Записки с Третьей мировой

Записки с Третьей мировой

В стране и миреПолитика
«-Сэр, я не понимаю, зачем надо уметь метко бросать нож? Все что нам нужно – вовремя нажать на кнопку. - Поднимите свою руку. *кидает нож, прибивая руку десантника к стене* Если вы умеете кидать нож, то не дадите противнику вовремя нажать на кнопку. Врача!» К/ф «Звездный Десант»
Я огляделся. Одноместная палата была забита койками, на которых стонали раненые. В воздухе висела смесь хлорки и гниющей плоти. Так пахнет любой военный госпиталь.

Три дня назад я еще стоял в строю. Стрелял из автомата. Мы, в свое время все «откосившие» от армии, не имевшие постоянной физической нагрузки и отрастившие неплохие животы, были брошены на один из самых тяжелых участков фронта. Нет, из нас не вышло рабочих, которые насмерть стояли в 41-ом – скорее так, много толстых тридцатилетних дядек с автоматами. Против нас были брошены две союзные танковые бригады, состоявшие преимущественно из французов и немцев. У нашей роты из средств противотанковой обороны оставалось совсем мало – 5-6 пушек, десяток гранатометов, из которых мало кто умел стрелять, немного противотанковых гранат и крупнокалиберных ружей, вести огонь из которых стоило лишь метров с двухсот и только по тракам или двигателю.

Мне крупно повезло, что выжил. Из моего поколения, того самого «поколения Pepsi», осталось лишь процентов десять. Мы, рожденные в лихие 90-ые, оказались совершенно непригодны к войне, даже когда это понадобилось исключительно для защиты Родины. Куда лучше сражались ребята помладше, росшие уже в империи. Нам удалось хлебнуть чуть-чуть демократии и это повлияло на все наше будущее.

Пареньку рядом со мной оторвало ноги. Он еще этого не понимает – ног уже нет, а они по-прежнему чешутся и болят. Но он жив, а это сейчас самое главное.

Когда США дали безграничную демократию всем странам Персидского залива и установили высокие, а главное - фиксированные цены на нефть, все призадумались. Особенно призадумался Китай, хотя, страны ЕС тоже не отставали. Россия к тому времени окончательно стала тоталитарной, направив все средства в оборонную промышленность. Успев до этого окончательно рассориться с Евросоюзом, мы поставляли газ и нефть исключительно на Восток. США, путем экономического давления вынудили ЕС встать на их сторону. Мы объединились с Китаем. Война была неизбежна, причем оба альянса понимали – после ее конца между победителями начнется другая война, возможно, еще более кровавая.

К счастью, войны «одной кнопки» не вышло – оба альянса понимали, что если они применят слишком много ядерного оружия, то рискуют получить ответный удар и ввергнуть мир в ядерную агонию. Да, несколькими серьезными ударами мы обменялись – Лондон и Пекин были уничтожены, но в целом бои шли на земле и, особенно, в воздухе.

Почти сразу объявили набор добровольцев. Наш школьный выпуск всегда держал контакт между собой, а один из моих одноклассников на тот момент был майором, поэтому нам удалось записаться всем вместе и попасть в один взвод. Лучше бы мы этого не делали…

В первом же бою я потерял нескольких своих друзей. Наш батальон был брошен южнее Почепа, чтобы союзные войска не могли окружить с территории Беларуси и Украины Брянскую группу войск, а затем мощным ударом из Гомеля на восток разбить ее. Почеп мы не удержали – чудовищный артиллерийский огонь уничтожил треть всей нашей живой силы. А потом пошла немецкая рота специального назначения. Они были одеты в «плащи-невидимки» - экраны, связанные с камерами, которые изображение спереди передают на заднюю часть плаща, а изображение сзади – на переднюю. Таким образом, создается ощущение, что на этом месте никого нет, хотя опытные бойцы могли на глаз отличить изображение на экранах от реального.

Ребята из немецкого спецназа были вооружены новейшими винтовками, которые были подключены к шлемам, что позволяло стрелять из-за угла или в полной темноте. Ну, ко всему прочему, они были очень крепкими физически и абсолютно не знали жалости. Я видел, как немец, уронив автомат, не теряя времени, перегрыз горло нашему салаге. Вообще, это удивительно – достаточно увидеть всего пару десятков убитых, и смерть перестает быть для тебя чем-то страшным. Там, в бою, разум отключается – остаются лишь качества, присущие только мужчинам, – хладнокровие, стойкость, выдержка. Школа войны суровее остальных, ведь тот, кто ее прошел, никогда не станет «нормальным». Тот, кто спокойно утирал с лица мозги только что стоящего рядом товарища и продолжал вести огонь – тот никогда не сможет спокойно резать помидор кухонным ножом.

Вот привезли еще одного. Танкист. Судя по ожогам, шансов выжить у него совсем немного. А ведь он мог иметь семью, детей, работу. Он потерял все это в одночасье, как только четыре человека решили, что пора отправить на тот свет миллионы и миллиарды.

Один мой друг никогда не хотел воевать. Конечно, воевать не хочет никто, но он вообще не допускал такой возможности. Клялся уехать далеко, даже прилично заработал и успел до установления режима купить дом на Фиджи. Когда началась война, выяснилось, что на Фиджи базируется один из ударных флотов ВМФ союзных сил ЕС и США. Говорят, моему товарищу с семьей пришлось бежать оттуда, чтобы не погибнуть от ракет, пущенных по нему с Родины. Потом след его затерялся, но я уверен, что ему пришлось сдаться американцам и теперь он батрачит в каком-нибудь лагере для военнопленных.

Никто не ушел от войны.

К концу войны людей на земле станет меньше, и они будут обеспечены всеми ресурсами.
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1001 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире