Внеземная жизнь. Опыт первый

Внеземная жизнь. Опыт первый

В стране и миреИстория
3 ноября 1957 года на околоземную орбиту вышел «Спутник-2». Вместе с ним за границами земной атмосферы оказалось и первое теплокровное
«Первый великий шаг человечества состоит в том, чтобы вылететь за атмосферу и сделаться спутником Земли. Остальное сравнительно легко, вплоть до удаления от нашей Солнечной системы», - писал Константин Эдуардович Циолковский. Это действительно был великий шаг - чтобы его совершить, нужно было преодолеть множество «препон и рогаток» разного свойства, решить массу разнообразных проблем, многие из которых в истории развития науки и техники возникли впервые.

Но первый, самый главный вопрос, который следовало разрешить, - сможет ли человек существовать в космосе? Как он перенесет воздействие факторов космического полета (невесомость, перегрузки, шумы, вибрации, ограничение подвижности, изоляция, существование в замкнутом ограниченном пространстве и пр.). Как узнать об этом, не отправляя человека в космос?
Ракетные собаки Королева

В конце 1948 года по инициативе Сергея Павловича Королева началась работа по определению реакций высокоорганизованного живого существа на воздействие условий ракетного полета. После долгих обсуждений решили, что «биологическим объектом» исследований будет собака. Была создана Государственная комиссия по организации и проведению полетов животных на ракетах, председателем которой по рекомендации президента АН СССР Сергея Ивановича Вавилова стал академик Анатолий Аркадьевич Благонравов.

Исследования проводились на полигоне Капустин Яр при пусках так называемых «геофизических» или «академических» ракет («научные» модификации первых советских баллистических ракет). Первые полеты с собаками были выполнены на ракете Р-1А («Аннушке», как её называли на полигоне). В головную часть ракеты, которая отделялась и опускалась на парашюте, помещали контейнер с животными и научными приборами. Впоследствии использовались модификации ракет Р-2 и Р-5, максимальная высота подъема составила 470 км.

Непосредственная подготовка собак к полету проводилась в Институте авиационной и космической медицины ВВС. Для экспериментов нужны были небольшие собаки весом 6-7 кг, в возрасте от двух до шести лет, имеющие крепкое здоровье, высокую сопротивляемость заболеваниям и устойчивость к неблагоприятным воздействиям внешней среды. При этом они должны быть контактными и терпеливыми. В «космический отряд» старались подбирать «девочек» (им проще шить ассенизационную одежду) светлого окраса (чтобы лучше было видно на телевизионной картинке).

Словом, собак для экспериментов было так же трудно отобрать, как впоследствии людей для космического полета. Попробовали использовать породистых собак, но потерпели полную неудачу. И тогда остановились на беспородных собаках, «дворняжках». Подходящих собак искали в питомниках для бездомных животных, спрашивали у людей, ловили на улицах.

Была разработана серьезная научная программа подготовки собак к коротким ракетным полетам и к длительным полетам на спутниках. Руководителем этой работы был Владимир Иванович Яздовский, один из основоположников отечественной космической медицины и биологии.

Прежде всего собаки приучались к одежде. Одежда была двух видов - фиксирующая и ассенизационная. Фиксирующая одежда из легкой шелковой ткани состояла из рубашки до середины спины и штанишек. На рубашку нашивалась плотная матерчатая лента с металлическими колечками. За эти колечки с помощью цепочек и карабинов собаку крепили к четырем углам кабины, так что возможность перемещения у собаки была сильно ограничена. Ассенизационная одежда (для удаления выделений) надевалась под фиксирующую и представляла собой плотные штанишки с мягким шлангом из пористой резины. Собаки быстро привыкали ходить одетыми и в своих ярких разноцветных кафтанчиках выглядели в вольере очень живописно.

Собаки, которые готовились к полету в космос, должны были научиться есть из автоматической кормушки. Кормушка представляла собой конвейерную ленту, которая в заданное время подает коробки с пищей. За сходство конвейерной ленты с пулеметной её прозвали «пулеметной установкой».

Отдельную проблему представлял собой шум, которым сопровождалось движение ленты - собаки пугались, не брали пищу, но потом привыкали. Лакать в невесомости воду из миски они, конечно, не могли, поэтому необходимое количество воды содержалось в пище.

Ещё собак надо было приучить к тому, чтобы они могли спокойно находиться в кабине малого объема в течение длительного времени (до двадцати суток). Время пребывания в тесной клетке наращивалось постепенно и перемежалось прогулками. «Испытуемые» воспринимали лишение свободы по-разному: одни бурно протестовали, громили клетку, достигая иногда впечатляющих результатов, некоторым даже удавалось вырваться и убежать. Другие относились к заточению более или менее спокойно. В этих экспериментах проявлялся характер собаки, а экспериментаторы определяли, к какому полету, короткому или длительному, она больше пригодна. Собак посылали «вдвоем», чтобы убедиться, что полученный результат представляет собой некую закономерность, а не является индивидуальной реакцией на воздействие, и подбирали по парам - проблема психологической совместимости для них тоже существует.

Состояние животного при проведении эксперимента контролировалось. Датчики для записи физиологических функций (давление, пульс, частота дыхания, биотоки сердца, мозга, мышц и др.) сначала вживляли, потом научились наклеивать. Чтобы измерять кровяное давление, требовалась хирургическая операция: хирург делал два надреза на шее, вычленял участок сонной артерии, выводил его наружу и обшивал лоскутом собачьей кожи. Получалась петелька, на которую можно было надеть манжетку прибора.

Собаки проходили различные специальные тренировки: вращение на центрифуге, испытание на вибростенде, катапультирование. В заключение проводился комплексный физиологический эксперимент: собаки в течении длительного времени находились в закрытой герметичной капсуле, подвергаясь тем воздействиям, которые их ожидали в полете. Для этих тренировок Королев прислал в институт штатный ракетный контейнер, чтобы собаки привыкали к «реальной обстановке». Он придавал очень большое значение этим исследованиям и лично присутствовал на первом пуске с собаками Цыганом и Дезиком 22 июля 1951 года.

Волнение за исход первого собачьего полета выходило за всякие пределы. Когда люди увидели, что парашют раскрылся и капсула с собаками опускается, все - кто на машинах, кто пешком - помчались к месту приземления, несмотря на строжайшее предписание оставаться на месте. В. И. Попов и А. Д. Серяпин, готовившие Цыгана и Дезика, открыли капсулу, и по толпе встречающих пронесся вздох облегчения: «Живые!» Собаки радовались возвращению, прыгали вокруг «своих», ласкались, а на остальных не обращали ни малейшего внимания. Их тщательно обследовали и не выявили никаких физиологических отклонений, только у Цыгана была небольшая травма.

Дезик погиб через неделю, 29 июля, во время своего второго полета вместе со своей напарницей Лисой: не ввелась парашютная система, и контейнер разбился о Землю. После этого Благонравов приказал Цыгана в полет больше не пускать и взял к себе домой, где Цыган и дожил до старости.

Одной собаке довелось слетать совершенно неподготовленной. Когда к полету готовились Непутевый и Рожок, досконально обследованный медициной и хорошо подготовленный Рожок сбежал. А ракета уже стояла на столе. Что было делать? Королеву сказать не решились, поймали возле столовой подходящего бродячего пёсика, назвали ЗИБ («Запасной Исчезнувшего Бобика»), и отправили в полет без обследования и подготовки. Все закончилось благополучно, а Королев, узнав о подмене, сказал: «Да, на наших кораблях скоро будут летать по профсоюзным путевкам - на отдых!»

Всего с июля 1951 по сентябрь 1960 года было выполнено двадцать девять летных экспериментов. В некоторых случаях собаки летали в негерметизированной кабине в специально изготовленных скафандрах. Пятнадцать собак выполнили по два и больше полетов. Восемнадцать собак погибли.

Американцы начали запуски ракет с животными в 1948 году. Они работали с мелкими обезьянами, но обезьяны трудно привыкали к условиям кабины, плохо поддавались тренировке, иногда у них случались нервные срывы, и тогда они проявляли агрессивность, с которой боролись, погружая животных в состояние наркотического опьянения. Первым на ракете летал Альберт, обезьяна-резус, но полет закончился аварией, и он погиб. Первые успешные полеты ракет «Аэроби» с обезьяной и мышами состоялись в 1951 и 1952 годах.

Никита Хрущев, осознав, какой политический козырь дал ему в руки запуск первого спутника, тут же потребовал от Королева «что-нибудь к празднику 40-летия Октября». Королев предложил запустить спутник с собакой, «с таким выражением лица, - как писал Ярослав Голованов, - как будто эта идея только сейчас его осенила». На другой день на совещании в ЦК КПСС Королеву и его команде была поставлена задача - «к празднику успеть обязательно». А на подготовку оставался всего месяц. К счастью, в одном из вариантов «объекта-Д», который разрабатывался для первого запуска, предполагалась капсула с животным. Это и позволило сделать невозможное - уложиться в месяц.

Для первого космического полета были отобраны три собаки: Альбина, Лайка и Муха. Альбина уже дважды побывала в ракетном полете, и у нее были забавные веселые щенята. В полет её решили больше не пускать, но она оставалась под наблюдением. «Первым пилотом» назначили Лайку, Альбину «дублером», а Муха была «технологическим» членом собачьего экипажа: на ней испытывали измерительную аппаратуру и средства жизнеобеспечения. Лайке было два года, она была спокойной, послушной и ласковой собакой.

И вот 3 ноября 1957 года был запущен второй советский искусственный спутник Земли. На его борту находился первый космический путешественник - собака Лайка.

В кабине были созданы условия для нормального существования подопытного животного: приспособление для кормления, система терморегулирования и регенерации воздуха. Здесь же размещалась аппаратура для регистрации пульса, дыхания, кровяного давления и биопотенциалов сердца, телевизионная система для наблюдения за поведением собаки. Работа аппаратуры и запас пищи были рассчитаны на семь суток, медицинская информация поступала по телеметрии в течение четырех, а спутник летал до 14 апреля 1958 года и сделал 2570 витков вокруг Земли....

Скорее всего, Лайка погибла от перегрева. Английское общество защиты животных направило Хрущеву протест против жестокого обращения с животными. Особенно тяжело было тем людям, которые готовили Лайку к полету, кормили, играли с ней, прогуливали... Собака любила их и безоговорочно им доверяла - а они отправили её на мучительную смерть. Что поделаешь - сажать космические аппараты на Землю тогда ещё не умели.

Оставалось утешаться тем, что полученные медико-биологические данные дали бесценный материал для подготовки организма человека к космическому полету. Автоматические аппараты, на которых отрабатывались системы пилотируемого корабля «Восток», в прессе назывались «корабли-спутники». Во всех пусках кроме первого участвовали собаки.

При запуске 28 июля 1960 года произошла авария первой ступени ракеты-носителя, собаки Чайка и Лисичка погибли. На втором корабле-спутнике (19 августа 1960 года) летали собаки Белка и Стрелка. После суточного полета они были благополучно возвращены на Землю в катапультируемой капсуле и стали мировыми знаменитостями. Потом они спокойно и в свое удовольствие жили в вольере. Один из щенков Стрелки, Пушок, совершил путешествие через океан - его отправили жене президента Кеннеди Жаклин по её просьбе.

Запуск третьего корабля-спутника с собаками Пчелкой и Мушкой 1 декабря 1960 года был успешным, однако из-за неполадок в системе управления корабль спускался по нерасчетной траектории в акваторию Японского моря. В газетах писали, что корабль прекратил свое существование при входе в плотные слои атмосферы. На самом деле его подорвали, чтобы он не угодил на чужую территорию.

Самым примечательным с «собачьей» точки зрения был пятый пуск 22 декабря 1960 года. Произошел отказ двигателя третьей ступени. Автоматика в соответствии с заложенной в ней программой отделила спускаемый аппарат от ступени, и он приземлился где-то в Якутии. Поиски продолжались четыре дня. Собаки Шутка и Комета на сорокаградусном морозе должны были неминуемо замерзнуть в своем контейнере. Но на их счастье, отказала ещё и катапульта, они остались в спускаемом аппарате, и это спасло им жизнь. Однако, поскольку об аварийных пусках не сообщалось, знаменитыми они не стали и в историю космонавтики не вошли.

Последние «собаконавты» Ветерок и Уголек стартовали на корабле «Восход» 22 февраля 1966 года. В это время на кораблях типа «Восход» планировалась большая исследовательская программа с длительными полетами (серия из пяти кораблей). Разведку боем, как и раньше, возложили на собак. Ветерок и Уголек летали двадцать двое суток, благополучно приземлились, остались живы и были «в удовлетворительном состоянии». В печати было объявлено, что запущен биоспутник под индексом «Космос-110». А программу вскоре закрыли...

«Павловским» собакам, честно и верно служившим науке, под Ленинградом поставили памятник. «Космические» и «ракетные» собаки, проложившие человеку дорогу в космос, не меньше заслуживают памятника, но пока памятник им не поставили.







Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 1218 / сегодня: 2

Комментарии /2

10:0714-11-2007
 
 
guest
а где именно? не давно там был, не видел никакого памятника.. может не там ходил? :)

10:0714-11-2007
 
 
guest
вообче то им в Париже памятник стоит и на самом верху, как раз ивыглядывает Лайка

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире