до юбилея
341 день
 
Самый генеральный прокурор

Самый генеральный прокурор

В стране и миреВ стране
 Юрий Чайка доказал через суд, что глава СКП обязан подчиняться его приказам.

Верховный суд (ВС) РФ на днях принял судьбоносное для органов российской прокуратуры решение, разрешив дилемму, кто же из ее руководителей главнее - генпрокурор или председатель Следственного комитета при прокуратуре (СКП). До сих пор этот вопрос оставался открытым - трактовка законодательства позволяла считать СКП органом вообще практически самостоятельным, причем как в процессуальном, так и в административном плане. Однако при разборе на первый взгляд рядового дела - о законности уголовного преследования одного следователя - ВС пришлось тщательно проанализировать нормы, регламентирующие деятельность СКП и Генпрокуратуры. И в результате был сделан вывод, что СКП вовсе не так самостоятелен, как представлялось до сих пор. ВС признал, что последней инстанцией для сотрудников Следственного комитета является отнюдь не его председатель, а именно генеральный прокурор. По крайней мере, установлено, что приказы генпрокурора являются обязательными для исполнения и представителями СКП, в том числе и самим главой этого ведомства.

После проведенной полтора года назад реформы, давшей следствию почти полную автономию, освободившей его от обязанности подчиняться в большинстве случаев указаниям прокуроров в вопросах возбуждения, прекращения и ведения расследований уголовных дел, между двумя структурами сложились весьма непростые отношения. Считалось, что СКП до сих пор существовал при прокуратуре лишь формально. Его председатель хоть и числится заместителем генпрокурора, но, как и сам генпрокурор, утверждается Советом Федерации по представлению президента, и полномочия главы СКП по ведению следствия практически безграничны, включая право возбуждать уголовное дело в отношении самого генпрокурора. Более того, прокурорам хотя и сохранили право давать свои оценки действиям следователей, но для последних их распоряжения носят в большинстве случаев лишь рекомендательный характер, и исполнять их они вольны по своему усмотрению. Также СКП получил и практически полную административную самостоятельность. Ведомству был определен свой собственный бюджет, его глава получил полномочия по утверждению структуры и штатного расписания, определения порядка приема на работу и увольнения сотрудников. Однако, как теперь выяснилось в судебном порядке, никаких изменений закон не претерпел в вопросах, касающихся внутриведомственной субординации всей системы прокуратуры.

Вот тут-то и обнаружилась «ахиллесова пята» председателя СКП, в которую попала "стрела" генпрокурора. Слабость позиции главы комитета обнаружилась из-за истории с одним районным следователем из Краснодара. Глава краевого следственного управления (СУ) СКП Александр Глущенко решил изгнать его из рядов следователей, заподозрив в мошенничестве. Да только в процессе судебных определений о наличии признаков состава преступления в действиях этого следователя выяснилось, что законность назначения самого г-на Глущенко под большим вопросом. В частности, оказалось, что генпрокурор Юрий Чайка еще год назад издал приказ, отменявший приказ председателя СКП Александра Бастрыкина о принятии г-на Глущенко на должность руководителя СУ по Краснодарскому краю. Однако г-н Бастрыкин не посчитал необходимым выполнять этот приказ. И только когда прокуратура в ходе опротестования решений местных судов добралась до Верховного суда, тот, рассмотрев дело в надзорном порядке, определил: уголовное преследование районного следователя следует прекратить, потому как возбудило его «ненадлежащее лицо», не имевшее на то права, - г-н Глущенко. В своем решении ВС перешел от частного к общему и, подробно проанализировав законодательство, разъяснил, почему прав г-н Чайка и почему не прав г-н Бастрыкин.

И для главы СКП это решение может обернуться тем, что последствия его вряд ли ограничатся счастливым избавлением краснодарского следователя от уголовного преследования. По логике данных Верховным судом заключений незаконное назначение руководителя СУ СКП по Краснодарскому краю должно означать незаконность всех принятых им решений, будь они кадровыми или процессуальными, и одно за другим могут быть, следовательно, отменены. И надо полагать, что таковых было немало, ведь г-н Глущенко вел работу на своем посту весьма активно. Так, например, он участвовал в проводимом в Южной Осетии в августе прошлого года после грузино-осетинского конфликта расследовании фактов геноцида вместе с «передовым, боевым отрядом кубанских следователей». А на коллегиях, посвященных итогам работы краевого СКП, его руководитель отмечал эффективную работу управления.

Если же предположить исходя из того же решения ВС, что приказ генпрокурора об отмене приказа председателя СКП о назначении руководителя краевого управления был действительно не выполнен, то тогда встает вопрос о том, был при этом нарушен закон и должен ли понести за это ответственность провинившийся. И если да, то кто именно и какую.

На днях, кстати, генпрокурор Юрий Чайка в своем докладе на расширенном заседании Генпрокуратуры сделал заявление, которое, на первый взгляд, могло показаться абстрактным и обобщающим кадровые проблемы органов прокуратуры. Но в свете принятого судом решения оно звучит уже вполне определенно. «Недопустимо, когда люди, дискредитировавшие себя, не отвечающие предъявленным профессиональным и моральным качествам, вынужденные уволиться из одного органа прокуратуры, принимаются на службу в другой», - заявил г-н Чайка.

Наши источники и в Генпрокуратуре, и в СКП подтвердили факт существования вышеописанного конфликта между их руководителями, а также наличия судьбоносного для обеих структур решения Верховного суда. Оно, кстати, уже есть в открытом доступе в архиве документов ВС, размещенном на его официальном сайте, и потому представляется возможным сделать полный анализ, процитировав выводы суда.

Как следует из надзорного определения уголовной коллегии ВС, в конце июля 2008 года Прикубанский райсуд Краснодара удовлетворил представление руководителя СКП по Краснодарскому краю Александра Глущенко о наличии признаков мошенничества в действиях старшего следователя СУ при УВД по Прикубанскому внутригородскому округу Краснодара Романа Акимова. В чем именно заподозрили следователя, осталось за кадром, но не в этом суть. Прокуратура (сначала краевая, а потом и федеральная) требовала это судебное решение отменить на том основании, что г-н Глущенко не мог возбуждать уголовное преследование не только в отношении Акимова, но и вообще против кого бы то ни было, ибо сам не имеет права занимать свою должность.

«Заключение судьи Прикубанского районного суда Краснодара и последующие судебные постановления являются незаконными, поскольку заключение было дано по представлению ненадлежащего лица», - написал, в частности, в своем представлении в ВС первый заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров. Из материалов этого же дела следует, что «31 марта 2008 года генеральный прокурор издал приказ, которым отменил приказ председателя Следственного комитета при прокуратуре от 9 января 2008 года о принятии Глущенко А.П. на федеральную государственную службу и назначении его на должность руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре по Краснодарскому краю». До своего нового назначения г-н Глущенко занимал пост первого заместителя прокурора края, и недовольство высокого начальства, как писали местные СМИ, вызвал именно на этом поприще. Так, по данным СМИ, в свое время он якобы вынес незаконное решение о сносе какого-то гаража, на месте которого впоследствии был возведен жилой дом, что обнаружилось при проведении прокурорской проверки.

Что касается следователя Акимова, то райсуд и вышестоящие краевые инстанции поддерживали представления руководителя управления СКП и отказывали прокурорам на том основании, что «на момент подписания представления с Глущенко не был расторгнут трудовой договор, и он исполнял свои служебные обязанности». Кроме того, судами было поставлено под сомнение право генпрокурора отменять приказы председателя СКП. Они исходили из того, что и генпрокурор, и председатель СКП назначаются на должность и освобождаются от нее одинаковым образом - Советом Федерации по представлению президента, а потому первый не наделен полномочиями отменять приказы второго.

Решение ВС же объяснило, почему г-н Бастрыкин все-таки должен был подчиниться г-ну Чайке. «В соответствии со ст. 129 Конституции «прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и генеральному прокурору», - говорится в нем. - Этот принцип закреплен и в федеральном законе «О прокуратуре». Установлено, что генеральный прокурор руководит системой прокуратуры, издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы». Последняя норма закреплена в ст. 17 закона «О прокуратуре», причем в ней говорится не только о приказах, но еще и об указаниях, распоряжениях, положениях и инструкциях генпрокурора.

Далее следует строгая логическая цепочка. Следователи СКП, согласно ст. 54 того же закона, относятся к прокурорским работникам, а сам СКП, согласно ст. 11 и 20.1, является органом прокуратуры. Председатель же СКП - первый заместитель генпрокурора. Следовательно, юрисдикция генпрокурора распространяется на должностных лиц СКП, в том числе и его председателя.

«Не вызывает сомнений и то, что генеральный прокурор вправе отменить решение своего первого заместителя. Иное толкование означает нарушение конституционного принципа единства системы прокуратуры и подчинения всех прокурорских работников генеральному прокурору», - определил Верховный суд. Из этого следует вывод о том, что приказом генпрокурора «фактически Глущенко был лишен соответствующих полномочий». «Неисполнение же данного приказа отдельными должностными лицами не лишает его юридической силы, - посчитали судьи. - То обстоятельство, что с Глущенко не был расторгнут трудовой договор и он продолжил исполнять служебные обязанности, само по себе не наделяет его процессуальными полномочиями, предусмотренными нормами соответствующих законов. Поэтому следует признать обоснованными доводы о том, что подписанные Глущенко уголовно-процессуальные документы утверждены ненадлежащим лицом, не имеют юридической силы и не должны порождать юридических последствий».

В пресс-службе прокуратуры Краснодарского края вчера подтвердили корреспонденту «Времени новостей», что знают о вынесенном Верховным судом определении, но комментировать его не стали. А в пресс-службе краевого управления СКП об этом деле вообще ничего не слышали, но заявили, что г-н Глущенко 5 февраля назначен заместителем руководителя Главного следственного управления СКП по ЮФО. То есть пошел на повышение.
 

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 869 / сегодня: 1

Комментарии /1

23:5504-03-2009
 
 
Читатель
"...он якобы вынес незаконное решение о сносе какого-то гаража, на месте которого впоследствии был возведен жилой дом, что обнаружилось при проведении прокурорской проверки." - Жадность ФРАЙЕРОВ сгобила!

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире