ИноСМИ: Россия постоянно вставляет США "палки в колеса"

ИноСМИ: Россия постоянно вставляет США "палки в колеса"

В стране и миреПолитика
Предположите, что Россия - монопольный поставщик, снабжающий Иран необходимыми материалами для ядерной промышленности, - решит, что для нее ничего страшного не случится, если в руках имамов окажется несколько атомных бомб.
Предположите, что Россия, купающаяся в деньгах и лелеющая фантазии о своем статусе сверхдержавы, решит, что ради ослабления и унижения Соединенных Штатов стоит допустить дестабилизацию, которая вполне возможна, если Москва откажется воспрепятствовать тяге Ирана к ядерному оружию.

Есть ли у этой политики оборотная сторона? На взгляд Владимира Путина - нет, Россия в любом случае останется в выигрыше.

В ситуации, когда обструктивная тактика России поощряет Иран двигаться дальше, Путин может рассудить, что американцы в конце концов разбомбят иранские ядерные объекты. Тогда значительная часть мира начнет бранить янки.

Но если в результате авианалетов иранская ядерная программа действительно будет ликвидирована, тоже отлично. Цены на российскую нефть и газ наверняка резко подскочат. Россия станет главным подрядчиком на восстановление Ирана и, что для нее редкость, будет претендовать на роль праведника на международной арене.



Есть ли что-то нелогичное в вышеизложенном сценарии? Или в альтернативном


варианте - дескать, Россия теперь
полагает, что США так и не поднимут руку на Иран?

Ничего нелогичного в этих сценариях нет. Их бесчисленные версии обсуждаются в администрации Буша. И на всех них красуется штамп "Это не бред". Таков симптом ужасного положения, в котором оказалась Америка.

С одной стороны, администрация твердо придерживается убеждения (вспомните, пожалуйста, как в период первого президентского срока Джордж Буш великодушно прочел душу Путина по его глазам кагэбэшника), что каким-то чудом, когда-нибудь, но незамедлительно русские все-таки присоединятся к международным усилиям по пресечению ядерных амбиций Ирана.

С другой стороны, авторитетные круги представителей администрации более жестко, чем раньше, судят о конечных целях России.

Некий высокопоставленный чиновник, пару лет рассуждавший о том, что разбогатевшая путинская Россия (справедливо) мечтает об уважении к себе, теперь в частном разговоре утверждает, что "преобладают доказательства" стремления России ослабить США. По его словам, на международной арене Москва повсюду, где это только возможно, будет мешать Америке добиваться успехов.

Загвоздка в том, что, когда дело касается Ирана, эти две позиции администрации Буша - ожидание от России добра и отношение к ней как к вредоносной, крепчающей силе - противоречат одна другой настолько, что совместить их невозможно.

До чего дошло, продемонстрировало нынешнее лето.

В июне американцы заявили, что в июле ожидают принятия резолюции Совета Безопасности ООН, которая прибавит новый комплекс относительно скромных санкций к тем, что уже действуют против Ирана. Но этого так и не случилось. Россия с помощью Китая заблокировала этот шаг.

Ныне действительность показывает, что ООН - не то место, где суждено развеяться ядерным грезам Ирана.

Чуть ли не в тот же заход Россия в июле пригрозила воспользоваться своим правом вето в Совете Безопасности, чтобы развалить план предоставления независимости Косово, который поддерживают США.

Кумулятивный эффект не сводится к поражению американцев. Это демонстрация того факта, что, в отличие от времен холодной


войны, нынешняя Россия не видит четких границ, насколько далеко она в состоянии оттеснить нынешнюю Америку.



Забудьте о таких красноречивых действиях Москвы, как водружение флагов в Северном Ледовитом океане и возобновление патрулирования стратегических бомбардировщиков в масштабе всего мира.

Но в ситуации, когда США мыкаются в Ираке и сталкиваются с финансовым кризисом, который, возможно, повлияет на страны с командной экономикой и авторитарными режимами слабее, чем на демократические государства, почему бы России не увидеть в иранском вопросе стратегическую лазейку для обретения нового глобального статуса?

В конце концов, Жак Ширак, - чья концепция многополярного мира, придающая Америке роль всеобщего противника, приветствуется Москвой - в последние месяцы своего пребывания на посту президента Франции утверждал, что несколько иранских атомных бомб не должны особенно нервировать никого, кто разделяет его взгляд на реформированную глобальную иерархию.

И вот довод, которого Ширак не привел, но мог бы: ограниченное число единиц атомного оружия в распоряжении Ирана стало бы вполне разумной ценой за демонтаж американского мирового порядка, ненавистного Шираку не менее, чем Путину.

Тот факт, что в данный момент Америка мало на что способна, отражен в следующем: Николя Саркози, который, возможно, почерпнул из архивов Елисейского дворца интересные сведения о расчетах Путина, две недели тому назад детально охарактеризовал иранскую проблему более жестко и исчерпывающе, чем Вашингтон.

Саркози известно: некоторые представители Запада, лично общавшиеся с Путиным, услышали, что России не нужен Иран, вооруженный ядерным оружием. Саркози также известно лукавство официальной позиции России, гласящей, что у российской стороны нет подтверждений тому, что ядерная программа Ирана преследует какие-либо иные цели, кроме мирных.

Сделаем вывод: если Саркози проинформировали, что Путин постарается вовремя остановить иранскую программу и не допустить создания бомбы, то французский президент не называл бы перспективу появления у Ирана атомной бомбы величайшей угрозой планете.

Можно с уверенностью утверждать, что некоторые представители администрации Буша устали от ее некомпетентного подхода к делу и, признавая, что Москва сейчас всецело настроена на конфронтацию, надеются, что после своих "выборов" в будущем году русские проникнутся чувством ответственности. Возможно, эти люди станут лишь восхвалять Саркози за то, что пару недель назад он публично заявил то, чего не заявляет Буш:

Если с санкциями ничего не выйдет, придется выбирать одно из двух - либо иранская бомба, либо бомбардировки Ирана. Что до России, то, как выразился Сарко, ее поведение отличается "некоторой брутальностью".

Санкции, о которых говорит Саркози, - это жесткие новые меры за пределами ООН, которыми, вероятно, займется рабочая группа с костяком из США, Великобритании, Франции и Японии.

В частности, такой подход предполагает, что о Совете Безопасности надо забыть, а на Россию махнуть рукой - если только она внезапно не перейдет к сотрудничеству, что маловероятно. Для того чтобы санкции действительно склонили Иран к изменению позиции, санкции должны быть карательными - а значит, они, очевидно, поставят в невыгодное положение западные банки и промышленность. Следовательно, для их принятия необходима настоящая решимость.

Потребуется также признать негласную, но осязаемую угрозу: если эти меры не сработают, начнутся настоящие неприятности. Одной фразой Саркози подытожил выбор по иранской проблеме куда проницательнее, чем американцы. И это - уже большой прогресс.

Но если Буш первым делом не начнет более жестко относиться к России как защитнице Ирана и международному обструкционисту, имамы могут воспринять нежелание Америки признать этот факт как самый отчетливый знак того, что им ничто не угрожает.











Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 912 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире