Поиск есть - ума не надо?

Поиск есть - ума не надо?

В стране и миреШоу-бизнес
Едва ли кто-нибудь затруднится привести свежие примеры невежества нынешнего молодого поколения.

Для желающих поупражняться в закатывании глаз и заламывании рук - вот, пожалуйста: две трети учеников выпускных классов американской средней школы в 2006 г. не могли толком объяснить старую фотографию, на которой был изображен подъезд кинотеатра с надписью «Вход для цветных»; в 2001 г. 52% назвали союзником США во Второй мировой Германию, Японию и Италию, но не СССР. В России в 2005 г. лишь половина школьников смогла правильно истолковать слово «немудрено», даже получив контекст из «Евгения Онегина»: «Так воспитаньем, слава богу, у нас немудрено блеснуть».

Марк Бауэрлейн, профессор английского языка из американского Университета Эмори, видит в таком невежестве интеллектуальную, экономическую и гражданскую катастрофу. В своей новой книге с вызывающим названием «Самое тупое поколение: как цифровой век оглупляет молодых американцев и ставит под вопрос наше будущее, или Не верьте никому младше 30» Бауэрлейн делает вывод, что «ни одно поколение в человеческой истории не демонстрировало такого разрыва между материальными условиями своей жизни и интеллектуальными достижениями». Таких книг, объясняющих всеобщее «отупление» почти что наркотической зависимостью от компьютеров и прочей электроники, становится все больше. А ученые, берущиеся исследовать этот феномен, в итоге сталкиваются с одним досадным фактом - прошло слишком мало времени, чтобы делать выводы. Это, правда, не мешает им делать предположения.

Самое крупное озеро в Северной Америке? В 2002 г. только 38% выпускников средних школ смогли его назвать (в 1950-м - 47%). Должность Дика Чейни? В 2004 г. четверть молодых американцев ее не знала. Но если вы читаете эту статью не на бумаге, а в интернете, то в несколько «кликов» легко узнаете ответы: озеро Верхнее (Lake Superior), вице-президент США. Компьютеры вообще делают жизнь легче. Исправления в эту статью редактор внес, удобно расположившись за клавиатурой, а не мучительно перепечатывая весь текст. Спелл-чекер по мере своих скромных возможностей продублировал работу корректора. Знания теперь можно хранить не в голове, а на жестком диске, механическую работу - поручать машине. Это исключительно удобно и открывает новые возможности, но не приводит ли к потере знаний и умений?

Бауэрлейн винит в интеллектуальной слабости нового поколения именно современные технологии. Он далеко не первый: в 2001 г. японский нейробиолог Тосиеку Савагучи связал нарушения памяти, обнаруженные им у 10% людей в возрасте от 20 до 35 лет, именно с распространением «внешней» электронной памяти. В начале этого года бестселлером стала книга немецких журналистов Штефана Боннера и Анне Вайс «Поколение тупых». Авторы приводят множество анекдотических примеров: как ни одна соискательница звания «Мисс Восточная Германия» не смогла показать на карте восточногерманские федеральные земли, ранее входившие в состав ГДР, как древнеримского бога войны назвали Сникерсом, - но главной проблемой считают не саму глупость, а то, что она начинает восприниматься как норма.

Однако эмпирических доказательств, что постоянный обмен сообщениями, интернет, iPod, видеоигры и прочие гаджеты ослабляют мыслительные способности человека, нет. «До сих пор не установлено, влияют эти технологии положительно или отрицательно, - говорит Кен Косик из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, один из руководителей Института нейробиологических исследований. - Но они точно меняют способ, которым человеческий мозг обрабатывает информацию». Некоторые специалисты считают, что следует настроиться на оптимистический лад. «Мы постепенно превращаемся из нации мозолистых рук в нацию подвижных мозгов, - говорит когнитивист Марсель Джаст из Университета Карнеги–Меллон. - Новые информационные технологии тренируют наш мозг, снабжая его большими объемами данных, а значит, наши мыслительные способности должны улучшаться».

«Никто аргументированно, с цифрами в руках, не сможет сейчас доказать, влияют ли компьютеры на уровень развития интеллекта, - считает доктор психологических наук, заведующий кафедрой психогенетики факультета психологии МГУ Марина Егорова. - Компьютер вошел в повседневную жизнь всего лет десять назад. Сказать, как именно влияет ежедневное использование компьютера на умственное развитие ребенка, можно будет только тогда, когда вырастет очередное поколение».

Идеальный эксперимент очень трудно осуществить: чтобы изучить воздействие цифровых технологий на процессы познания, нужно в течение многих лет наблюдать как минимум за тремя репрезентативными выборками молодых людей, которые, соответственно, пользовались этими технологиями много, мало и не пользовались бы вообще. Шансы найти добровольцев в последнюю группу весьма красноречиво описал один 19-летний знакомый корреспондента Newsweek: «Вы совсем [удалено цензурой] спятили?»

Подобные многолетние эксперименты, позволяющие выявить факторы, которые влияют на развитие интеллекта, - большая редкость. Одним из самых масштабных является исследование High/Scope, проводившееся на базе школы Перри в штате Мичиган. В 1962–1967 годах по жребию было отобрано 123 ребенка из неблагополучных афроамериканских семей, с некоторым отставанием в развитии (не обусловленным физиологическими факторами) и низким IQ. «Тогда считали, что их обучить нельзя, - говорит психолог Елена Малофеева, - но ученые взяли их в детский садик и стали обучать на протяжении двух лет по специальной педагогической системе High/Scope, которая предусматривает специальный способ обращения с детьми, когда обучение происходит в процессе игры». В течении вот уже 40 лет ученые сравнивают достижения этих детей и детей из контрольных групп. Оказалось, что на каждый доллар, который государство затратило на эту программу, был получен экономический эффект в размере $16,14. «Эти дети получают большую зарплату, совершают меньше преступлений, меньше болеют», - объясняет Малофеева. Результат впечатляет, но для того, чтобы доказать эффективность вложения средств в образование и воспитание в самом раннем, дошкольном возрасте, понадобилось 40 лет. С момента широкого распространения информационных технологий столько просто не прошло.

Важно понять, что Бауэрлейн хочет сказать, называя поколение «до 30» «самым тупым». Если считать тупостью «наименьший запас знаний», то это похоже на правду. Молодежь заботит не столько обладание информацией, сколько умение ее находить. Если же под тупостью подразумевается отсутствие таких основополагающих познавательных способностей, как умение логически рассуждать, анализировать доводы, узнавать и запоминать факты (отличая их от мнений), видеть аналогии, то здесь Бауэрлейн оказывается на довольно зыбкой почве.

Показатели IQ во всех странах, где их измеряют, включая США, повысились с 1930-х годов. Поскольку тесты измеряют не знания, а умение мыслить - то, что исследователи человеческого мышления зовут «подвижным интеллектом», - тогда присущее «тупому» поколению пренебрежение фактами (причем часто теми фактами, которые считает важными старшее поколение) говорит не о тупости, а об избирательности. Например, снижение доли учеников колледжей, по мнению которых, важно быть в курсе политических событий, с 60% в 1966 г. до 36% в 2005-м отражает (по крайней мере отчасти) простое обстоятельство: в 1966-м политика определяла, отправят ли тебя во Вьетнам или нет.

«Сложно сказать однозначно, влияют ли занятия на компьютере на изменения в психическом развитии, - говорит заведующая кафедрой психодиагностики Иркутского государственного педагогического университета Людмила Ларионова, которая занимается исследованием особо одаренных детей. - У одних детей уровень интеллекта повышается, у других - снижается. Можно выработать аккуратность, точность, организованность, а можно развить эти положительные качества в негибкость, мышление по шаблонам».

Видеоигры могут развивать и навыки познания, не только координацию и пространственное мышление, считает Стивен Джонсон, автор опубликованной в 2005 г. книги «Все плохое вам на пользу». Джонсон утверждает, что компьютерные ролевые игры заставляют ребенка сопоставлять причины и следствия (он рассказывает, как игра SimCity научила его 7-летнего племянника, что высокие налоги в промышленном районе города могут заставить предпринимателей покинуть его) и решать цепочку взаимосвязанных задач: скажем, отыскать подсказку, чтобы заполучить оружие, чтобы изничтожить врагов, чтобы перебраться через ров в замок, чтобы - уфф! - спасти принцессу. Что это как не проверка гипотез и решение проблем?

Впрочем, ни Джонсон, ни другие пока не могут гарантировать, что дети правильно распорядятся когнитивными навыками, полученными у монитора. Если они в конце концов просто спасут больше компьютерных принцесс, Бауэрлейн окажется прав, а молодое поколение станет не только самым тупым, но и самым бесполезным. С другой стороны, старшее поколение сетует на невежество молодого по крайней мере с тех пор как почитатели Эсхила и Софокла считали популярность комедианта Аристофана, V–IV в. до н. э. (комедия «Лягушки» - искусство?! Да Зевс с вами!), верным знаком гибели греческой цивилизации. Цивилизация прекрасно пережила все это. Теперь надо пережить пришествие компьютеров.

www.runewsweek.ru

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 867 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире