до юбилея
256 дней
 
Дети, сколько стоит баррель? Будущее российской математики

Дети, сколько стоит баррель? Будущее российской математики

В стране и миреВ мире
Я всячески избегаю мероприятий, связанных со школьным образованием, так как чувствую свою полнейшую беспомощность в этом вопросе.

 

Чему учить, как, да еще и детей – все эти вопросы кажутся настолько сложными, что люди, дающие на них четкие ответы, вызывают скорее подозрение, чем уважение. Непонятно, кому из них верить – искренним энтузиастам-предметникам, защищающим важность своей дисциплины, или матерым экспертам, с PISA в руках ратующим за «современный объективный подход». Первые, по мнению вторых, наивны, вредны и находятся в плену ложных представлений. Вторые часто аттестуются как враги родины, ведущие уникальную образовательную систему к воспетому Задорновым американскому жупелу. Вдобавок ко всему профессиональные знатоки школьного образования – основоположники, члены и участники такого количества фондов и институтов, партий и направлений, что разобраться, кто есть кто, человеку со стороны невозможно.

 

Некоторые чувствуют себя среди них как рыба в воде. Я же, если продолжать аналогию, гожусь лишь на роль водолаза, печально наблюдающего за пестрыми созданиями, бьющимися друг с другом со страстью и  азартом.

 Как бы то ни было,  на очередной семинар «Актуальные исследования и разработки в области образования» в ГУ-ВШЭ попал я. И я же стал свидетелем битвы: выступал Иван Ященко, директор Московского центра непрерывного математического образования (МЦНМО) и проректор Московского института открытого образования (МИОО). Семинар, задуманный как первый в серии попыток навести мосты между «предметным лобби» (в данном случае – математическим) и «экспертным сообществом», своей цели не достиг.

 Доклад г-на Ященко назывался «Математическое образование: мифы, легенды, перспективы». Как ожидалось, выступающий должен был представить какие–нибудь данные, поясняющие известный результат последнего ЕГЭ по математике (23% двоек). Участники встречи признали, что этот результат не удивил ни одного профессионала, признал это и Иван Ященко, отметивший, что школа уже давно «врала всем», и ЕГЭ позволил зафиксировать реальное положение дел. Проведенные МИОО в разных школах исследования с заданиями, оценивавшимися по 10-балльной системе, ясно показали, что учителя тут помогают ровно на «удовлетворительно», невзирая на то, принимается ли за «тройку» 5 или 6 из 10-ти баллов.

 МЦНМО – пожалуй, главный в стране центр, занимающийся подготовкой тех детей и взрослых, которые интересуются математикой по своей воле. Поэтому естественно, что г-н Ященко, приглашенный поставить диагноз школьной математике в целом, больше говорил об элитном ее сегменте. Столичное элитное математическое образование, по его мнению, развивается хорошо. Растет уровень как средних участников московских олимпиад, так и победителей, об этом можно судить по уровню сложности олимпиадных задач. Услышав о таком «необъективном» критерии, эксперты–слушатели в зале впервые стали довольно перешептываться.

 На региональном уровне картина начинает отличаться от радужной. Если лучшие дети становятся все лучше, то подготовка всех остальных стремительно деградирует. Присутствовавший на семинаре бывший глава Рособрнадзора, а ныне вице-президент РАО Виктор Болотов заметил, что причина тому – решение многих провинциальных вузов брать олимпиадников без экзаменов.

 Тенденция дальнейшего расслоения изучающих математику подтверждается статистикой происхождения победителей: 95% из них учатся в «углубленке» – профильных школах с углубленным изучением этого предмета. По словам г-на Ященко, «задачи на общее развитие еще более или менее срабатывают», а там, где требуется наличие специальных знаний, школьники пасуют все чаще.

 Содержание школьного курса практически ограничивается алгеброй, которая подменяет собой не только геометрию, но и физику. «Алгебру проще преподавать и проверять», – заметил докладчик. Геометрия в том виде, в каком ее учат сейчас, чрезмерно формализована и ориентирована не на пространственное мышление, а на логическое. Наконец, матанализ «никому не нужен, и его все имитируют» (по неоднократным заявлениям представителей вузов, они его все равно преподают с нуля).

 Иван Ященко видит выход в нарушении искусственно созданной линейности математического образования, когда раскладывать на простые дроби учат, чтобы потом с их помощью считать производные и т.д. Вместо анализа, например, можно ввести гораздо более актуальные основы статистики.

 Все задачи нужно формулировать так, чтобы они казались актуальными. «Если не дадут аттестат, то пусть знает за что», – пояснил докладчик. И привел такую задачу: «Баррель нефти стоил 95 долларов. За три месяца он подорожал на 30%. Сколько стоит баррель сейчас?» В ходе проведенных исследований выяснилось, что в 6-м классе эту любопытную задачу верно решают 76% детей.

 Г-н Ященко подчеркнул, что от чрезмерной формализации нужно срочно уходить. Современные школьники умеют решать квадратные уравнения – т.е. применять готовое решение – гораздо лучше, чем работать над менее стандартными, пусть и формально относящимися к более ранним классам заданиями.

 Важное значение поиска новых задач диктуется тем, что ЕГЭ по математике оставлен обязательным, но отменено правило +1 (получил двойку – ставят тройку). Вопрос в соотношении и взаимодействии «упрощения» и «актуализации». Плюс ко всему непонятно, как на актуализацию отреагируют учителя, сами сдающие ЕГЭ, по данным г-на Ященко, лишь на 4. Для них уход от стандартных, уже заученных к околопенсионному возрасту схем может стать серьезным ударом.

 После окончания доклада присутствующие эксперты дружно признали его неудачным. Так, декан Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ Сергей Филонович заметил, что нелинейно изучать математику нельзя, что геометрия ценна именно аксиоматизацией, зачем делался доклад, он не понял, а академик Колмогоров (автор знаменитого учебника «Алгебра и начала анализа») стремлением наукообразить школьную математику ее уничтожил.

 Евгений Князев из Рособразования также аттестовал выступление как провальное, чиновно рассуждая о «фундаменте», который «не сложился», и о прочих важных вещах.

 Главред журнала «Директор школы» Константин Ушаков сообщил, что в стране нет кадров для массового качественного преподавания математики.

 Виктор Болотов высказался в пользу углубления специализации и разделения на обычные и математические классы и школы.

 Наконец, проректор ГУ-ВШЭ, ведущий семинара Исак Фрумин посетовал, что «так и не услышал аргументов». По его словам, внутри математического сообщества (т.е. «предметного лобби») критерии жесткие и объективные, но как только его представители заводят речь о математике в школе, они превращаются в популистов: «Ни TIMSS, ни PISA… Вот так у Садовничего и получается, что у нас лучшее в мире образование».

 Каких же аргументов ждали от докладчика участники и, главное, в пользу чего? Мне показалось, что экспертное сообщество, всерьез раздосадованное решением сохранить обязательность ЕГЭ по математике, продавленным «математическим лобби»,  ждало именно аргументов в пользу сохранения всеобщего и довольно глубокого математического образования, причем аргументов в виде PISA-образных исследований, максимально независимых и масштабных.

 Такого Иван Ященко предложить не смог, но и его оппоненты не выглядели тихими ангелами. Сам доклад был вполне невинным, без ура-патриотизма и громких призывов, без критики ЕГЭ как такового, но на протяжении всего выступления зал внимал ему вовсе не безответно.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Иван Стерлигов
OPEC.RU

всего: 1051 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире