до юбилея
257 дней
 
«БИ-2»: «Теперь у нас появился свой персональный смертельный номер»

«БИ-2»: «Теперь у нас появился свой персональный смертельный номер»

В стране и миреКультура
После почти трехлетнего перерыва группа «БИ-2» разродилась очередным номерным альбомом под названием «Лунапарк». 21 мая пластинка была представлена в настоящем московском Лунапарке. А 13 июня состоится концертная презентация в клубе «Б1 Максимум». Об обстоятельствах записи этого диска корреспондент портала Музыка КМ.Ru обстоятельно побеседовал с Левой и Шурой БИ-2.

КМ.Ru: Название «Лунапарк», несмотря на свою видимую праздничность и беззаботность, таит скрытую угрозу. И на обложке вашего диска «Лунапарк» изображен довольно устрашающий монстр.

Шура БИ-2: Ты же понимаешь, что в настоящем Лунапарке есть и комната смеха, и комната страха, и американские горки. Поэтому у нас каждая песня соответствует своему аттракциону.

Лева БИ-2:
У нас даже есть свой «Смертельный номер». Персональный.

КМ.Ru: Слушая альбом, действительно появляется ощущение, что катаешься по американским горкам. В то же время, в каждой песне есть некая фабула, сюжетная основа.

Шура:
Просто это – один из самых цельных наших альбомов. Он, конечно, эклектичен (как и все пластинки «БИ-2») и непохож на другие. Но все же там есть стержень. Лично мне он нравится тем, что по настроению, звуку и энергетике он наиболее оптимально отображает нашу нынешнюю жизнь. То, что нас сейчас волнует. 

Лева:
Ты правильно заметил, что он отображает реалии, потому что «Лунапарк» рассказывает о том, что сейчас происходит с группой «БИ-2» и при этом он очень автобиографичен. Может быть, даже более, чем другие альбомы – за исключением, самой первой номерной работы «БИ-2».
 
КМ.Ru: А что сейчас происходит с группой «БИ-2»?

Шура: К нам присоединился замечательный музыкант Ян Николенко. Из группы никто не ушел – просто один человек прибавился. Яник оказал нам большую помощь, потому что без него бы мы этот альбом не закончили. Ян сделал процентов 90 всех текстов к альбому. Поэтому с группой все хорошо: вышел альбом, мы отправляемся в большой тур по Сибири, состоящий из 10 городов. 13 июня состоится московская концертная презентация «Лунапарка» в клубе «Б1 Максимум». Летом мы циркулируем между Белоруссией и Украиной. А вот начиная с сентября, мы отправляемся за границу, где нам предстоит дать концерты в 15-ти городах Америки, в Германии и Израиле. Сейчас ведутся также переговоры с Прибалтикой. То есть у нас запланированы масштабные гастроли, которые продлятся год-полтора.

КМ.Ru:
Насколько Ян Николенко вписался в ваш коллектив? Тяжело ли притирались друг к другу?

Лева: Начнем с того, что с Яником мы очень давно знакомы. Начало нашей дружбы восходит еще ко временам нашего творческого содружества с группой «Сплин», когда мы совместно объездили всю страну с «Феллини-туром». Когда мы узнали о том, что Яник ушел из «Сплина», мы задумались, но не сразу…

Шура: Не сразу. Мы быстро сообразили, что Яник может у нас играть на флейте, но при этом в «БИ-2» отсутствовал клавишник. По случаю, мы приобрели прикольные модные клавиши, на которых Ян и начал играть. Сейчас почти в каждой нашей песне он играет либо на синтезаторе, либо на флейте.

КМ.Ru:
Год назад Яник с горящими глазами говорил мне в интервью о своей возрожденной англоязычной группе «Эдипов комплекс», о том, что, наконец-то, его ничего не будет отвлекать от работы в этом проекте. А еще он рассуждал, насколько тяжело басисту Михаилу Хаиту совмещать игру в «Эдиповом комплексе» и в «Танцах минус»…

Лева: Сразу хотим успокоить поклонников группы «Эдипов комплекс». Она перманентно существует – настолько, насколько позволяет возможность играть концерты. Никаких препятствий для этого нет.

Шура: А иногда «Эдипов комплекс» разогревает нас – как это было, например, в начале этого года в Питере.

КМ.Ru: У Яника была в свое время замечательная группа «Сети», которая, к сожалению, прекратила свое существование.

Лева:
Мы тоже с Яником касались этой темы, поскольку очень серьезно переживали распад «Сетей». На каждых встречах с Яном в Питере мы досадовали: «Блин, да как же так?!»

Шура: Зато сейчас мы придумали на концертах такую шутку: в финале песни «Мой рок-н-ролл» я внезапно начинаю петь песню «Сетей» «Smile», и все это в итоге разворачивается в целое представление. В «БИ-2» Яник влился органично и моментально. С ним в группе стало именно то количество людей, которое и должно быть.

КМ.Ru:
Говоря о причине распада «Сетей», Яник утверждает, что неуютно чувствует себя в качестве автора русскоязычных текстов. Тем не менее, в рамках «БИ-2» он пишет именно на русском. Как это получилось?

Лева:
Я думаю, что это – сила убеждения. Скорее всего, мы просто подключили все наши чары, чтобы сориентировать Яника на написание текстов (смеется).

 Шура: Просто песни, которые он пишет на русском ничуть не уступают его творчеству на английском. Думаю, что наши увещевания на него все-таки подействовали.

Лева:
Мы начали работать с ним поступательно. Сначала появилась одна песня, затем – вторая. Когда мы поняли, что этот творческий союз приносит хорошие плоды, мы уже оформили наш брак окончательным включением Яника в наш коллектив.

КМ.Ru:
Группа «БИ-2» всегда отличалась тем, что пристально следила за актуальными музыкальными тенденциями. Какие-то из них воплотились в «Лунапарке»?

Шура:
Конечно, воплотились! Если ты послушаешь ряд песен из первой части альбома, то поймешь, что все эти тренды, которые будоражили меломанов весь прошлый год, нас тоже коснулись (в треках «Bowie», «Караоке», «Банзай»). Поэтому мы и говорим о непохожести альбомов «БИ-2» друг на друга. Это как раз хороший ответ тем поклонникам, который нас постоянно спрашивают, почему мы не сделаем альбом, в стиле нашей дебютной пластинки. Однако в «Лунапарке», помимо новых трендов, есть и песни в духе старого «БИ-2», то есть то, чего в нас все равно не убьешь. Что же касается продвижения нами разной интересной музыки в передаче «Биология», это все, конечно, тоже происходит. В прошлом году мы даже помогали молодым инди-группам, устроив фестиваль в «Шестнадцати Тоннах». Конечно, такая музыка не попадает в эфиры, но иногда она оказывается на волнах радио «Максимум».

КМ.Ru: А как-то можно конкретизировать эти тенденции? Например, известно же, что в «Молоке» был диско-панк….

Шура:
В «Лунапарке» есть продолжение этой истории, но при этом много и элементов инди. Буклет, кстати, тоже выдержан в этой стилистике. Кроме того, мы поставили песни в таком порядке, что скучно не должно стать, в любом случае.

КМ.Ru: Почему «Лунапарк» начинается с музыкальной цитаты из заглавной песни альбома «Мяу Кис Ми»?

Лева: Просто в песне «Мяу Кисс Ми» у нас не получилось до конца выразить свое отношение к случающимся иногда жизненным неприятностям на личной почве. В песне «Караоке» у нас это получилось более внятно.

КМ.Ru: Определенная работа над ошибками?

Лева: Можно сказать, да.

КМ.Ru: Меня всегда поражало то, что следя за тенденциями и варясь в инди-тусовке, «БИ-2», тем не менее, всегда умудряются оставаться на гребне волны. Как у вас это получается?

Лева: В этом смысле для нас хорошим полигоном является проект «Нечетный Воин». Вот здесь мы как раз можем позволить себе поэкспериментировать – причем, не только со стилем, но и с форматом. Мы даже можем позволить себе сварганить песню, которая априори никогда не попадет в пуки продюсеров. Поэтому, когда мы приступаем к написанию номерных пластинок «БИ-2», то уже, как правило, четко знаем, чего мы хотим. До последней ноты и до последнего слова.

КМ.Ru: Одно дело – знать это самим, а другое – находить такие нотки, которые бы заставили отвлекаться сердца массовых слушателей.

Лева:
Это уже магия, это от нас не зависит (смеется).

КМ.Ru:
С одной стороны, «Нечетный Воин» - это неформатная история. С другой стороны – это альбомы дуэтов. Но дуэты же есть у вас далеко не только в рамках этого проекта.

Шура: Изначально для «Лунапарка» мы вообще не планировали никаких дуэтов. Сказали себе: хватит, все уже спели в «Нечетном Воине». Но когда мы начали записывать песню «До утра», мы встретили в студии Юлю Чичерину и предложили ей попробовать спеть куплет. И у нее получилось так, что мы сразу решили это оставить. А в бонус-диске подарочного издания «Лунапарка» присутствует дуэт с Еленой Кауфман.

КМ.Ru: Насколько изменилась в вашем восприятии Юлия Чичерина со времен работы над «Моим рок-н-роллом»?

Шура:
Практически ничего не изменилось, потому, что Юлька – очень талантливая и профессиональная певица. Стоило ей послушать песню три раза, как она встала к микрофону, и все записала с трех дублей. На весь процесс ушло буквально полтора часа. От работы с Дианой Арбениной у нас, кстати, аналогичные впечатления. Всегда приятно с ней сотрудничать. «До утра», кстати, является маленькой предысторией песни «Мой рок-н-ролл».

КМ.Ru:
А почему появилась необходимость в выпуске бонус-диска с несколькими песнями?

Шура: Мы всегда старались включить в коллекционные издания какие-нибудь клипы или фильмы. На этот раз мы просто решили не повторяться. Тем более, у нас было несколько аут-тейков, написанных Михаилом Карасевым. Так было решено опубликовать ограниченным тиражом эти песни, которые все равно не будут крутиться на радио. Концептуально эти номера не отражают пластинку «Лунапарк». В какой-то степени, они, наверное, являются ее тенями.

КМ.Ru:
В пластинке «Лунапарк» вы сохранили свой фирменный почерк, вставив в очередной раз в одну из песен («Черная река») spoken word.

Лева: Spoken word к «Черной реке» (как и сама песня) родился на рыбалке в Риге. Как это обычно и происходит на настоящей рыбалке, удочек в руки мы так и не взяли. Зато появилось определенное количество рыбацких шуточек, которые могли стать устоявшимися фразами. Когда я вернулся в Москву, я позвонил Янику и в лицах рассказал обо всем, что происходило на этой рыбалке. Ночью, в темноте я специально записывал все эти шуточки, которые мы потом решили озвучить разными голосами.

Шура:
Более того, когда мы записывали эту песню, на студию заехал со своим ребенком наш хороший друг Саша Чистяков. В процессе разговора с ним, я понял, что его голос также можно прописать в этом треке. Его голосом можно озвучивать мультфильмы, потому что он говорит немного в нос, из-за чего возникают демонические оттенки.

КМ.Ru:
А вы не пытались воспроизводить какие-нибудь spoken word’ы в концертных версиях соответствующих песен? Я понимаю, что трудно, но в случае, когда это получается, выглядит эффектно.

Лева:
Все зависит от настроения. Например, spoken word в песне «Революция» будет абсолютно не слышен. Он просто не будет адекватно восприниматься, потому что на этом участке у нас как раз идет наиболее активная часть песни. Все скачут по сцене и уже как-то не до декламаций. В «Медленной звезде» прозаический отрывок наговаривает сам автор – Михаил Карасев (дядя Шуры БИ-2, постоянный соавтор музыкантов – ред.). Взять на себя ответственность воспроизводить его слова мы как-то не решаемся.

КМ.Ru:
Поговорим теперь о «Музе». В каком-то интервью вы рассказали, что раньше эта песня не имела второго куплета, и на концертах вы повторяли первый дважды. Это не очень вяжется с имиджем группы «БИ-2» как коллектива, который придает большое значение смысловому ряду своих песен.

Лева: Я очень давно хотел научиться не бояться определенных поэтических оборотов. Подчас мне не хватало помощи того, кто мне бы сказал: текст у тебя получился хорошим, поэтому оставляй все, как есть. В этом плане очень отрадно появление в нашей группе Яника Николенко, который, по сути, как раз таким советчиком и является. Поэтому мне хотелось попробовать себя в каком-то ином стиле – чтобы это была не просто кухонно-кабинетная работа с песней, а чтобы почувствовать ее создание непосредственно на сцене. Может быть, пластинка «Лунапарк» отличается от предыдущих как раз и в этом отношении. Тексты стали смелее.

Шура:
Этим, кстати, объясняется большое количество песен. Обычно для каждого альбома музыки у нас было заготовлено гораздо больше, нежели текстов, поэтому мы нередко обращались за помощью к Михаилу Карасеву. А сейчас «на полке» у нас осталась лежать всего-то пара песен.

КМ.Ru:
А насколько в альбоме «Лунапарк» изменилась методика сочинения и записи песен?

Шура:
Во всем остальном, пожалуй, ничего и не изменилось. Писали мы все в Москве на студии Сергея Большакова. Сводили, по большей части, в Австралии. А вот две песни – «Лунапарк» и «Шамбала» - нам посчастливилось свести со звукорежиссером Arctic Monkeys и Coldplay. Это был у нас первый такой опыт, очень позитивный. А в одной из студий мы даже наткнулись на самого Мэрилина Мэнсона!

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Денис Ступников
km.ru

всего: 993 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире