вовсе не содержания госаппарата, «странных» компенсаций РЖД или предстоящего футбольного мундиаля.

Первым делом объявили о заморозке пенсионных накоплений россиян. Хотя дефицит бюджета Пенсионного фонда РФ в 2013 г. составил по ряду оценок 1,75 трлн. рублей, его не станут покрывать за счёт экспортных отчислений от продажи энергоресурсов. А с 1 января страховую часть пенсий граждан будут учитывать в баллах, что даст властям возможность корректировать объёмы выплат. На этом фоне особенно пикантно выглядит скандал с миллиардными расходами ПФР на приобретение недвижимости. Подобная история далеко не первая. Власть всегда видела в пенсионных накоплениях граждан кубышку себе на чёрный день и смотрела на «художества» руководителей фонда сквозь пальцы.

Дворцы милосердия

Летом 2014 г. тревогу забили эксперты «Общероссийского народного фронта». По словам руководителя проекта ОНФ «За честные закупки» Александра Бречалова, 8,4 млрд. руб. потратил Пенсионный фонд России за три года на строительство и ремонт своих зданий и около трети этой суммы можно было сэкономить. Показательно, что ОНФ – прокремлёвский проект, а разо­блачения появились в очень неподходящий для власти момент. Конечно, Бречалов сглаживал углы: мол, мы ничего не утверждаем, это наше видение, пусть следственные органы разбираются. Но в 2009 г. ПФР приобрёл в Звенигороде здание больницы за 376,7 млн. руб. и вскоре потратил на его ремонт 2,7 миллиарда. Немного странно, правда?

В ПФР делают честные глаза: ведь каждая сделка фонда проходит государственную экспертизу. Однако проверка Счётной палаты выявила, что в данном случае обошлись без предварительной оценки стоимости имущества и акта технического обследования объекта. Торги, вопреки закону, не проводились, равно как не рассматривался вариант бесплатного получения здания. А это было вполне реально, иначе получается ахинея: на бюджетные деньги в Звенигороде собрались построить больницу, вложили 330 млн. руб., потом почему-то забросили. И тут государственный же ПФР это здание выкупает – получается, бюджет облегчили дважды.

В больничном комплексе с конференц-залом и бассейном собирались разместить архив пенсионных дел. Но у ПФР уже есть здание под архив в Калужской области. Непонятно, зачем потребовалось ещё одно, тем более в дорогостоящем Звенигороде, часто именуемом «подмосковной Швейцарией». По словам Бречалова, за те же деньги в Барнауле с нуля построили перинатальный центр и укомплектовали его дорогостоящим оборудованием.

Эти вопросы пока ждут ответов. Ситуация щекотливая: в январе Счётная палата РФ опубликовала отчёт о проверке Пенсионного фонда. Никаких разгромных выводов там нет: найдены незначительные нарушения, неэффективно потратили 17,5 млн. руб. на разработку проектной документации в Москве и Подмосковье. Аудитор Владимир Катренко отметил, что в 
2012–2013 гг. площадь помещений ПФР выросла на 65,8 тыс. кв. м, но всё равно наблюдается недостаток помещений на 159,1 тыс. кв. метров. Его заслушала коллегия СП во главе с Татьяной Голиковой, которая в 2009 г. служила главой Минздравсоцразвития и Пенсионный фонд ей фактически подчинялся!

В пресс-релизы и официальные комментарии почему-то не попали факты, содержавшиеся в том же докладе СП. Читаем: «В 2012 году Ревизионной комиссией ПФР по этому направлению контроля было установлено в 38 отделениях ПФР 707 случаев различных нарушений и недостатков на общую сумму 227 808,9 тыс. рублей, из которых 56 случаев было допущено повторно… За 10 месяцев 2013 г. при проверке расходов на капитальное строительство, капитальный и текущий ремонт Ревизионной комиссией ПФР в 37 отделениях ПФР выявлено 427 случаев различных нарушений на общую сумму 130 560,3 тыс. рублей, из которых 50 случаев было допущено повторно».

Текст доклада очень осторожный: например, из 130 млн. руб. «строительных» нарушений, выявленных в 2013 г., 101 млн. проходит в категории «прочие нарушения». Это может значить что угодно: например, в Карачаево-Черкесии «на капитальный ремонт здания для УПФР по Прикубанскому району, приобретённого в состоянии, не требующем ремонта, были израсходованы средства бюджета ПФР в сумме 19 390 тыс. рублей (90,8% от цены покупки здания)». Звенигородский проект ПФР вообще не фигурирует среди растрат, что позволяет предположить: выявленные ревизорами 1134 случая нарушений на без малого полмиллиарда рублей – далеко не всё. По итогам проверки строго наказаны главы филиалов Пенсионного фонда в Пермском крае, Ингушетии, Северной Осетии, Ханты-Мансийском округе, Москве и Московской области. Им объявлены выговоры!

В стране давно обозначилась примета: если хочешь найти в незнакомом городе отделение Пенсионного фонда, ищи самое роскошное здание. По сведениям проекта «За честные закупки», в Нальчике только ремонт офиса ПФР обошёлся в 81,4 млн. рублей. В якутском посёлке Нижний Бестях, где проживают 3 тыс. жителей, отгрохали здание фонда за 61 млн. рублей. На словах всё это делается в рамках заботы о пенсионерах. Например, в Твери в начале 2000-х отстроили комплекс зданий ПФР из семи корпусов. Не прошло и десяти лет, как чиновники обеспокоились: как же так, наши дорогие старики вынуждены таскаться туда-сюда. Непорядок! И залепили за счёт тех же стариков архитектурное чудо за 60 млн. руб., которое тверичи называют просто «дворец»: на площади около 4,5 тыс. кв. м комфортно разместилось менее 200 сотрудников фонда.

В Нижнем Новгороде площадь «пенсионного дворца» составляет 7,5 тыс. квадратов, а в Казани – 11 тыс.: 10 этажей, зеркальные стены, стекло со специальным покрытием, которое хранит тепло лучше кирпича, конференц-зал, автостоянка. Много ли пенсионеров приезжают сюда на автомобилях? Во Владивостоке на офис для начисления пенсий не пожалели 100 млн. рублей. Зачем? О каком комфорте для пенсионеров можно говорить, если они вынуждены приходить со своими котомками в эту царскую роскошь, чтобы выяснить, почему им задерживают их ежемесячные 5 тысяч?

Интересный факт

В 2009 г. именно Татьяна Голикова с подачи председателя правления Пенсионного фонда Антона Дроздова подписала приказ о назначении на должность зампреда ПФР Бориса Гукайло, который стал куратором капитального строительства, закупочной деятельности и других направлений административно-хозяйственного обеспечения фонда. Хотя назначение управленцев этого уровня является прерогативой премьер-министра. А за несколько месяцев до приёма на службу в ПФР Гукайло возглавлял ОАО «Дорожный проектно-изыскательский и научно-исследовательский институт» (ГипродорНИИ), выполнявшее госзаказы по проектированию дорог и мостов при подготовке саммита АТЭС. Ревизоры заподозрили подготовку преднамеренного банкротства НИИ, через вексельные схемы которого было выведено 724 млн. бюджетных рублей. Скандал кончился ничем. Борис Гукайло до сих пор присматривает за капитальным строительством в ПФР

Некоторые любят подороже

По масштабам деятельности Пенсионный фонд России даст фору некоторым министерствам, а по объёму бюджета большинство из них рядом не стояло. Шутка ли сказать – в 2015 г. расходы ПФР перевалят за 7 трлн. рублей. Для сравнения: общие расходы на здравоохранение федерального и региональных бюджетов составляют чуть больше триллиона. Даже растущие неслыханными темпами расходы на оборону – это 2,5 трлн. рублей. Доля бюджета ПФР в ВВП России составляет 10,8% по доходам и 10,2% по расходам. А несколько лет назад эксперты подсчитали, что почти каждый пятый рубль Пенсионный фонд тратит на себя.Хотя общемировой практикой пенсионных фондов считается нормой тратить на орграсходы не 18, а 5%.

Впрочем, для таких подсчётов не нужно быть экспертом. В бюджете за 2006 г. по разделу «Аппараты органов управления государственных внебюджетных фондов» заложено 42 млрд. руб., на «Реализацию государственных функций в области социальной политики» – 211 миллиардов. А всего на выплату пенсий тогда направлялось 1,3 трлн. рублей. С тех пор бюджет вырос, а количество скандалов вокруг ПФР бьёт все рекорды. Но пенсионные чиновники каким-то чудом выходят сухими из воды.

Не будем вспоминать скандалы ельцинской поры, когда средства Пенсионного фонда расходовались на избирательную кампанию одного из кандидатов в президенты РФ. В 2006 г. Следственный комитет МВД возбудил уголовное дело по факту мошенничества при закупках компьютерного оборудования для Пенсионного фонда России. По версии следствия за два года интеграторы «Ланит» и R-Style поставили продукции на 1,25 млрд. руб. по ценам, существенно выше рыночных. К тому же это оборудование ввозилось в Россию с использованием «серых» схем. В названных фирмах возмутились: мол, мы же тендеры выиграли, как цена может быть «завышенной»?

Но оказалось, в ПФР выбирают победителя тендера отнюдь не по принципу меньшей цены. Некое ООО «Фо Пипл» в том же 2006 г. выиграло конкурс «на оказание услуг по информационному сопровождению хода пенсионной реформы». Стоимость контракта за продвижение рекламы ПФР в течение 3,5 месяца составила 145 млн. рублей. Это при том, что в конкурсе участвовали три крупные рекламные структуры, из которых две предлагали себя на 
15–25 млн. дешевле. Но «Фо Пипл», насчитывающая меньше десятка сотрудников и 10 тыс. руб. уставного капитала, победила.

Бдительные силовики по этому поводу даже не рыпнулись. Дело о поставках компьютеров развалилось. Но верх лояльности системы к «пенсионным» чиновникам – это дело о покупке для них элитной недвижимости в Москве. Эка невидаль: для исполнительного директора ПФР Николая Крецу, начальника правового департамента Зои Селивановой, руководителя ревизионной службы ПФР Игоря Белистова, достаточно неплохо обеспеченных жильём, приобрели апартаменты в жилых комплексах на Петровско-Разумовской аллее, недалеко от парка «Дубки». Обвиняемыми по делу стали Крецу и Селиванова, но суды 4 (!) года не могли приступить к рассмотрению дела, футболя его по инстанциям. В итоге обвинение переквалифицировали на менее тяжкое (злоупотребление полномочиями) и прекратили, поскольку вышли сроки давности.

– Пенсионный фонд – это священная корова, ни один следователь не решится возбудить дело на кого-то из его руководства по собственному соизволению, – рассказывает один из бывших сотрудников ПФР. – Полагаю, что обыски и допросы 2006 года – это часть разборок между главой Минздравсоцразвития Михаилом Зурабовым и руководителем ПФР Геннадием Батановым, над которым Зурабов утратил контроль. А деньги проплывали мимо космические. Я видел документы, что фонд платил около миллиона рублей за внедорожник. Только не за его покупку, а за аренду на месяц! И никто не лез к нам с вопросами. В январе 2008 года Батанов подал в отставку, и доводить дело до обвинительного приговора никто не был заинтересован.

На смену армейскому генералу Геннадию Батанову пришёл правительственный экономист Антон Дроздов. Но песня осталась прежней: Пенсионный фонд умудрился закупить 32 «газели» по 1,3 млн. руб. за штуку.Хотя рыночная цена нижегородского газика в ту пору составляла менее 400 тысяч. Видимо, разницу в стоимости объясняют выделенная линия Интернета и бензогенераторы электроэнергии, которым оборудовался каждый микроавтобус. На уход за несколькими деревьями перед особняком ПФР на Шаболовке не пожалели 1,5 млн. руб. (или более 4 тыс. в день). И уж, конечно, сотрудники фонда не должны сами мыть окна, как это делают учителя или врачи. На данную услугу объявляется конкурс на 850 тыс. рублей. Коллеги из одного издания подсчитали, что если число окон фондовского офиса умножить на рыночную цену помывки, то стёкла в особняке ПФР должны намывать 17 раз в год.

Именно в те годы родилась шутка: «Пьяный чиновник Пенсионного фонда назвал Абрамовича голодранцем». Хотя по статистике оклады в ПФР являлись одними из самых низких в бюджетной сфере, эту несправедливость научились компенсировать: например, 4 оклада – обычная надбавка, 12 окладов – надбавка за особые условия труда, ещё 2 – за специальный режим работы. Плюс за квалификацию, за выслугу лет. В стране 133 тыс. сотрудников ПФР. То есть на каждого из них приходится около 300 пенсионеров. Насколько могла бы возрасти средняя пенсия, если бы не дворцы с мраморными полами, уход за деревьями в парке и «особые условия труда»?

Туман вокруг реформы

Одной из главных причин стартующей 1 января 2015 г. пенсионной реформы её авторы называли неустойчивость системы. Однако, согласно престижному рейтингу компании Allianz, наша страна находится на 14м месте в мире из 50 по устойчивости пенсионной системы: позади Австралии, Швеции и Норвегии, но впереди Германии, Франции и Бельгии.Исследователи учитывали демографическую ситуацию в странах, пенсионный возраст, объём пенсионных выплат по отношению к ВВП, стабильность госфинансирования системы, госдолг. Высокая степень устойчивости системы, разумеется, не означает, что наши пенсионеры богаче немецких и могут спокойно наслаждаться жизнью. Просто цели нынешней российской реформы не отвечают заявленным.

По словам президента Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов Константина Угрюмова, положения реформы, в том числе по замораживанию накопительной пенсии, не привязаны к реальной экономической ситуации, состоянию рынка труда, структуре и состоянию занятости населения, динамике зарплат. Если это так, то переход с 2015 г. на балльную систему, а также сложнейшая формула для начисления пенсий могут оказаться просто пущенной в лицо пылью. Пока граждане будут высчитывать свои гроши, выяснится, что размер пенсии всерьёз не изменился – и все выдохнут. А реальная цель в том, что раньше накопительную часть пенсии нельзя было использовать на покрытие текущих пенсионных нужд государства. То есть нельзя взять деньги 30-летних и платить из них сегодняшним пенсионерам. А теперь – можно.

Счёт в конце тоннеляКто-то резонно возразит: мол, ПФР не расходует деньги пенсионеров. Размер пенсий определяет правительство, фонд только осуществляет выплаты. Бюджет фонда также утверждают в Кремле, а денежные надбавки сотрудникам выплачивают в рамках установленного фонда заработной платы. Расходы на капитальное строительство, по данным Счётной палаты, не превышают 1% общих расходов.

Однако 1% от 7 трлн. – это, на минуточку, 70 млрд. рублей. Бюджет же напрямую зависит от доходов, которые таят в себе аккумулированные пенсионные накопления. Общие доходы в 2014 г. предполагается получить в размере 6,89 трлн. руб., а в 2015 г. – уже 7,78 триллиона. Между двумя годами образуется дельта в 900 миллиардов. Со стороны может показаться, что ПФР процветает и может позволить себе немного гульнуть. Однако ничего подобного – долги ПФР одни из самых крупных в мире. Ежегодно дефицит покрывается из бюджета и составляет, по разным оценкам, от 335 млрд. до 2 трлн. рублей. Такая огромная разница только подчёркивает туман вокруг пенсионных денег. Уже десятки министров, парламентариев и общественников обещали выяснить, на какие деньги, например, ПФР возводит свои «дворцы». И ни один из них впоследствии не возвращался к скользкой теме, чтобы сообщить согражданам чёткий ответ.

– Несмотря на резкое подорожание энергоносителей в 
2003–2008 годах, Россия так и не перешла к накопительной пенсионной системе, принятой в большинстве развитых стран, – говорит Игорь Неменчинский из Санкт-Петербургской академии бизнеса и финансов. – Суть подхода в том, что каждый гражданин всю жизнь «выращивает» свою пенсию, его отчисления инвестируются пенсионными фондами, «работают». В Швейцарии или Нидерландах объём накопленных пенсионных отчислений составляет 120–130% ВВП. А у нас – 2%. То есть гражданин, отчисляя часть своих доходов, кормит нынешних стариков. Его самого в старости будут кормить нынешние школьники, а государство – покрывать из бюджета разницу. Если, например, норвежец умрёт раньше срока, его пенсионные накопления наследуются роднёй – очень приличные суммы. В России подобную систему только пытаются внедрять, главным образом негосударственные фонды.

Ради покрытия пенсионного дефицита властям приходится постоянно притормаживать рост зарплат бюджетников. А рекордная дыра в 1,6 трлн. руб. за 2010 г. заставила власти изменить социальные налоги, ударив тем самым по малому и среднему бизнесу: ему пришлось больше платить за каждого работника. Осмелились даже заикаться о повышении пенсионного возраста. Хотя ПФР в это время продолжал возводить дворцы.

– Траты ПФР на себя – не главная причина бюджетного дефицита, хотя они бросаются в глаза и создают фонду определённый имидж, – говорит социолог Сергей Прозоров. – При существующей системе для бездефицитной работы пенсионных накоплений нужно достичь соотношения между пенсионерами и работающими 1:3. В России в 2012 году это соотношение было ненамного меньшим – 1:2,92. Но нельзя забывать, что 20–30 миллионов россиян хотя бы частично трудятся в «теневом» секторе и полноценных отчислений в ПФР не производят. А каждый пятый российский пенсионер не достиг пенсионного возраста: либо получает так называемую досрочную пенсию, либо выплаты совершаются по инвалидности и в связи с потерей кормильца. В органах прокуратуры, например, сотрудник в 39–40 лет обретает пенсию в 18 тысяч рублей. Половину этих денег он получает в качестве пенсионной надбавки, продолжая работать. То же самое касается других силовиков и… тех же сотрудников пенсионной системы. Если существующее положение дел сохранится, то в 2020 году дефицит ПФР перевалит за 3 триллиона рублей, что в пределах 2,2% ВВП.

В 2014 г. правительство изъяло у россиян накопительную часть пенсии за 2014 г. – 244 млрд. рублей. Активно обсуждалась идея забрать ещё триллион рублей из негосударственных пенсионных фондов в государственный. Но всё-таки испугались обвала рынка ценных бумаг, в которые вложена большая часть этого триллиона, и окончательного краха пенсионной реформы. Хотя о какой реформе может идти речь, если чиновники цинично обсуждают судьбу средств граждан, которые фактически им не принадлежат? А чиновничьи хоромы растут куда быстрее пенсий.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

Комментарии /6

12:5911-09-2014
 
1
В органах прокуратуры, например, сотрудник в 39–40 лет обретает пенсию в 18 тысяч рублей
нда.... а подружке за 1 сетку начислили 6 .200... а квартплата 3 с копейками. Остатка даже на похороны не хватит...

13:0911-09-2014
 
7
так продолжайте поддерживать эту власть!В органах прокуратуры, например, сотрудник в 39–40 лет обретает пенсию в 18 тысяч рублей
нда.... а подружке за 1 сетку начислили 6 .200... а квартплата 3 с копейками. Остатка даже на похороны не хватит...

фтыкать зомбоящик, блеять "крымнаш".. терпилы.

13:4911-09-2014
 
2
Пенс
Как-то не очень прилично начинать "экономить" с сирых и убогих, то бишь с пенсионеров: стареньких, инвалидов, потерявших кормильцев, сирот, т.е. с тех, кого во всем мире стараются поддержать. При этом добавляя денежное содержание депутатам и чиновникам.

13:5211-09-2014
 
1
НатальяВ органах прокуратуры, например, сотрудник в 39–40 лет обретает пенсию в 18 тысяч рублей
нда.... а подружке за 1 сетку начислили 6 .200... а квартплата 3 с копейками. Остатка даже на похороны не хватит...

Что ж тогда подружка не пришла работать в прокуратуру? )))

16:1711-09-2014
 
4
Кошка
Проклятые пиндосы и жидобандеровцы, ишь что творят!
Рвут страну на части, ироды!

16:5211-09-2014
 
 
ЧитательКошка
Проклятые пиндосы и жидобандеровцы, ишь что творят!
Рвут страну на части, ироды!

Да, да, бедный лидернации как раб на галерах, все пытается улучшить жизнь дорогих россиян, тусуя вертикаль по хлебным местам.

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире