ПУТЕШЕСТВИЯ: монгольский дневник

ПУТЕШЕСТВИЯ: монгольский дневник

В стране и миреПутешествия
6 июля 2007 года из Белокурихи стартовала Международная экспедиция «Алтай - золотые горы». Задача экспедиции - составить подробное описание маршрута, выявить состояние дорог, наличие кемпингов, отелей, и турбаз, пригодных для проживания. Координационный совет «Наш общий дом- Алтай» взял на себя заботу о нуждах экспедиции. Такое интересное предприятие не могло не остаться без внимания правительства Горного Алтая и Администрации Алтайского края, Инвесторы Алтая тоже поддержали проект.

Маршрут протяженностью пять тысяч километров по территории республики Алтай, Монголии, Китаю, Казахстану и Алтайскому краю был пройден за восемнадцать дней.
Нас с Сергеем Шакуро пригласили для съемки фильма о новом трансграничном маршруте. В мои обязанности входило вести фотосъемку и дневник экспедиции. Помимо нас в команде было еще трое новокузнечан: Виталий Неволин, Михаил и Юлия Луханины. (они прошли монгольский отрезок маршрута).

Дневник экспедиции


10.07.2007

Утро начиналось с неурядиц и нестыковок.
Неприветливая не то горничная, не то хозяйка заштатной гостиницы жилкомхоза разбудила нас и потребовала заполнить анкеты. Отдав по 400 рублей за двоих, потом за неизвестного третьего, мы собрали рюкзаки и попытались навести лоск на лицах, толкая носик деревенского рукомойника. Битый час провели в томительном ожидании недостающих членов экспедиции.
Потом случилась радостная встреча с супругами Луханиными и поиски канистр под бензин. Мы окончательно выбивались из графика.
Вспоминая о том, как Сауле Темирканову из Казахстана задержали на русской границе, волновались, как бы чего не вышло и в этот раз, при переходе монгольской. Но все прошло без осложнений, быстро и четко.

АПП Ташанта- Цаган-Нуур

На нейтральной полосе не увидели цветов необычайной красоты, но отметили, как меняется пейзаж, становится суровей.
Первое «закардонное» застолье. Бразды правления от Андрея Архипова (советника министра иностранных дел республики Алтай) перешли Канату, туроператору монгольской фирмы «Blue Wolf Travel». Теперь он отвечает за нашу безопасность.
Миша Луханин интересуется, где здесь поблизости магазин, чтобы купить хлеба, тушенки у него достаточно: 20 банок - хватит. Миша на все смотрит с нескрываемым интересом и похохатывает, принюхивается к бозам (монгольским мантам из баранины), не решаясь их попробовать.
- А сколько километров до первой нашей стоянки? - интересуется.
- 170 км.
- Часа за два...
Ох уж эта российская самонадеянность. Мы приедем в юрточный лагерь в не раньше двух часов ночи, но об этом еще никто не знает.

***
Некоторая нервозность возникла, когда начали распределять места в машинах. Съемочной группе необходимо ехать в первом экипаже, чтобы пыль не причинила вреда аппаратуре. Решено ехать на джипе Кайрата.
Гид-историк Амангельды пытается рассказывать об исторических и археологических памятниках, встречающихся на нашем пути. Он говорит на двух языках, Сауле переводит с английского, Кайрат пытается с монгольского. Получается нечто вроде испорченного телефона. Сделав попытку что-либо записать в условиях жуткой тряски, Сауле с испорченным настроением и мокрыми глазами пересаживается в другой экипаж. Мы же пытаемся перетянуть Каната в нашу машину, реверансы международной дипломатии оказываются бесплодными. Канат тверд, как корабельный канат. Он боится обидеть других членов экспедиции.
И пока другие наслаждаются его бесценной информацией во втором джипе, Кайрат с неизменно-счастливой улыбкой, поет монгольскую песню о камышах на озере Хаар Ус Нуур. Мы с Сергеем подхватываем полюбившийся мотив, перестав контролировать положение наших тел в машине, как космонавты пребываем в состоянии перманентной невесомости...
Вытрясая душу на очередном отрезке пути, наш водитель припоминает, что по этой долине беременным женщинам ездить нельзя, может случиться выкидыш. Говорит не то в утешение, не то смеется, не поймешь (у нас если и беременны, то лишь своими идеями).

Когда-то в этих местах жил богач Базарбай и был у него табун лошадей в 3 тысячи голов. Если хозяин не успевал для своей семьи набрать воды, ручей выпивали лошади. Выражение «пьет как лошадь» похоже, родом из этих мест.
Нас провозят по Баян -Ульгийскому аймаку высокогорным путем. Впереди простирается панорама горного хребта, обложенного свинцовыми тучами. Начинает накрапывать дождик, а мы забираемся все выше и выше. Внизу под нами открывается Ойротская долина.
На каменном выступе сидит огромный беркут, сливаясь со скалой, мы слишком поздно его замечаем. Он срывается с места, и, зависает над пропастью, воздушные потоки на мгновение удерживают его в поле зрения. Мы стоим в изумлении, забыв о фотоаппаратах. Ветер свирепствует, пронизывает насквозь, надувая майки «первопроходимцев» парусами.

Андрей Краснер карабкается на то место, где только что сидел беркут. Виталий Неволин пытается догнать улетающий пакет, скачет по каменной осыпи как подросток.
Вскоре обнаруживается, что Миша Луханин пробил колесо. Где, спрашивается, можно найти гвоздь в каменной пустыне, когда во всей Монголии железо на вес золота?
За два часа второе колесо, нехило!

К следующей достопримечательности, галерее каменных веков, мы с Сергеем пробираемся по скользящему под ногами щебню, на склон горы. Хар-Яамат - так называется памятник скифской эпохи, протяженностью несколько километров. Скала испещрена рисунками - звери всякие.
В небольшом отдалении обнаруживаем место раскопок. Ров по периметру, в центре захоронения Бал-бал (каменная баба метровой высоты). Часть плоской головы отколота, но хорошо просматривается рельеф закрученных вверх усов и бородка. Внизу на туловище высечены рисунки со сценами охоты и быта. От скульптуры тянется строй вкопанных в землю камней, меньших по размеру. Там покоится все, что принадлежало этому богатому человеку, семья, лошади...

Ближе к вечеру начались наши злоключения. Духи Беловодья кружили нас по заколдованному месту. То ли мы недостаточно почтительно совершили обряд на перевале, то ли радовались без меры. Наверно духи места испытывали нас на прочность.
На закате миновали брод, еще один, потом сбились со счета, сколько было переправ больших и малых.
Говорят, японские туристки, женщины 35-40 лет, приходят в неописуемый восторг, путешествуя по Монголии, виной тому водные преграды. Они хохочут, визжат, буквально лезут под колеса, чтобы насладиться водной феерией. У них то в Японии через каждый ручеек перекинут мосток, а здесь - ишь ты, какая дикая красота!

Когда Миша Луханин решает, по простоте душевной, ориентироваться по бортовому компьютеру, приходит в тихий ужас. На экране высвечивается не привычная картинка, а замысловатые вологодские кружева. Не пытаясь повторить за Кайратом все его «мертвые петли», водители, щадя резину своих джипов, периодически теряют наш экипаж из вида, приходится то и дело к ним возвращаться. В итоге пройденный нами путь получается раза в четыре длиннее. Но Кайрат неисправим, неумолим, он несется навстречу ветру, выискивая между холмов нужное направление, потому что в Монголии нет дорог, и потеряться в горах можно в два счета. Кайрат самый удивительный из водителей виденных мною когда-либо.
- Ты у нас, Кайрат - алмаз во много карат, - пытаюсь шутить.
Он двигается по каким-то встроенным в его монгольский мозг приборам. 9, 10 , 11, полночь. А мы все едем и едем неизвестно куда, к какому-то озеру. Кажется, мы здесь были, а впрочем, уже неважно. В два часа ночи показались дорожные знаки. Нет, это не галлюцинация, хотя мы за весь день не встретили ничего похожего на дорожный знак. Радоваться нет сил. Где-то впереди послышался плеск воды.
Как ночные хищники, сверкая глазами-фарами, машины по одной переправились по подвесному мосту. Хорошо, что никто не видел указатель, грузоподъемность моста 1, 5 тонны. Джип-то весит вдвое больше, но это сущие пустяки.
На ночлег решили устроиться в казахской юрте. Сауле занесла рюкзак и несколько своих сумок.
- Вы же хотели разбить палатку? - говорит чуть не плача.
- Хотели, но, развернуть бы спальник...
И тут Сауле устроила фейерверк из своих вещей, которые полетели под свод юрты. Таким образом, выразив свой протест, она выбежала в непроглядную ночь. Через несколько минут вернулась тише воды, ниже травы: провалилась по колено в речку, остудилась...
Я прижала ее к груди, как маленькую сестренку.
- Плохое все забудется. О Монголии ты вспомнишь только хорошее.
Мы устроились на ночлег. Разложив на полу свои спальники. И через мгновение во всю мощь своих легких захрапел Кайрат. Раздавалось горловое пение, переходящее в свист, бульканье и трели, словно рядом с нами лежал не один богатырь, а целая дюжина.
- Давайте его вынесем метров на двадцать от юрты, - предложил Сергей.
- Если храп воспринимать как колыбельную, можно крепко уснуть, - уже с улыбкой ответила Сауле.
- Скорей бы утро. Интересно, куда мы приехали?- шевельнулась мысль где-то в глубине моего уставшего мозга...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

НАЧАЛО ЗДЕСЬ









Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1392 / сегодня: 1

Комментарии /1

10:0920-08-2007
 
 
guest
Жду продолжения.

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире