ХРОНИКИ Города N

ХРОНИКИ Города N

В стране и миреИстория
Глава из книги Вячеслава ВОДЯСОВА «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N»

Из предисловия автора к книге: " На чистой стороне библиотечного бланка безымянный читатель ХХI века выплеснул свои эмоции: «Господи, как хорошо, что мы живем СЕЙЧАС, а не ТОГДА!!!».  Для нынешнего поколения, выросшего на чипсах, Билане, втором «Доме» и третьем «Думе», недавняя история города  вполне может показаться мрачным средневековьем..." 

Если помнить, что каждая "великая стройка социализма" по сути своей была местом ссылки или заключения сотен тысяч россиян, что страна в то время представляла собой один большой концлагерь, то нельзя не согласиться с автором. Сталинск и Кузнецкстрой не были исключением, город и металлургический завод строили узники коммунистического режима. Людей арестовывали целыми семьями, селами, тысячами судили (если заседание тройки ОГПУ-НКВД можно назвать судом) и этапировали в концлагеря. Вот несколько фамилий заключенных концлагеря ОГПУ в г. Сталинск (из мартиролога Красноярского общества "Мемориал"):

СОЛДАТОВ Алексей Степанович, 1883 г.р., русский, казак, уроженец и житель с. Саянское Ермаковского р-на КК. Служил в армии Колчака во 2-м Енисейском полку в 1-й сотне рядовым, эмигрировал, в 1924 вернулся. В 1929 лишен избирательных прав, в 1931 восстановлен. В 1931 арестован по подозрению в участии в к/р организации, освобожден за недоказанностью. Работал в колхозе. Семья: жена Александра Николаевна, 1884 г.р., дочь Клавдия, 1915 г.р., сестра Анна Степановна Симонова. 09.02.1933 арестован. 27.04.1933 тройкой ПП ОГПУ ЗСК, протокол № 384, осужден на 10 лет концлагеря по ст. 58-2, 10, 11 УК по делу № 23451 Будима И.С. (205чел.). 20.05.1933 этапирован в концлагерь ОГПУ в г. Сталинск Сусловского р-на Томской обл. (ОЛП Сиблага). 08.09.1956 реабилитирован крайсудом КК.

СОЛДАТОВ Андрей Ильич, 1891 г.р. русский, казак, уроженец и житель с. Саянское Ермаковского р-на КК, брат Алексей. Служил рядовым в 1919 у Колчака во 2-м Енисейском казачьем полку в 1-й сотне, эмигрировал, вернулся в 1923. Член сельхозартели. 09.02.1933 арестован. 27.04.1933 тройкой ПП ОГПУ ЗСК, протокол № 384, осужден на 10 лет концлагеря по ст. 58-2, 10, 11 УК по делу № 23451 Будима И.С. (205чел.). 20.05.1933 этапирован в концлагерь ОГПУ в г. Сталинск Сусловского р-на Томской обл. (ОЛП Сиблага). 08.09.1956 реабилитирован крайсудом КК.

СОЛДАТОВ Василий Степанович, 1886 г.р., русский, казак, уроженец и житель с. Саянское Ермаковского р-на КК. Служил рядовым в 1919 у Колчака во 2-м Енисейском казачьем полку во 2-й сотне, эмигрировал, вернулся в 1923. Член сельхозартели. 09.02.1933 арестован. 27.04.1933 тройкой ПП ОГПУ ЗСК, протокол № 384, осужден на 10 лет концлагеря по ст. 58-2, 10, 11 УК по делу № 23451 Будима И.С. (205 чел.). 20.05.1933 этапирован в концлагерь ОГПУ в г. Сталинск Сусловского р-на Томской обл. (ОЛП Сиблага). 08.09.1956 реабилитирован крайсудом КК.

СОЛДАТОВ Егор Федорович, 1893 г.р., русский, казак, уроженец и житель с. Саянское Ермаковского р-на КК. Служил рядовым в 1919 у Колчака во 2-м Енисейском казачьем полку во 2-й сотне. Бывший торговец. Семья: жена Елизавета Максимовна (б. Саморокова), 1895 г.р., сестры: Анисья Байкалова, Анастасия Путина, Екатерина Меньшакова, Наталья Кузьмина, все в Саянском. Сапожник, единоличник. 09.02.1933 арестован. 27.04.1933 тройкой ПП ОГПУ ЗСК, протокол № 384, осужден на 5 лет концлагеря по ст. 58-2, 10, 11 УК по делу № 23451 Будима И.С. (205 чел.). Вины не признал. 20.05.1933 этапирован в концлагерь ОГПУ в г. Сталинск Сусловского р-на Томской обл. (ОЛП Сиблага). 08.09.1956 реабилитирован крайсудом КК.

 

А люди все равно продолжали жить, несмотря ни на что: в лагере, в заключении, в затерянном на просторах "холодной Сибири"  ("где медведи прямо по улицам городов и поселков ходят") Сталинске, в предчувствии войны...

 

Глава из книги Вячеслава Водясова «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N»

 

1940-й: ЛОШАДЬ БРАНДМЕЙСТЕРА КУКЛИНА

 

Предвоенный год выдался богатым на события. Словно чувствуя, что вскоре произойдет нечто страшное, народ стремился жить словно бы в кредит. Дабы не валить многочисленные события и происшествия в одну кучу, рассказ о 40-ом поделим на темы.

 

О ПОЛИТИКЕ.

 

 Теодор Рузвельт говорил, что в политике приходится делать много такого, чего вообще не стоило делать. В тот год планета была охвачена пламенем войны, но мы на пару с Германией перекраивали карту Европы,  распевая при этом жизнерадостные песни. С Гитлером у нас была дружба. На протяжении всего года в городской газете ни разу не было упомянуто слово «фашист», Муссолини разве что стихи не посвящали, но зато печатали пресловутую немецкую «Белую книгу», в которой подробно рассказывалось о планах нападения Англии и Франции на СССР. Пресса будущих союзников называла поджигателями войны, страницы пестрели неуклюжими карикатурами на колонизаторов-захватчиков с огромными сигарами и крючковатыми пальцами. И когда писатель Герберт Уэллс предложил подвергнуть Берлин бомбардировке, один из рабочих КМК прислал в редакцию письмо со словами «Сиди уж себе за своим письменным столом!» 2 февраля на  первой полосе опубликована речь Гитлера на торжественном собрании, посвященном годовщине прихода национал-социалистов к власти. Бесноватый фюрер вылил ведро желчи на Чемберлена, вспомнил войну против буров, приписав англичанам, изобретение концлагерей, и придал «огромнейшее значение советско-германскому договору о дружбе и границе». В заключении он сказал, что «всякие попытки британской или французской плутократии спровоцировать нас на столкновение обречены на неудачу».

В тот год под знамена социализма встали прибалты, заявившие, что «только советская власть избавит наши народы от нужды и бесправия», в Бессарабии приступили к раздаче молоткасто-серпастых паспортов, а агентство Рейтер сообщило, что 7 советских самолетов по ошибке сбросили 10 фугасных и большое количество зажигательных бомб на шведскую деревушку Паяла, на что ТАСС ответило,  что «все это злой вымысел и плод больной фантазии распоясавшихся империалистических писак». Особого смысла в дальнейшем описании внешней политики не вижу, так как шло столкновение идеологий мирового масштаба, которое было рядовому горожанину до фонаря - своих проблем хватало...

 

ОБ УКАЗАХ И РЕАГИРОВАНИИ НА НИХ.

 

 В июне начался заем третьей пятилетки: «Трудящиеся города с огромным воодушевлением встретили выпуск нового займа. Мастер по ремонту оборудования мартеновского цеха №2 Ткаченко с радостью отдал месячный заработок. Нашему рабкору он сказал: «В капиталистических странах займы идут на усиление аппарата угнетения трудящихся, на грабительские войны. Я же отдаю свои сбережения взаймы родному социалистическому государству. У нас в цехе подписка на заем проходит с большим подъемом!» К примеру, начальник 2-го мартена Котин получал в месяц 1290 рублей, однако «легко» отдал 1800, доплатив разницу из собственных сбережений. Интересно, чем и как питалась семья Котина? Отец рассказывал, как приглушенно матерился мой дед, когда вместо получки приносил домой пачку облигаций. А в довоенный год того изобилия, о котором сегодня говорят «очевидцы», совсем не было - духовых оркестров и кумача хватало, но в магазинных очередях люди часами давились в попытке купить нужную вещь, хотя черный рынок процветал.

26 июня вышел знаменитый указ «О переходе на 8-часовой рабочий день, на 7-дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода». За прогульщиков и тунеядцев взялись самым серьезным образом. Уже на следующий день после указа газетные страницы пестрели разгромными статьями типа «Не либеральничать с прогульщиками и летунами!» и «Беспощадно карать дезорганизаторов производства!» В первую же неделю на скамье подсудимых за незначительное опоздание оказались работник цементного цеха Козлов, рабочий коммунального треста Французов и токарь Малахов. Они были первыми! Когда на токаря суд потребовал характеристику, его товарищи прислали следующее: «Малахов - сын кулака, никогда не дорожил рабочим временем. Жалкие оправдания прогульщика свидетельствуют о том, что он злостно игнорирует Указ от 26 июня». Под всеобщее одобрение кулацкий сын был за пять минут приговорен к исправительным работам на 6 месяцев по месту службы с удержанием из зарплаты 25 процентов. Были и пофигисты - пожарный Куртубашев опоздал на полтора часа, за что должен был предстать перед судом. Бравый брандмейстер понял, что терять ему нечего, и на следующий день опоздал вновь, но уже на час и сорок минут.

Указ затронул не только людей, но и собак. Вот выписка из приказа по тресту «Куйбышевуголь»: «Участились случаи самовольного покидания охраняемого объекта служебными собаками». Неизвестно, что сделали с псами, но вохровцев, упустивших питомцев, примерно наказали.

Необходимо ответить, что сотни горожан должны быть благодарны, как ни странно, прокурору Сталинска Б.Кныру. Его обвиняли в либерализме и мягкотелости, а кровожадная общественность возмущалась: «За три недели прокурор разобрал лишь 17 дел, в то время как за этот срок Кныр обязан рассмотреть все 49». Сейчас мы уже не узнаем, кем был городской прокурор - лодырем или гражданином, по-своему спасавшим людей от жерновов слепого «правосудия».

В июне появился еще один указ - «Об ответственности за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции». Естественно,  пресса отреагировала мгновенно, и статьи «Кому нужны такие заклепки?» и «Злостные бракоделы» заняли почетные места на первой полосе. Эх, времена...

 

О РЕКОРДАХ.

 

Их в тот год было очень много, так как всевозможные соревнования пользовались большим почетом. Продолжалось единоборство КМК и Магнитогорска. То мы их обгоним по прокату, то они нас по стали и коксу. Состязались по количеству перевозок трамвайщики Сталинска и Прокопьевска. Если сравнить население городов, то не трудно догадаться, кто победил. Читаю гордый рапорт: «Есть рекорд! За 17 и 18 мая мясокомбинат выработал 10 тысяч пирожков, что на 200 штук больше последнего показателя». Или вот: «в литейном цехе отдела местной промышленности освоено производство наплитных утюгов. Их выпущено 150 штук. А ежедневно он по стахановски будет выпускать по 100 штук, из них 60 утюгов весом 3 кг и 40 по 2800 г». Хотели штамповать 10-ти килограмовые, предназначенные для утюжки сапог, но в последний момент передумали. Это выходит, что за год в Сталинске делали 36500 утюгов. Сколько же их получалось за пятилетку?

К рекордсменам стоит отнести мастера цеха хлебозавода №2 Чеснокова - он пытался в карманах пальто вынести с родного предприятия 2 кг животного масла и 30 (!) пирожных. Без комментариев...

 

О ХУЛИГАНАХ.

 

Перед войной их было как опят на пне. В январе газета сообщала: «Дебоширы и хулиганы вот уже несколько дней терроризируют жителей Редакова. Сбившись в группу, они ежедневно безобразничают около магазина №61. С крыш домов хулиганы сбрасывают большие комки снега на головы посетителей магазина, создают толкучку в магазине и бьют тех, кто пытается их унять. Поистине странную позицию занимает милиция и прокуратура, которым отлично известно о безобразнейших действиях деклассированных элементов, науськиваемых врагами народа, желающими дезорганизовать советскую торговлю». Это не специально выбранное  - подобные происшествия происходили ежедневно. И не только у нас, раз понадобился специальный указ об уголовной ответственности за мелкие кражи и хулиганство. Через неделю в городе в круглосуточном режиме заработала дежурная камера: «В Сталинске организована спецкамера народного суда. Хулигана, приведенного милицией, сразу же будут судить после совершения им хулиганского поступка». Под раздачу попадали как неисправимые бузотеры, так и относительно безобидные: «30 июля инвалид-пенсионер Хапров учинил дебош на улице Школьной, выражался нецензурными словами, плюнул в гражданку Оброскину». За плевок в советского гражданина Хапрову дали 3 месяца...

 

О МОЛОДЕЖИ.

 

«Не продавать детям табак!» - такую вот компанию начали в июне. Были организованы многочисленные рейды по проверке ларьков и магазинов. «Продажа детям табака запрещена законом, однако торговые организации Сталинска грубо нарушают эти правила. Часто можно видеть школьников, покупающих папиросы и тут же ухарски их раскуривающих». Минуло 60 с лишним лет, а воз, как говорится, и ныне там.

9 июля в заметке «Юный патриот» сообщалось о героическом поступке пионера Иванова: «Возле школы №5 на путях играла группа ребят. Один из них, Коля Иванов, обратил внимание на то, что рельс сильно вогнут. В это время с макадамного завода показался поезд. Авария, казалось, была неизбежной, выход нашел Коля - он снял с товарища пальто с красной подкладкой и побежал навстречу поезду. Директор комбината Белан вручил отважному пионеру благодарственное письмо и 100 рублей премии».

Каникулы были в самом разгаре, когда в конце июля горисполком постановил, что детям до 14 лет запрещено после 22 часов пребывать на улице, а также на вечерних спектаклях и киносеансах в клубах, садах, парках, стадионе, цирке и других местах. Все-таки было в сталинское время такое, что и нам частично следовало бы перенять. 11 августа вышла статья «Нетерпимые факты», которая поведала о результатах ночной облавы, предпринятой сотней комсомольских активистов: «14-летние девочки страшно хотят казаться взрослыми. Вместо обычного в этом возрасте пионерского галстука у них на груди позолоченные броши. Тонкие ниточки бровей, вульгарно накрашенные губы - такова их внешность. Недавно закончены 8,7 и 6 класс, но Гоголь, Лермонтов и Фонвизин забыты и ушли в область преданий».

А затем пришел черед учебы. 1 сентября праздновали не День знаний, а Международный юношеский день. Соскучившаяся по занятиям девочка написала по случаю возвращения в школу стихи:

«А теперь - за учебу, за парты, зорче в книгу смотрите глаза,

Чтобы Сталин: «Отлично, ребята!» нам с отцовской улыбкой сказал».

Ученик 9-го класса Коля Суров прислал свои заметки по поводу школьной дисциплины, которая его как редактора стенгазеты и активиста никак не устраивала: «Кое-кто на уроках шепчется. Или еще хуже - читает приключенческую книгу!» Действительно, страшный грех - ведь ботаника со стереометрией во сто крат увлекательнее «Графа Монте-Кристо» или  Ната Пинкертона.

Праздничный день закончился собранием общегородского актива, прошедшего почему-то в цирке. Прения открыл секретарь горкома ВЛКСМ т.Тупицын. «По окончании актива все участники совершили 10-километровый военизированный марш. Несмотря на холодную и дождливую погоду, не было ни одного дезертира».

В свободное от учебы время дети посещали кружки Осоавиахима, в которых училась чистить винтовки и натягивать противогаз. Были даже курсы по морскому делу. В конце занятий сдавали нормативы на значок «Юный моряк». Получившие столь почетное звание пользовались всеобщим уважением и очень гордились блестящим якорем.

 

О КУЛЬТУРЕ.

 

Особой любовью пользовались праздники, приходящиеся не на выходной, и когда появлялся повод в рабочее время стоять не у станка, а гордо продефилировать по улицам с очередным транспарантом, после чего можно было выпить с друзьями пивка. Отмечали что угодно: годовщину стахановского движения, праздник физкультурника, День военно-морского флота и даже Пасху: «Ячейка безбожников провела антипасхальные дни для жителей Редакова, проведя 85 бесед на темы «Был ли Христос» и «Классовая сущность пасхи». А на День ВМФ в детском парке прошли военные аттракционы и показ кукольных спектаклей «Репка» и «Про лентяя». В Томи развернулись соревнования по плаванию: «Они проводились стилями: брасс, вольным, на боку, на спине, с гранатой и в одежде и с винтовкой».

На 23-ю годовщину Октября гортеатр организовал большой концерт-бал. В программе присутствовали водевиль «Беда от нежного сердца», массовая украинская пляска и другие номера. В «Коммунаре» ближе к вечеру состоялась премьера «Светлого пути» с Орловой в главной роли. К главному кинотеатру Сталинска претензий у трудящихся было немало: «Плохо обслуживают зрителей в «Коммунаре». Чтобы выпить стакан фруктовой воды, приходится 10-15 минут стоять в очереди, а купить мороженое совсем невозможно, так как его хватает на первые 5 минут. По неизвестным причинам прекратил свою работу джаз-оркестр. Вместо него в фойе играет радиола, издающая хрип и шипение, смешанные с мотивом какой-то знакомой песни». Что касается джаза, то на фоне борьбы с Западом космополитизм начали искоренять. Уже упоминавшиеся курсы Кориева по изучению иностранных танцев переименовали в школу танцев начального и повышенного цикла.

17 августа в старокузнецком сквере клуба имени Калинина под эгидой горкома союза предпринимателей открылась танцплощадка с духовым оркестром, в Сад-городе население, живущее у сада железнодорожников, растаскало на собственные помещение, приспособленное для торговли и кинопоказа, а в театре имени Серго Орджоникидзе состоялась премьера комедии Г.Фульда «Дурак» в пяти действиях. Спектакль не покидал сцену почти год, и его посмотрел весь Сталинск. К сожалению, не удалось найти рецензию на хит сезона, дабы узнать, чего такого особенного публика в нем нашла. Жаловались и на театр: «В гортеатре имеется 2 рояля и 2 пианино, в инструментах нет нескольких струн, полировка ободрана, педали еле держатся».

«Роскультторг» принимал у населения старые и битые пластинки по цене 3 рубля за кило. Тот же трест поведал, что «любители музыки получили хороший подарок - в магазины завезли комплект граммофонных пластинок с полной записью оперы Чайковского «Пиковая дама». Опера занимает 22 двухсторонние пластинки-гиганты. Исполнение продолжается около 3 часов». Тяжело приходилось истинным меломанам в 40-ом году...

 

О ТРАМВАЕ.

 

Трамвайный трест довел до населения, что на основании постановления президиума горсовета за №16 вводится единый тариф оплаты за проезд стоимостью в 15 копеек одним маршрутом и отменяются все ранее существовавшие льготы. Даже обладатели именных маузеров и участники штурма Перекопа лишились проездных привилегий. Если тогда народ и возмущался, то об этом не сообщалось.

В 1940 году по Сталинску бегало 48 вагонов-трудяг, из них 18 моторных и 30 прицепных. За 8 месяцев года было перевезено 20 миллионов (!) пассажиров, а прибыль составила 2 миллиона рублей. Некий Данилов предложил использовать этот вид транспорта для перевозки стройматериалов к возводимым объектам народного хозяйства: «Необходимо, чтобы трамвай ездил в ночное время после двух часов ночи. Я подсчитал, что стоимость перевозки трамваем против автотранспорта сокращается на 30 процентов, а против гужевого - на все 50». К счастью, трамвайный трест безумное рацпредложение Данилова проигнорировал.

19 ноября за ночь выпал снег глубиной в 47 см, и весь городской транспорт встал на несколько часов. Тысячи рабочих и служащих вышли на улицы и вручную выкапывали вагончики из сугробов. Пресса сообщила, что в тот день к опоздавшим на работу карающих санкций не применялось.

 

О ЗВЕРЯХ.

 

 7 июля министром путей сообщения Литвы был назначен некий Пупейкис, а в Сад-городе из дома №23 по ул.Пролетарской ушли 2 темно-гнедых мерина и одна кобыла. Проблема с бродячими животными носила до такой степени массовый характер,  что трест животноводства решил брать за бродячую корову штраф в 100 рублей. Если денег в кармане не было, то хозяин скотины приговаривался к 30 дням исправительных работ. Интересно, каким образом взималась бы сумма с владельца, если животное официально считалось бродячим? Тот же трест известил, что «с граждан, полностью уплативших пастьбу, дополнительная плата за случку скота не берется». Ну, хоть на этом спасибо.

«Около деревни Красулино, на выпасах Сталинского горпищеторга, чабан Лапшин поймал лису. Длина ее туловища без хвоста 63 см, высота 45 см». Уже в то время лисы в окрестностях города считались редкостью, раз газета посвятила событию целую заметку. Тогда же в течении месяца выходило объявление: «Из живого уголка школы №1 сбежал горный козел. Особая примета: без рог». Козел так и не нашелся. Склоняюсь к версии, что он свой жизненный путь закончил в желудках несознательных горожан.

«Замечены лица командного состава пожарной охраны, берущие лошадей для верховой езды. Они относятся к лошадям небрежно и оставляют их на привязи без присмотра, не считаясь с дальнейшими последствиями. Около заводоуправления поставленная на привязь лошадь пожарного Куклина оторвалась и искусала тут же стоящую другую лошадь. Отмечая поименованные выше ненормальности, перечисленное необходимо немедленно устранить». Так и не понял, кого следовало устранить - Куклина или его кусачую савраску?

Под Новый год на шахтном динамитном складе «пала от недокорма служебная собака по кличке Валет». Меню четвероногих охранников состояло в 40-м году только из овощей. Попробуйте-ка в своего питомца впихнуть вилок вареной капусты. А раньше ничего, ели...

 

 

От редакции:

 

Сегодня, накануне памятной даты - 22 июня 1941, опубликована одна глава - "1940-й" из книги Вячеслава Водясова «НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОРОД N». Годы с 41 по 45 в тексте отсутствуют -  может, автор не нашел достаточно материала, может быть, по другой причине - неизвестно.  А начинается повествование о Сталинске-Новокузнецке с 1931 года, год - глава. По заметкам городских газет, по архивным документам Вячеслав Водясов восстанавливает не столько хронику ежегодных событий, сколько пытается передать в своих ощущениях впечатление о жизни Кузнецка и кузнечан в разные периоды. Нам думается, ему это вполне удалось.

Обсудить эту публикацию...

 















Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 2006 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире