до юбилея
337 дней
 
Началось острое противостояние США и Латинской Америки

Началось острое противостояние США и Латинской Америки

В стране и миреПолитика
Пока до конца ситуация в Боливии неясна. Уже понятно, что скорее всего Моралес победил, и тем не менее, еще остается пространство для неожиданностей.

На сегодня мы имеем: в одной из мятежных провинций, в той, где произошли наиболее кровавые столкновения мятежников и крестьян, погибло около 30 крестьян, армия все-таки взяла под контроль административные здания и крестьян. Крестьянские вооруженные отряды действуют совместно с армией. Но при этом погибших среди мятежников пока нет. Только небольшое количество раненых. Значит мятежники просто не дали решительного боя, а это может означать что угодно. 

Но вероятность того, что мятежники уйдут в лес и начнут партизанить, скорее всего мизерна. Мятежники - в основном из обслуги крупных местных латифундистов и среднего класса городов. Эти люди всерьез партизанить не будут. Скорее на их сторону перейдет часть армии, если уж на то пошло. Но армия действует, пусть и очень гуманно, против них. Значит мятежники скорее всего разошлись, и раненые - это уличные активисты, бессмысленная пехота любых массовых акций. 

В остальных мятежных департаментах спокойнее. Конечно, никогда нельзя исключать возможности обострений, но похоже, что мятеж закончился в тот момент, когда армия вышла из казарм. 

А вот когда армия стала подавлять мятеж - вопрос ключевой. Был момент, когда Чавес, выступая по телевидению, заявил претензии руководству боливийской армии и сообщил, что если она и далее будет сидеть в казармах, то уж он это делать не собирается и будет действовать... 

Судя по всему ситуация развивалась примерно так: когда началось восстание, армия казармы не покидала, ибо офицерский корпус сочувствует противникам Моралеса. Моралес также опасался двигать верные ему части, если таковые были, на подавление мятежа, пока не будет ясна международная поддержка. В первые же часы восстания Бразилия заявила о готовности вести переговоры с восставшими, дабы гарантировать себе поставки газа (около половины потребляемого газа Бразилия получает из Боливии; для сравнения, ЕС получает от РФ около четверти потребляемого газа). 

Таким образом, Бразилия фактически признала мятеж и сепаратистский "проект" еще до того, как мятеж стал реальностью во всех поддержавших его провинциях. Таких чудес не бывает - ясно, что Бразилия была готова к подобному повороту. Кроме того, мятеж охватил большую территорию, неколько провинций. Разворачивался однотипно: толпы брали админстрартивные здания и уничтожали активистов крестьянских и иных пропрезидентских организаций. У мятежа была координация. 

Судя по тому, что было инкриминировано послу США, высланному за несколько дней до того из Боливии, - встречи с лидерами восставших вскоре провинций и подготовка мятежа - посла выслали в момент, когда основная оргработа по подготовке восстания им уже была проделана. Высылка американского дипломата не уничтожила центр управления мятежом. А раз причастен к нему был сам посол США, значит, дипломатическая служба США как минимум в Бразилии была полностью в курсе. А значит, Бразильское решение было, скорее всего, согласовано с США заранее. 

В первый же день мятежа президент Чили заявил об экстренном сборе саммита ЛА стран по поводу боливийских событий в понедельник. Моралес не мог применять вооруженные силы до решения этого саммита, чтобы не быть обвиненному в кровопролитии всеми западными СМИ сразу. Все воскресение мятежники реально были свободными в своих действиях. И количество убитых ими людей о том говорит красноречиво. Сторонники Моралеса в индейских районах начали формирование ополчений, армия, судя по всему, еще и сама не хотела воевать и тоже ожидала исхода саммита. 

Смысл саммита заключался в эпохальном: произойдет ли на нем поляризация ЛА на "бразильский" блок"и "венесуэльский" или нет. В политико-дипломатическом отношении, да и в военном, именно от Бразилии зависела в понедельник судьба ЛА. Если бы Бразилия поддержала мятеж открыто, Моралес бы мог рухнуть. Во всяком случае, Боливия бы раскололась и скорее всего Бразилия ввела бы войска в сепаратистский регион. 50 % потребляемого газа - это та причина, которую поняли бы во всем мире. А местные латифундисты были бы только рады. Никакой войны в регионе возможно и не было бы. Индейские районы Боливии превратились бы в самый бедный региона ЛА. Вокруг Бразилии образовался бы блок в составе Аргентины и Уругвая. Этот блок обязательно вошел бы в сложные отношения с Чавесовским блоком и самой Венесуэлой. А это открывало путь в блок Колумбии - традиционного соперника Венесуэлы. Судьба всего социалистического проекта Чавеса становилась туманной. Потенциал бразильского блока был бы явно выше. 

Чавес также терял очень важный проект, связанный с Боливией: проведение газопровода из Боливии в Венесуэлу через бразильскую Амазонию. Этот проект давал жизнь беднейшим районам Амазонии: Перу, Колумбии, Бразилии, населенным как раз индейцами. А Чавес и Моралес в контексте местных ЛА-проблем воспринимаются в значительнейшей степени как защитники именно индейцев. Этот газопровод также связывал (свяжет) Бразилию и Венесуэлу в одну сильную систему. А значит, и весь блок Чавеса и весь Бразильский своего рода блок. Общим для обоих центров концентрации ЛА национализма - венесуэльской боливарианской испаноязычной альтернативы и бразильской "имперской" системы - является антиамеркианизм. 

Газопровод Боливия-Венесуэла и вообще Боливия как часть чавесовского блока - это гарантия единства ЛА уже сейчас. Если бы Боливия рухнула, а Бразилия пошла по сепаратистскому пути, то в ЛА возникло бы два блока, между которыми вспыхнула бы борьба и никакого единства уже сейчас бы не было. 

В Чили саммит принял решения в пользу Моралеса. Примерно сразу боливийская армия "вышла из казарм", мятежники ушли куда-то, видимо, домой, и Моралес победил. На саммите Бразилия не стала формировать свой альтернативнй центр силы. Единство ЛА сохранилось. Более того, именно с этого саммита в ЛА появился новый гарант безопасности - сама ЛА. Не США с их войсками и прочей мощью, а всего лишь дипломатическое решение в Чили определило и почти бескровное подавление боливийского мятежа, и подчинение армии в Боливии, где количество переворотов примерно равно количеству лет ее независимости, и нейтралитет страны-соседки, которая энергетически полностью зависит региона мятежа. Эпохальное для ЛА событие. Абсолютно антиамериканское событие.
Спасение на саммите в Чили Моралеса - это момент истины для всего проекта современной ЛА солидарности, консолидации, левого потока, чавесовского "Социализма 21-го века" etc. ЛА страны проявили действенную солидарность вплоть до высылки американских послов. ЛА страны не раскололись даже ввиду прибытия в Венесуэлу российских стратегических бомбардировщиков и ожидающегося прибытия российского ВМФ. ЛА выиграла информационную войну. Армия даже Боливии послушалась президентов. Значит, в ЛА даже в Боливии есть механизм подчинения местных так называемых элит общему интересу континента. Такого в ЛА не было со времен Боливара. А возможно, не было никогда, ибо во времена Боливара Бразилия оставалась Бразилией и жила своей жизнью. Что это значит на будущее? 

Скорее всего, надо ожидать ответного сильного давления США на ЛА. В ожидании этого давления, скорее всего, Чавес попробует быстро усилить интеграцию и какие-то проекты по линии безопасности. Началось острое противостояние не США и Венесуэлы, а США и всей ЛА. Просто оно еще в начальной стадии. Остальное - вторично. 

Ну и очевидно, что главным своим союзником ЛА увидит Россию. Хотя бы потому, что лидер этого сообщества стран - Чавес - видит ситуацию именно так. 

Если не произойдет, конечно, внезапно чего-то неожиданного в Боливии сегодня-завтра, пока Моралес не закрепил свою победу.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 901 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире