до юбилея
344 дня
 
Россию могут исключить из Совета Европы

Россию могут исключить из Совета Европы

В стране и миреПолитика
 Из-за систематических неисполнений предписаний Европейского суда по правам человека.

 На исправление ошибок у нее есть полгода, заявил российский судья ЕСПЧ Анатолий Ковлер. О вероятности такого развития событий и о роли Страсбургского суда в российской судебной системе говорят адвокаты Каринна Москаленко, Игорь Трунов, Вадим Прохоров, Елена Липцер.


Каринна Москаленко:

Я не думаю, что Анатолий Ковлер хочет, чтобы Россию исключили из Совета Европы. Во всяком случае, я очень не хотела бы в это верить. Я думаю, что Россия будет исполнять решения Европейского суда, а не решать эти проблемы путем выхода из Совета Европы. Если кто-то надеется на то, что нас выгонят из СЕ, это их личные надежды. Я имею в виду ни в коем случае не Анатолия Ивановича Ковлера, прекрасного юриста и члена Суда по правам человека. Просто, может быть, кому-то во власти не нравятся решения Европейского суда и они хотят, чтобы нас оттуда выгнали. А мы считаем, что Европейский суд - это очень полезная инстанция для улучшения и правоприменительной практики, и судебной системы. Французы и греки тоже не любят получать решения о том, что они нарушают права человека, но они получают эти решения, принимают их к сведению, исполняют.

Я надеюсь, что Россия не будет выходить из Совета Европы и ее не будут оттуда выгонять, даже если этого очень хочется кому-то - нашей власти или врагам каким-то. Но мы, адвокаты, хотим, чтобы Россия соответствовала всем нормам по правам человека. Мы просто будем исполнять решения Европейского суда, причем как меры частного, так и общего характера. А если мы еще и 14-й протокол ратифицируем (об усилении контролирующей функции Конвенции по правам человека. - Ред.), тогда Европейский суд еще быстрее будет решать дела в отношении Российской Федерации. 46 государств СЕ ратифицировали этот протокол, а мы единственные нет, ссылаясь на то, что это не идеальный документ.

Сейчас начнут по-разному толковать Ковлера, но он правильно говорит, что за систематические нарушения к России могут быть применены разные санкции вплоть до приостановления членства в СЕ. Но это не значит, что на нас не будут распространяться решения Европейского суда. Кстати, Российская Федерация ведь выполняет все решения Европейского суда. Хотя, может быть, какие-то из последних решений кому-то не нравятся.

Недавно мы одержали огромную победу – Ольга Кудешкина выиграла иск в Страсбурге против России, где ее в 2004 отстранили от должности судьи Мосгорсуда за то, что она позволила себе критику по адресу Генпрокуратуры. Я надеюсь, что это дело станет первым шагом в борьбе за независимость наших судей.

Игорь Трунов: Россия практически ничего не исполняет. Европейский суд задуман как: выносится решение, и государство должно исправить системные нарушения. Суть решения не в компенсационно-штрафном элементе – суммы-то небольшие; суть в обязанности исправления этих системных нарушений. Несколько лет против России в этой части выносятся решения, и ничего не происходит. Мы от имени потерпевших от терроризма писали большое письмо о том, что мы не можем понять: если не действует прецедентный характер, когда одно решение меняет практику, то тогда нужно увеличивать сумму. А этого нет, выносится череда однотипных решений, Российская Федерация никак не реагирует, а суммы маленькие. Поэтому непонятно, в чем вообще для нас смысл Европейского суда. Либо нужно сумму повышать, либо нужен орган, отслеживающий исполнение решений суда. Иначе теряется весь смысл.

Если по уголовным делам решение Европейского суда является основанием для пересмотра решения, то для Гражданского кодекса такую норму законодатель не ввел. А это основная масса дел. Получается, что решение это только приносит моральное удовлетворение - не больше и не дальше. России нужно активизировать суды высшей инстанции, в которых самые опытные, самые умные и красивые судьи ничего не делают, спят.

Есть очевидные основания, чтобы остро поставить вопрос о нашем членстве в Совете Европы. Нужно внести определенные поправки в законодательство в части обязательного исполнения решений ЕСПЧ в прецедентных делах. Наши судебные органы должны активизироваться, чтобы разгрузить Европейский суд. Если брать исполнение решений Страсбургского суда в части выплат, у нас все нормально. Но если взять более глубокие вещи, такие как приведение в порядок судебной системы и ее системных прорех, тут все сложнее. За этим никто не следит.

Вадим Прохоров:

Насколько я понимаю, имеются в виду не решения Европейского суда о выплатах, которые в основном пусть и не сразу, но исполняются. Речь идет о чем-то более важном. Европейский суд по правам человека изначально создавался не как высшая надзорная инстанция над системой национальных судов, а скорее как судебный орган, показывающий всем странам, входящим в Совет Европы, что в их правоприменительной практике не соответствует Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. А также то, что нужно исправлять, если страна по-прежнему желает оставаться в европейском поле, а не развиваться по какому-нибудь другому пути. К сожалению, отношение российских властей таково, что какие-то суммы выплачиваются, но в целом никто серьезных выводов не делает, потому что коррумпированным властным кругам выгодно, чтобы серьезные судебные органы за ними не наблюдали.

Коррумпированные верхушки в странах третьего мира любят говорить про самостоятельный путь развития. И в России к прецедентным решениям ЕСПЧ не прислушиваются. Между тем многие его решения - по чеченским делам, по социальным вопросам - идут будто бы под копирку, но российские власти выводов не делают и делать не желают.

Я именно так понял мысль уважаемого Анатолия Ивановича Ковлера, и он в этом абсолютно прав. В свое время у Греции были проблемы с членством в Совете Европы, и это имело серьезные политические последствия. Я тоже думаю, что не нужно подстраиваться под страну-изгоя, а нужно четко ей указывать на недостатки, которые есть. Мы же не можем прекратить юрисдикцию Европейского суда по правам человека в отношении России, не прекращая при этом своего членства в Совете Европы. А Совет Европы - это чуть ли не единственное место, где к нашим парламентариям относятся как к людям. Потому что в администрации нашего президента, как показывает опыт общения некоторых депутатов с тем же Сурковым, к ним как к людям не относятся. А выход из Совета Европы повлечет за собой усложнение доступа к правосудию для десятков тысяч наших сограждан. Так что к решениям Европейского суда нужно прислушиваться, другого выхода нет.

Елена Липцер:

Такая санкция существует, ее никто не отменял – за невыполнение решений Европейского суда по правам человека страну могут исключить из Совета Европы. Но я считаю, это нанесло бы мощный удар по имиджу Российской Федерации. И наверное, проще выполнить решения Европейского суда, чем ждать, пока нас исключат из Совета Европы. По делам, которые я веду, по крайней мере в части выплаты денежных средств, российское правительство всегда выполняло решения ЕСПЧ. Думаю, что Россия не должна допустить, чтобы ее с позором выгнали из Совета Европы.

 

Дословно : 
Анатолий Ковлер, российский судья ЕСПЧ


Нередки случаи, когда национальный судья выступает даже с более жесткой позицией в отношении своего государства, потому что он знает ситуацию изнутри. Поскольку мы отстаиваем интересы не государства, а граждан, судей воспринимают как врагов народа и заменяют. В моей подрывной деятельности власти еще не разобрались. 

"Коммерсант", 02.03.2009

 

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Софья Болотина
grani.ru

всего: 948 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире