Экономика должна бить экономных

Экономика должна бить экономных

В стране и миреЭкономика и финансы
Малый бизнес в России гибнет от власти, нефти и газа
Среди нынешних воров-олигархов бытует мнение, что народ российский привык лежать на печи, ждать у моря погоды и звать щуку-волшебницу. Самозваная бизнес-элита давно вывезла свои семьи за границу, обогатилась недвижимостью и банковскими счетами, а теперь приезжает в Россию как в командировку. Государство, превратившееся в последние годы в крупнейшую корпорацию, думает только о своих коммерческих интересах. “Большая нефть” прошла мимо народа, государственный бюджет “распиливается” в интересах нескольких кремлевских группировок, справедливости не найдешь ни в судах, ни у бандитов.

Таков итог первых 15 лет развития нового российского государства. В мародерском российском аквариуме на фоне акул-рейдеров и пираний-чиновников предприниматели выглядят поистине золотыми рыбками.


Об истории скудости и богатства

Все разговоры российских властей о создании благоприятных условий для развития предпринимательской деятельности — блеф. Предприниматели сегодня никому не нужны. Но винить в этом только сегодняшний государственный порядок неразумно. На историю российского предпринимательства наложили свой отпечаток многие факторы. Это и природные условия — Россия, как известно, страна с самым неблагоприятным для проживания климатом. Это и географическое положение — огромная территория изначально затрудняла развитие промышленности и торговли. Это и отсутствие правовых традиций — на протяжении столетий система права строилась на приоритете государства как верховного арбитра и главного собственника.

Еще одно историческое наследие, расхлебываемое нами сегодня, — слепое поклонение западным экономическим образцам. Европейские экономисты прошлого рассматривали только понятия прибыли, ренты, капитала, и их идеи с восторгом принимались в православной России. Российские экономисты, ставя в основу общинность, справедливость, государственность, оказывались в тюрьмах и на выселках. Первый российский экономист Иван Посошков, призывавший Петра I в своей “Книге о скудости и богатстве” провести реформу судебной системы, четко определить крестьянские повинности, охранять природные богатства от хищнического использования, был заточен в Петропавловскую крепость, где и умер. Сегодня нас по-прежнему на всех углах призывают равняться на Запад, и первыми об этом горланят нахапавшиеся “капитаны бизнеса”. Похоже, они не знакомы с историей, традициями и менталитетом русского народа.

Отдельный разговор — о собственности. В России частная собственность на землю впервые появилась в XVIII веке, при Екатерине Второй, и давалась только дворянству. Строго говоря, цивилизованной частной собственности в России не было никогда. В прошлые века земля, мануфактуры, средства производства одновременно принадлежали и государству, и общинам, и частным лицам. В Советском Союзе вся собственность делилась на государственную и личную. В современной России частная собственность является миражом, поскольку отнять ее с помощью физической, административной или судебной силы труда не составляет. Государство, стоящее на страже прав собственности своих подданных, в такие минуты занимается своими делами.

Предпринимателей на Руси гнобили всегда. Но даже под катком государственных репрессий предпринимательство умудрялось выживать, принимая при этом губительные для страны формы. Вина за это целиком лежит на руководстве страны разных лет. В позднем СССР предприниматели-теневики получали огромные, не облагаемые налогами доходы. В конце восьмидесятых годов на теневую экономику работало до 20% трудоспособного населения, ее услугами пользовалось до 70% покупателей одежды и 57% — продуктов питания, а годовой оборот теневого капитала составлял до 40% ВВП. Сегодня половина российской экономики находится в теневом секторе, 30—50% доходов российского населения не облагается налогами, не менее 10% цены приобретаемых нами товаров составляют взятки чиновникам. Исторические параллели напрашиваются сами собой.

Малая большая экономика

Предприниматели — это человек или группа лиц, решившие проявить инициативу, рискнуть своими деньгами, попытаться получить личную выгоду, сочетая ее с общественной пользой. Главное отличие предпринимателей от бабушки, торгующей семечками на рынке, — регистрация, получение официального предпринимательского статуса. Бурное развитие малого предпринимательства, стартовавшее в начале 90-х, сегодня практически остановилось. Если в середине 90-х годов число малых предприятий достигло 850 тысяч, то по итогам 2006 года их насчитывалось чуть больше 1 миллиона, из них более 20% было зарегистрировано в Москве. В Америке, для сравнения, столько регистрируется каждый год. И пусть в первый год жизни неудача постигает до 40% новых предприятий, а в течение пяти лет разоряется до 80% новых бизнесменов, оставшаяся часть продолжает работать, принося доход и себе, и бюджету.

Еще одно сравнение: в Японии на тысячу жителей приходится 50 малых предприятий, в Италии — 68, в Америке — 74, у нас — 8. Если в развитых странах доля малых предприятий в ВВП составляет от 50 до 62% ВВП, то у нас за 2005 г. — всего 11,4%! Правда, ведомство Грефа считает, что малый бизнес “генерирует” 15—17% ВВП (любят же они умные словечки!), но все равно непонятно, чем целое министерство занималось семь лет путинского правления.

Хорошо, что хоть малые предприятия показывают положительную динамику — за 2006 год их число выросло на 5,5%. С индивидуальными предпринимателями творится настоящая беда: в последние годы их число уменьшается быстрее, чем вымирает население.

По сравнению с 2001 годом численность индивидуальных предпринимателей сократилась на 34,7%, а по сравнению с 2004-м — на 41,2%! Люди не выдерживают конкуренции с крупными компаниями, их душат взятками и поборами, у них отбирают рабочие места. Вы думаете, индивидуальные предприниматели разоряются и уходят в промышленность, на заводы и фабрики? Ни в коем случае. Один раз вкусив предпринимательской свободы, ее уже невозможно забыть, а потому люди уходят в “теневую” экономику.

Впрочем, снижение количества хозяйственных единиц характерно не только для малого бизнеса. В последние годы, благодаря антигосударственной политике правительства, снижается число средних и крупных компаний. Например, в 2005 году общее число предприятий, а значит, налогоплательщиков, сократилось на 5,5%. Сильнее всего уменьшилось число сельхозпредприятий, обрабатывающих производств, предприятий оптовой и розничной торговли. По сравнению с 1991 годом у нас выросла лишь добыча полезных ископаемых, зато производство машин и оборудования упало более чем вдвое. Доля оборудования возрастом более 20 лет, составлявшая в 1991 году 15%, сегодня превысила 50%. Россия практически потеряла промышленность. Теперь теряет предпринимательство.

Над чем работаем

Экономический рост страны в последние годы держится на двух глиняных ногах: торговле и строительстве. Торговля растет благодаря укрепляющемуся рублю, а значит, растущему импорту. Строительство расцветает из-за запредельных цен на жилье и возможности списать, а по-русски — украсть, часть выделенных денег.

Какая экономика — такое и предпринимательство. Больше всего малых предприятий зарегистрировано в этих двух отраслях: оптовых и розничных торговых малых предприятий в 2005 году насчитывалось почти 46% от общего числа, строительных организаций и фирм, связанных с недвижимостью, — почти 27%. Вопреки сложившимся стереотипам, кафе, ресторанов и гостиниц как субъектов малого предпринимательства зарегистрировано всего 2% от общей массы.

Масштабы легальных денежных оборотов малого предпринимательства наводят на грустную мысль: российские предприниматели всеми способами уходят из-под налогообложения. На долю торговых и ремонтных организаций приходится почти три четверти всех декларируемых средств общего финансового оборота, что объясняется необходимостью пропускать товары через таможню, осваивать потребительские кредиты, уплачивать акцизы.

Притом что доля торговых и ремонтных малых предприятий составляет менее половины от общего числа таких предприятий. Со строительством и риэлторскими услугами все гораздо проще: на строительные организации приходится всего 7% общего оборота малых предприятий (и это при строительном буме!), а на компании, связанные с недвижимостью, и того меньше — 6,5%. Наступление “черного нала” как свидетельство недоверия проводимому экономическим руководством страны курсу.

Недовольны экономическим курсом правительства не только предприниматели. На протяжении последних лет число граждан, не одобряющих проводимую экономическую политику, составляло в среднем 70%.

Что касается предпринимателей, то они голосуют не только налогооблагаемым рублем, но и количеством инвестиций, направляемых на развитие собственного дела. Если в 2005 году в целом по экономике инвестиции в основной капитал составили 3534 млрд. рублей, то инвестиции в основной капитал малых предприятий — всего 121 млрд. рублей, или 3,4% от общего объема инвестиций. Напомню, вклад малого предпринимательства в ВВП в 2005 году составил 11,4%.

В отраслях социальной сферы малого предпринимательства настроения еще хуже. Инвестиции в основной капитал предприятий, предоставляющих коммунальные, социальные и персональные услуги, в 2005 году составили 2% от общего объема инвестиций малого предпринимательства, инвестиции в здравоохранение — 0,2%, а долгосрочные вложения в образование — 0%. Такова реакция малого и среднего бизнеса на “титанические” усилия федеральной власти по реализации нацпроектов и программ поддержки малого предпринимательства в социальной сфере.

Если сравнить эффективность функционирования малого предпринимательства со средним и крупным бизнесом, то наиболее красноречивым показателем станет прибыльность финансово-хозяйственной деятельности. 2005 год с убытком закончили 29,8% малых и 36,4% средних и крупных предприятий. О чем это говорит? О том, что, во-первых, малый бизнес более эффективен, во-вторых, более трети предприятий работает в зоне финансовой несостоятельности. Так развивается российская экономика…

Препятствия или завалы?

Есть в Канаде авторитетный исследовательский центр. Называется Институт Фрэзера. На протяжении многих десятилетий специалисты этого института определяют для каждой страны индекс экономической свободы и формируют мировой рейтинг по степени свободы предпринимательской деятельности. Последний опубликованный в сентябре 2006 года рейтинг экономической свободы, составленный по результатам исследований 130 стран, поставил Россию на 102—108-е место, по соседству с Камеруном, Мали, Нигерией, Папуа — Новой Гвинеей, Сьерра-Леоне и Македонией. Хуже всего были оценены российские правоохранительные органы и соблюдение прав собственности. Наиболее рыночными оказались Гонконг, Сингапур, Новая Зеландия, Швейцария и США. Среди бывших социалистических стран лидером стала ненавистная некоторым федеральным политикам Эстония, занявшая почетное 12-е место.

Что такое экономическая свобода? По мнению экспертов института, это прежде всего собственность, которую приобретают без использования силы, обмана или кражи, которая защищена от физических посягательств и может свободно использоваться, обмениваться и дариться без нарушения прав других людей. В мире ни для кого не секрет, что ситуация с экономической свободой в России — на уровне беднейших африканских стран.

Да что там канадцы! По данным “Левада-Центра”, 71% респондентов до сих пор считают незаконной приватизацию государственной собственности, и лишь 17% готовы признать ее итоги. 71% — страшная цифра.

Сегодня от массового народного протеста, направленного против действующей власти и новоявленных капиталистов, защищают только высокие цены на нефть, вернее, нефтедоллары, по курсу 26, щедро раздаваемые направо и налево. При снижении “нефтянки”, учитывая состояние российской экономики, пересмотр итогов приватизации станет неизбежным.

Оценки, данные самими предпринимателями кремлевской власти и чиновникам на местах, показывают: в стране сформировалось и агрессивно богатеет новое бизнес-сословие — чиновничество, причем не важно, законодательная это власть, исполнительная или судебная. Результаты совместного исследования Общероссийской общественной организации поддержки малого и среднего предпринимательства “Опора России” и ВЦИОМ, проведенного в 2006 году, говорят о том, что сегодня 61% предпринимателей при взаимодействии с властями предпочитает личные контакты и только 18% видят пользу в публичном взаимодействии.

Что такое “личные контакты”, объяснять не надо. Связываться с властями себе дороже: 59% бизнесменов оценивают свои возможности на выигрыш дела в суде против региональной или муниципальной власти как никакие, 24% рассматривает шансы как “серединка на половинку”, и только 7% считают их достаточно высокими. Последние, надо полагать, представители “подкожного” бизнеса самих чиновников.

Из десяти наиболее часто упоминаемых угроз и рисков как минимум три подпадают под действие Уголовного кодекса, и все они связаны с действиями властей. Это необоснованное ужесточение контроля, вымогательство со стороны представителей власти и незаконные попытки силового захвата бизнеса.

Передадим привет Минэкономразвития — малому бизнесу ваша работа практически неизвестна. Например, о программе строительства бизнес-инкубаторов осведомлен лишь 21% опрошенных, половина знающих не верит в ее эффективность. С программами кредитования малого бизнеса знакомы около трети предпринимателей (30—31%), из них более половины считают, что это очередная “лапша на уши”. Программа поддержки экспорта известна 22% респондентов, и опять лишь чуть больше половины (12%) уверены, что программа принесет реальную пользу. Чемпионом по пряткам стала программа создания венчурных фондов — о ней слышали лишь 14% (!) опрошенных. Бизнес-сообществу такое министерство не нужно — кредит доверия закончился.

У разбитого корыта

Государство всегда предпочитало контроль стимулированию и никогда не было склонно к самоограничению. Любой чиновник, назначенный по знакомству или просто купивший должность, всеми силами старается получить максимальный результат от своего пребывания на посту. Сдержки и противовесы — эффективное антикоррупционное законодательство, независимая судебная власть и контроль СМИ — в сегодняшней России практически незаметны. Законы и новые государственные структуры создаются в интересах тех, кто занимает ключевые позиции в обществе. Следующими этапами развития российской экономики вполне могут стать окончательное огосударствление и тоталитаризм.

Россия, подобно пушкинскому рыбаку, в скором времени окажется у разбитого корыта экономики. Золотые рыбки–предприниматели уплывут в теневой сектор, откуда их придется выманивать долгие годы. Беда наших дней в том, что на федеральном уровне противопоставить этому движению нечего: через полгода — думские выборы и смена правительства, через девять месяцев в стране сменится президент. Единственные, кто могут оказать хоть какую-то поддержку малому и среднему бизнесу, — это региональные власти.

Например, в Москве принята Комплексная целевая программа развития и поддержки малого предпринимательства на 2007—2009 годы, в которой по датам расписаны все мероприятия в области развития малого бизнеса, выделено реальное финансирование, представлены льготы и меры по развитию конкуренции. Смогут ли московские власти в 2009 году удвоить долю малого предпринимательства в региональном ВВП — покажет время. Но очевидно, что ни в Москве, ни в других регионах без нескольких неотложных мер по улучшению предпринимательского климата не обойтись.

Прежде всего необходимо навести порядок в проведении проверок. В 2006 году среднее количество внеплановых проверок составило 2,9 на одно предприятие. Среди проверок контрольно-надзорных органов наиболее проблемной стала деятельность правоохранительных структур: 22% предпринимателей отмечают, что территориальные структуры МВД либо сильно мешают, либо практически не дают им работать. Нужно установить строгую периодичность проведения проверок всеми контролирующими и надзорными органами с предварительным уведомлением о предстоящих проверках.

В действующем региональном законодательстве должна быть информация обо всех документах, которые могут требовать контролирующие и надзорные органы, кроме того, нужно детально проработать правила и процедуру проверки, предусмотреть меры, которые может принять предприниматель в целях предотвращения несанкционированных проверок.

Региональные власти должны разработать механизм персональной ответственности государственных и муниципальных служащих, а также государственных организаций за нанесение материального ущерба предпринимателям принятыми административными решениями. На региональном уровне хорошо бы внедрить комплекс мер по достижению большей информационной открытости государственных и муниципальных органов.
К сожалению, без поддержки федеральных структур в субъектах Федерации многого достичь не удастся. Главное, что невозможно сделать на уровне отдельно взятого региона — победить коррупцию. Не получится ужесточить ответственность за коррупционные преступления. Не выйдет поменять судейский корпус, изгнав из него тех, кто запятнал честь судейской мантии. Не пройдет противодействие родственному и “дружескому” бизнесу, по-рейдерски удушающему конкуренцию.

Остается надеяться лишь на стойкость и благоразумие российских предпринимателей. Эти люди, в отличие от воров-олигархов, не приезжают в Россию как в командировку, у них здесь живут семьи, и если уж болит душа, то только по одному поводу. За Россию.

КСТАТИ:

Число индивидуальных предпринимателей в России (тыс.чел). По данным Росстата:

2001 год - 4206

2003 год - 4675

2004 год - 4670

2005 год - 2449

2006 год - 2747

Отношение россиян к экономической политике правительства (в %). По информации "Левада-Центр":
Вполне или в основном удовлетворены

июнь 2001                     35
январь 2002                  23
яварь 2003                    19
январь 2004                  27
январь 2005                  23
февраль 2006                25

Не вполне или совершенно не удовлетворены

июнь 2001                     57
январь 2002                  
71
яварь 2003                    
77
январь 2004                  
69
январь 2005                  
73
февраль 2006
                70

Затруднились ответить

июнь 2001                     8
январь 2002                  
6
яварь 2003                    
4
январь 2004                  
4
январь 2005                  
4
февраль 2006                
5 


Наиболее актуальные риски и угрозы для предпринимателей (в % опрошенных).Источник: Исследование "Опора России - ВЦИОМ".

Повышение налогов 63
Рост арендных платежей 61
Резкое ухудшение общей ситуации в экономике 57
Повышение тарифов 40
Приход сетевых и иностранных конкурентов 31
Отказ в продлении аренды 23
Необоснованное ужесточение контроля 22
Вымогательство представителей власти 16
Отмена льгот 8
Незаконный силовой захват бизнеса (рейдерство) 6



Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 841 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире