до юбилея
279 дней
 
«Абсолютизация ЕГЭ опасна для образования»

«Абсолютизация ЕГЭ опасна для образования»

В стране и миреВ мире
На московских преподавателей и школьников заведут индивидуальные портфолио. Так столичные чиновники намерены бороться с ЕГЭ как единственным инструментом оценки происходящего в школах.

Москва сама будет контролировать качество работы городских учебных заведений и выдавать им госаккредитацию: соответствующие полномочия передаются федеральным центром столице и вскоре будут закреплены изменениями в закон «О развитии образования в городе Москве». О том, что это дает московскому образованию, «Газета.Ru» беседует с председателем комиссии Мосгордумы по науке и образованию Евгением Бунимовичем.

– Евгений Абрамович, на первый взгляд, вопрос выглядит чисто техническим. Какая разница, кто будет надзирать за городскими школами и выдавать им лицензии?

– Разница существенная. Вопросы контроля качества образования и прозрачности финансовых потоков – ключевые. И если их правильно решить, вся система образования сама выстроится в правильном направлении. Формально нам передаются полномочия по ЕГЭ и аттестации и аккредитации образовательных учреждений. Но Москва может сделать контроль качества образования куда более объемным. То, что сегодня городу передаются полномочия с федерального уровня, для нас – и вызов, и возможности.
 

И если мы этими возможностями не воспользуемся, весь контроль сведется лишь к проведению ЕГЭ, что еще больше укрепит его абсолютизацию.


– А что значит абсолютизация ЕГЭ?

– То, что сегодня уже стали все мерить результатами ЕГЭ. По ним оценивают работу школ, районов, регионов. И совершенно не отслеживаются другие показатели. Но абсолютизация одного инструмента очень опасна для образования.

– Может быть, ЕГЭ столь универсален, что ничего другого и не требуется?

– Недостаток ЕГЭ как абсолютной оценки заключается уже в том, что он измеряет лишь один показатель, ничего не говорящий о качестве образования и подталкивающий школы избавляться от слабых учеников. Ведь все дети очень разные. И если ребенок в начале года делал в диктанте 20 ошибок, а в конце – 5, то это великое достижение учителя и ученика. Хотя абсолютная оценка и в том, и в другом случае одинакова – «двойка». Так же, как у ученика, допускающего постоянно одну ошибку, – «пятерка». И где же здесь результат работы? Кто-то благодаря природе может без усилий подтянуться 10 раз, а кому-то для этого требуется год тренировок. Замерять надо не абсолютные, а относительные показатели, эффект от движения.
 

Другой недостаток контроля качества образования посредством ЕГЭ – проверка знаний проводится после завершения обучения.


Это важно для поступления в вуз. А для школы нужен постоянный контроль в процессе обучения, срезы по базовому уровню (если в 4 классе ребенок не выполняет проверочные задания, то как можно идти дальше?). Пусть такой контроль проводится максимально деликатно, без отметок. Но он нужен – это как температуру замерять. Кстати, на базовом уровне можно проводить и тесты, в том числе и на машине, это будет серьезно.

– У нас не очень любят тестирования.

– Не надо каждый раз устраивать по поводу тестов истерики. Такой контроль, хотя бы на базовом уровне, дает и дополнительные гарантии. Если учитель не любит ученика, ребенок должен иметь возможность доказать, что его оценивают несправедливо, что у него не настоящая «двойка». И родитель если видит, что что-то с оценкой ребенка не так, сможет это проверить. Поможет это и в том случае, если учитель прав, а у ученика просто завышенная самооценка.

– Результаты промежуточного контроля будут где-то фиксироваться?

– Конечно. И не только в целом по школе, но и в отношении каждого ученика. Мы сейчас продумываем систему портфолио. Это очень важная вещь – учет успехов ребенка на протяжении нескольких лет. Это и участие в олимпиадах, и спортивные результаты, и самые разнообразные достижения. Важно, чтобы об ученике и его знаниях судили не по одному экзамену, а по сумме достижений. Это куда объективнее, хотя сложнее и дороже. И при сегодняшней компьютеризации вполне возможно, требуется лишь осмысленная стандартизация.

– А как будет строиться система аттестации учебных заведений?

– Сегодня система аттестации очень формальна – она вся на бумаге. И здесь тоже нужен качественный контроль. Иначе лучшими всегда будут признаваться те школы, где собраны сильные ученики, победители олимпиад. В других школах могут быть фантастические результаты, там могут социально адаптировать ребенка, давать ему возможности внутреннего развития. Но при нынешней системе оценки школ этого не видно.
 

И, кроме того, контролировать надо не только результаты, но и условия образовательного процесса.


Существуют определенные требования к системе: какой должна быть школьная библиотека, спортзал, кабинет физики, химические реактивы. Их тоже надо стандартизировать. Потому что если в школе нет ни учителей, ни условий, то как могут решаться образовательные задачи? У нас не любят слова «стандарты», но речь идет всего лишь о базовом уровне, обеспечение которого обязательно для всех. В Москве есть школы гораздо лучшие, чем в Европе, и слава богу. Главное, не опускаться ниже какой-то определенной планки. И, кроме того, можно хорошо преподавать, но совсем не то, что нужно ученику. Например, сегодня издаются прекрасные учебники по машинописи, но кому они нужны, когда все уже работают на компьютерах. А это уже контроль над руководством образования.

– А кто конкретно будет заниматься контролем? Это будет совсем новая система?

– Конечно, в городе существуют организации, занимающиеся этими вопросами, – есть Центр качества образования, структуры, которые занимаются ЕГЭ, повышением квалификации преподавателей по разным предметам. Но все они разрознены, нужна единая система. Разные регионы строят разные модели этой структуры, и у каждой есть свои достоинства и недостатки. Например, на федеральном уровне Рособрнадзор существует отдельно от Минобразования. И, с одной стороны, внешний контроль дает свои результаты. Но с другой – в два раза больше чиновников, и, это просто ужас, вдвое дольше проходит каждый документ. Мы в Москве пришли к идее сделать эту структуру внутри департамента образования, но предельно автономной.

– Насколько открытой будет эта структура?

– Она должна быть предельно открытой. В орган по контролю над качеством образования смогут обращаться и учителя (например, расписание может быть так составлено, что учителю просто работать невозможно). И, конечно, родители.
 

Возможно, здесь получит развитие система сбора портфолио учителей.


Такой пример есть у нас в Юго-Западном округе, где решили посмотреть, насколько адекватны выставляемые учителями отметки. И результаты получились обнадеживающие: 80% учителей оценивают учеников адекватно, 2–3% надо гнать из школы (хотя юридически это сложно). А остальным нужно просто помочь скорректировать требования к учащимся: ведь учитель варится в собственном соку, он всю жизнь ставит оценки и считает их абсолютными, и может не замечать, что стал слишком строг или, наоборот, лоялен. В этой структуре могут решаться самые разнообразные вопросы, возможностей, действительно, много. Но все это еще предстоит разработать.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
ИРИНА РЕЗНИК
gazeta.ru

всего: 910 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире