Пенсионная система как фабрика смерти

Пенсионная система как фабрика смерти

В стране и миреВ стране
Старение населения и увеличение количества пенсионеров по отношению к работающему населению – одна из постоянных страшилок российского информационного пространства. Действительно, по данным, которые приводит, например, «Демоскоп weekly» – бюллетень Высшей школы экономики, на начало 2007 года в стране было свыше 38 млн пенсионеров, в том числе 29,6 млн — по старости. Часто можно встретить утверждения, что к середине века в России количество работающих сравняется с числом пенсионеров. Эта информация обычно преподносится как драматическая.

Вместе с тем, драматизация тут абсолютно неуместна. Драматической скорее является сама пенсионная система, предполагающая, что к определенному возрасту человек списывается «в никуда» – в балласт, который больше не интересен обществу. И общество из сострадания и приверженности гуманистическим ценностям, скрепя сердце, вынуждено тратиться на этот балласт… Однако к этому мы вернемся позже. Пока же попробуем снизить накал драматизма относительно старения населения в России.

Согласно прогнозам United Nations Population Division, к 2045-2050 годам все население Земли постареет в среднем на 10 лет. В 2000-2005 годах средний возраст в мире составлял 26,5 лет, а к середине века будет составлять 36,2. При этом хотелось бы заметить, что Россия не входит ни в 10 стран с наиболее высоким средним возрастом населения в начале века, ни в «десятку» государств, которые будут иметь самое великовозрастное население к середине века. На начало века самое пожилое население имели Япония (средний возраст — 41,2), Италия, Швейцария, Германия, Швеция, Финляндия, Болгария, Бельгия, Греция, Дания. Лидером среди стран с самым пожилым населением на тот момент являлась Испания со средним возрастом 55,2. Ну а самое молодое население — как на начало века, так и на его середину — исключительно в африканских странах, где средний возраст в начале века составлял около 15 лет.

Таким образом, увеличение доли пожилого населения – общемировая тенденция, видеть в этом нечто ужасное – исключительно наш субъективный выбор. На проблему можно посмотреть и совершенно иначе. Но для этого надо переосмыслить всю ситуацию, связанную с общественным восприятием возраста и социальными установками по отношению к нему.

Рынок труда современных стран, как это ни парадоксально, унаследовал подходы времен феодализма, а то и рабовладельческого строя, когда продолжительность жизни была в разы меньше, чем сегодня. Тогда подразумевалось, что каждый работник — это человек в расцвете физических сил. А к моменту, когда эти силы начинали истощаться, человек, как правило, заканчивал свою жизнь естественным путем. Вопроса о пенсионерах во времена рабовладения и феодализма не стояло…

По мере гуманизации общества и увеличения продолжительности жизни человека социальные государства, проявляя заботу о гражданах, начали вводить системы, которые позволяют людям заканчивать работать, но продолжать получать деньги. Вместо того чтобы модифицировать и сделать более поливариантным рынок труда, государства пошли по пути социальных выплат пожилым людям. Это произошло не в силу избытка гуманизма, а из-за достаточного «предложения» на рынке труда молодого населения и нехватки рабочих мест. Грубо говоря, выгоднее было не модифицировать рынок труда под работников более пожилых возрастов, а платить им социальное пособие, сохраняя рынок, ориентированный исключительно на молодых людей в расцвете физических сил.

Хороша ли эта система для пенсионеров? Пенсионная система – это действительно проявление гуманизма и заботы или что-то другое? Беремся утверждать, что гуманизмом тут и не пахнет. Человек – существо сугубо социальное. Как показали драматические судьбы детей, лишенных человеческого общества с раннего возраста, без социального окружения индивидуум не становится человеком в полном смысле, оставаясь просто представителем биологического вида.

С раннего детства человек нуждается в социальных опорах в виде разнообразных общественных институтов, регламентаций, установок и традиций, определяющих и направляющих всю его жизнь. Без социальных направляющих человек теряется, испытывает дискомфорт, неуверенность, страх, утрачивает понимание происходящего и смысл жизни. Это прямой путь к смерти – сначала фигуральной, а потом и физической. Выход на пенсию — это по сути и есть выход за рамки активной социальной организации, утеря ориентиров и как результат – смерть. Человек, который на протяжении всей своей жизни был опутан социальными регламентами, возможно, субъективно тяготившими его, однако наполнявшими жизнь повседневным смыслом, внезапно оказывается списанным в полную пустоту. По сути, ему выдается сертификат общественной ненужности. Легко ли с этим продолжать жить?

Особенную остроту вопрос приобретает в обществах, где у людей мало опыта самоорганизации. И, понятное дело, он стоит более жестко для мужчин. Женщине-пенсионерке общество определяет круг обязанностей по поддержанию дома и помощи в воспитании внуков, которые позволяют ей чувствовать себя более уверенно, ощущать свое общественное положение и функцию. Мужчины же находятся в положении просто катастрофическом. По сути, общество создает у них установку на окончание жизни к шестидесяти годам. И эта установка является мощнейшим общественным фактором, влияющим на индивидуальные судьбы. Пенсионная система в своем нынешнем виде это по сути своего рода фабрика смерти.

Разумеется, большое количество пенсионеров стремится продолжить работать – и заметим, не только по финансовым соображениям. Так, по данным того же «Демоскоп weekly», «в общем числе занятых в возрасте 18 лет и старше доля работающих пенсионеров увеличилась с 13% в 2004 году до 17% в 2007 году. Таким образом, примерно каждый шестой занятый в экономике – уже пенсионер. Не все пенсионеры находятся за пределами официально принятого в России трудоспособного возраста (женщины — до 55, мужчины – до 60 лет). И именно среди тех, кто получает пенсию в возрастах моложе пенсионного, доля работающих особенно высока – 69,5% — и росла в последние годы наиболее быстрыми темпами. Но она значительна и среди получателей трудовых пенсий по старости (28,2% в конце 2006 года)». По другим данным, которые приводит Пенсионный фонд, сегодня работает около девяти с половиной миллионов пенсионеров — треть людей старше 55-60 лет. В сфере ЖКХ они составляют 18%, в образовании – 21%, в здравоохранении- 22%. Каждый восьмой рабочий в России — пенсионного возраста.

Однако пенсионер, продолжающий работать, сталкивается с огромным количеством проблем. Согласно докладу Международной организации труда «Равенство в сфере труда: ответ на вызовы», Россия — одна из стран, где дискриминация по возрасту распространена очень широко. За объявление «Требуется секретарь. Девушкам старше 30 не звонить» в США можно столкнуться с судебным преследованием, в нашей стране – это обычная практика. Однако выступать с гневными обвинениями в адрес руководителей предприятий, которые предпочитают молодых сотрудников, — не цель этой статьи. Руководителей вполне можно понять. Ведь рынок труда и у нас, в России, и в других европейских странах продолжает оставаться ориентированным исключительно на работника в расцвете физических сил. Рабочее место, график труда, как правило, построены в расчете на силы молодого человека. То, что человек в разном возрасте обладает разным набором плюсов и минусов, никак не учитывается. Либо он работает как молодой, либо списывается на социальную помойку.

Пришло время изменить эту ситуацию. В первую очередь — в связи с изменившимся возрастным составом населения, к которому должен адаптироваться рынок труда. В процессе развития общества многие институты обрели гибкость и поливариантность, которые и не снились нашим бабушкам-прабабушкам. Возьмем ту же семью, то же образование. Рынку труда тоже необходимо модифицироваться и стать более вариативным в своем возрастном измерении. На рынке труда должна произойти диверсификация рабочих мест.

С одной стороны, рабочие места, рассчитанные на силы и устремления молодых людей и полную занятость, предполагающие высокую конкурентность и карьерный рост. С другой стороны, рабочие места, рассчитанные на силы и устремления людей условно пенсионного возраста, которые будут предусматривать работу два-три дня в неделю или полдня каждый день. Такие рабочие места будут ориентированы на людей с большим опытом – профессиональным и социальным, которые станут сглаживать острые углы конкурентной и агрессивной молодежи и цементировать и стабилизировать коллектив.

Конечно, это потребует некоторого переосмысления организации труда, распределения обязанностей. Но введение такой системы на государственном уровне позволит решить проблемы с нехваткой рабочей силы и с повышением пенсионного возраста (предлагать шестидесятипятилетнему человеку работать так, как будто ему двадцать пять, – абсурдно). Главное же, огромное количество людей, над которыми наступление официального пенсионного возраста висит, как дамоклов меч, избавятся от ощущения собственной ненужности в стране с острым дефицитом трудовых ресурсов.

Сошлемся здесь на социологическое исследование, проведенное в Поволжье, результаты которого размещены на сайте Поволжского межрегионального учебного центра: «Пожилые люди должны оставить работу, освободив место молодым», – такой девиз стал господствующим в кадровой политике подавляющего большинства предприятий и организаций. Сами же пожилые люди, как показывают результаты многочисленных исследований, в основном не разделяют этого мнения. Так, согласно данным социологов, одним из самых распространенных представлений о старости является то, что пожилой человек должен непременно уйти на пенсию, оставив работу.

При этом подчеркивается, что именно данный стереотип вызывает наибольшее негодование и несогласие среди представителей старшего поколения. Лишь 9% опрошенных пенсионеров в Нижнем Новгороде с радостью восприняли прекращение работы как избавление от надоевшей, неприятной обязанности. Тогда как 70% респондентов заявили, что прекращение профессиональной деятельности – вынужденный поступок, так как они получали удовольствие от работы. Кроме того, в рамках этого же исследования в группе респондентов 60–69 лет 40% мужчин и 25% женщин сообщили о своем желании продолжать трудовую деятельность.

Здесь нельзя не отметить тесной связи уровня образования пожилого человека и его стремления к занятости. Так, среди пенсионеров, имеющих высшее образование, продолжают профессиональную деятельность 35%, среди имеющих среднее профессиональное образование – 24%, среднее общее и не законченное среднее – 15 % и 11 % соответственно. Такое неодинаковое отношение к продолжению трудовой деятельности в подгруппах с различным уровнем образования не случайно. Как правило, человек, всю жизнь проработавший на производстве с тяжелыми, а зачастую и вредными условиями труда, перспективу ухода на пенсию считает для себя благом. К примеру, пожилые женщины, покидая производство, практически не испытывают негативных эмоций. Они «просто меняют один не слишком профессиональный труд на другой, в чем-то даже более для них значимый, домашний».

Совершенно иная ситуация складывается при приближении пенсионного возраста у образованных людей, привыкших к умственному труду. Такие люди гораздо тяжелее переносят потерю прежнего статуса. Ведь образование, как правило, дает возможность человеку занимать более ответственные и престижные должности. Кроме того, следует подчеркнуть, что, занимаясь на протяжении всей жизни умственным трудом, человек «тренирует» свой мозг. Так что, оставляя работу, образованный пожилой человек теряет прежний социальный статус, его мозг лишается привычного умственного напряжения, материальное благосостояние ухудшается, что влечет за собой изменение положения в собственной семье. Поэтому нередки случаи, когда индивид, привыкший брать на себя ответственность, ощущать себя нужным обществу и семье, оставшись без любимой работы, не может этого пережить.

Осмысляя ситуацию, социолог Т. Смирнова отмечает: в настоящее время возникает острая необходимость в формировании нового, позитивного имиджа старости в обществе. Сегодняшняя реальность обусловливает четкое деление старости на два периода: «молодой старости» (от 55 до 75 лет), когда человек еще активен, полон сил и желания работать, быть полезным обществу, и «старой старости», когда главной задачей человека становится самообслуживание.

Естественно, что возрастной рубеж перехода человека из одной категории в другую очень индивидуален. В социальной геронтологии все чаще появляется термин «нестарые старики». Фактически представители этой группы обладают высоким уровнем профессиональной подготовки, огромным жизненным и производственным опытом, активностью, желанием работать. Однако их, согласно дате рождения, относят к лицам так называемого послетрудоспособного возраста, само название которого ставит крест на стремлении человека к интеграции в профессиональное пространство.

Необходимо менять отношение общества к этой проблеме, внедряя новый, позитивный образ старости, в том числе с помощью средств массовой информации. Интеграция пожилых людей в профессионально-деловую сферу станет возможной лишь тогда, когда старость в современном обществе будет реабилитирована.

А как на Западе? Этот вопрос, как известно, у нас один из ключевых при обсуждении тех или иных новаций. На Западе проблема стоит столь же остро. Борьба людей за право остаться работать, а не быть списанными «в никуда», идет под экстремальным британским лозунгом «work till drop» — работать, пока не упадешь. При этом пожилые люди стремятся доказать, что они — такие же энергичные и работоспособные, как и двадцатилетние. Так что сослаться на то, что Норвегия, Швеция или Великобритания уже работают с моделью более гибкого рынка труда, не удастся. У России есть все шансы выступить здесь (наконец-то!) с гуманистической социальной новацией. Заметим, если наша страна продолжает претендовать на передовые позиции в мире, то лидерство в социальных вопросах, в модификации общественных институтов в ответ на вызовы времени — один из самых достойных способов показать творческий потенциал общества.

Татьяна Чеснокова

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 958 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире