до юбилея
340 дней
 
Негосударственные ВУЗы - защита от коммерциализации

Негосударственные ВУЗы - защита от коммерциализации

В стране и миреВ мире
Почти 18 лет назад, в момент возникновения современной России негосударственные ВУЗы вызывали опасения: обучение за деньги может привести к банальной торговле дипломами. Но они же внушали и надежду на возникновение действительной качественной альтернативы находящемуся в кризисе государственному образованию. Сегодня уже можно сказать точно, как опасения, так и, в значительной мере, надежды оказались напрасными.

В первой половине 90-х годов, на первом этапе существования негосударственные ВУЗы столкнулись с высоким притоком студентов: все негосударственное было тогда крайне популярно. Одновременно, в государственных ВУЗах зарплаты были издевательски нищенскими, преподаватели были вынуждены искать дополнительные заработки – и соглашались работать в новых университетах и институтах за объективно не очень высокие, но относительно достойные деньги.

То есть, был и приток студентов, и предложение качественной рабочей силы. Это соотношение оказывалось привлекательным, в том числе и для предпринимателей «образовательного бизнеса».

Плюс к этому, общая ситуация способствовала тому, чтобы негосударственные ВУЗы освобождали своих преподавателей от множества бессмысленной документации и отчетности, наваливаемой Минвузом на образование. Кроме того, частные вузы могли выходить за рамки норм Министерства, освобождаясь в учебных программах от бессмысленных и ненужных предметов, которыми управленческий чиновничий слой перегружает и засоряет программу высшего образования.

Зарплата была сносной, условия работы – вполне комфортными, образовательный процесс ненадолго оказался в фаворе, бюрократический же контроль был снижен до предела.

Преподавателям было интересно работать – интересно и относительно легко. Студенты же получали возможность, во-первых, просто поступить в ВУЗ минуя специфическую организацию приема экзаменов в государственных вузах, где действительный уровень подготовки и нужность данного конкретного человека институту никак не соотносилось с тем, какие отметки абитуриент мог получить на вступительных экзаменах. Вступительные экзамены лишь в малой степени выявляли то, насколько данный кандидат готов к учебе в высшем заведении. В этом критики традиционной системы вступительных экзаменов правы. Беда только в том, что предлагаемое ими пресловутое «ЕГЭ» делает систему еще на порядок нелепее.

Во-вторых, студенты получали возможность учиться по нестандартным программам у преподавателей, которые сами оказывались на стороны новаторства и поиска.

Одновременно негосударственные ВУЗы просто давали возможность обучаться большему числу людей, чем это было можно в рамках государственных ВУЗов за государственный счет.

При относительно малом количестве ВУЗов и при обширном притоке желающих учиться, то есть в ситуации, когда спрос на негосударственное образование явно превышал предложение, ВУЗы не были связаны со страхом утери абитуриента. Они могли позволить себе поддерживать достаточно высокие требования к качеству знаний. При несоответствии же студентов без особых колебаний отчисляли.

Конечно, ничего никогда не нужно идеализировать – и если одни ВУЗы становились определенной экспериментальной площадкой поиска новых приемов образования, то другие достаточно быстро освоили технологию имитации проведения учебного процесса, и действительно стали фирмами, торгующими дипломами, одновременно ухудшающими репутацию самого негосударственного образования.

Когда образовательный бизнес стал демонстрировать свою доходность, он стал привлекателен и для ВУЗов государственных. Эти ВУЗы также стали добиваться и получать право – сначала ограниченное, а потом все более ширящееся – на подготовку студентов на платной основе. Одновременно росло и число негосударственных платных ВУЗов, причем, что естественно, чем больше их возникало, тем ниже становился средний уровень.

С другой стороны, государственные структуры, опомнившись от невнятности первой половины 90-х, стали опутывать своими бессмысленными документационными и отчетными требованиями в том числе и ВУЗы негосударственные. Утвердились новые стандарты и нормативы – в ряде случаев разумные – но во многих случаях мешающие вести экспериментальные программы. Эти стандарты и программы заполняли время обучения явно надуманными и излишними предметами.

То есть негосударственное образование стало унифицироваться и лишаться своих содержательных преимуществ.

Абитуриент и его родители, даже приняв решение воспользоваться услугами платного образования, вставали перед выбором, что предпочесть: платное образование в известном государственном ВУЗе с историей или в ВУЗе новом, негосударственном. Учитывая, что программы оказывались в общем схожими, негосударственный вуз вынужден был руководствоваться теми же спорными государственными стандартами. То есть негосударственные ВУЗы утрачивали одно за другим свои прежние преимущества.

Платное образование переставало быть более доступным, переставало быть оригинальным, переставало быть модным. И если даже ВУЗ сохранял свое образование на достойном уровне, он все равно становился жертвой ухудшения репутации негосударственных ВУЗов в целом, вызванной поведением тех или иных предельно коммерциализировавшихся и пошедших по пути имитации учебного процесса заведений.

Пытаясь выиграть в конкуренции, ВУЗ использовал то, что было наиболее очевидным – шел по пути снижения оплаты обучения. А значит – начинал экономить на учебном процессе, сводя число предметов, спецкурсов и часов по ним до минимума, повышая нагрузку преподавателей и снижая одновременно в сопоставимых ценах оплату их труда.

Соответственно, квалифицированные преподаватели либо просто уходили – а найти на их место за те же деньги можно было лишь менее профессиональных, - либо брали на вооружение старый лозунг: «Вы делаете вид, что вы нам платите – мы делаем вид, что мы работаем».

Хватающийся за каждого студента ВУЗ уже не мог со спокойной совестью отчислять неуспевающего – он зависел от его денег и был кровно заинтересован в сохранении как можно большего числа клиентов. ВУЗ начал пытаться всеми силами не допустить студента до отчисления, а стало быть, либо студентов не отчисляли при постоянном не успевании, либо ставили им необоснованные проходные оценки. Это неизбежно способствовало разложению тех, кто до этого ходил на занятия и старался учиться: они видели, что некачественная учеба ничем не грозит – и шаг за шагом переходили на такой же режим работы.

В обиходе негативные образы и страхи по поводу негосударственного ВУЗа ассоциируются либо с мздоимством, либо с тем, что, заплатив деньги, студент не получит адекватных образовательных услуг. На деле же проблема не в этом: последнее лишь описание возможных злоупотреблений, которые зависят от профессиональных и нравственных качеств преподавателей и менеджеров ВУЗа, а не от тех или иных системных проблем. Нечестность, как и злоупотребление – могут быть везде. В конечном счете, единственная гарантия против них – такой статус преподавателя, что риск им станет просто невыгодным и недопустимым.

Здесь речь идет несколько о другой проблеме. Опасность возникает тогда, когда ВУЗу становится невыгодно обеспечивать а) нормальную оплату работы преподавателя, и б) высокую требовательность к уровню знаний студента.

В этом отношении владельцы и руководители частных образовательных заведений – очень странные люди. Они думают, почему-то, что если они не будут адекватно оплачивать труд преподавателя – то преподаватель, либо уйдет – и тогда на его место придет тот, кто станет за эти деньги работать качественно – либо останется – но раз уж остался, будет качественно работать за некачественную оплату. Руководители частных ВУЗов искренне не понимают, что если преподаватель и уйдет, то на его место придет лишь тот, кто станет за эти деньги работать адекватно этим деньгам – то есть некачественно, а если останется – то лишь для того, чтобы, опять же, работать адекватно этим деньгам. При этом такие руководители думают, что цена рабочей силы определяется их возможностями и субъективными пожеланиями. Это есть проявление абсолютного непонимания законов рынка, ведь цена рабочей силы определяется привычным в данном регионе уровнем оплаты – то есть тем, что данный преподаватель будет получать, если покинет данный ВУЗ.

Но это – относительная частность – ее можно упомянуть и в связи со многими государственными вузами.

Серьезная проблема в том, что в ходе этих процессов оказались отождествленными два понятия: негосударственный ВУЗ и ВУЗ коммерческий. Негосударственный ВУЗ – это ВУЗ, находящийся в негосударственной собственности. Коммерческий – тот, который может приносить прибыль. В обычном, примитивном смысле слова ВУЗ в принципе не может приносить прибыль. Его прибыль – это продукт завоеванной им престижности, статуса. Последний – зарабатывается не одним и не двумя годами.

Чтобы заработать статус, при котором люди окажутся готовыми платить нормальные деньги за обучение, нужно, чтобы год за годом в течении ряда лет из ВУЗа выходили качественные специалисты, утверждающие себя на рынке своей профессии. Тогда тот, кто приходит в этот ВУЗ, будучи привлеченным ореолом статуса, даже заплатив деньги, будет держаться за право остаться в ВУЗе. Такой челове будет стремиться соответствовать предъявляемый ему требованиям.

ВУЗ не должен опасаться отчислить студента, как за невыполнение учебной программы, так и за нарушение тех или иных правил поведения. Студент не должен надеяться на то, что не подготовленное им задание, полученная плохая оценка останутся безнаказанными. Чтобы это было так, ВУЗ не должен зависеть от принесенной студентом оплаты, ему должно быть выгоднее избавиться от некачественного студента, но сохранить свое реноме и статус.

Кстати, в известной степени, эта же проблема все больше встает и перед платными формами обучения, где также начинают, подчас, боятся предъявлять повышенные требования к студенту и готовы на все, лишь бы оставить себе его оплату, необходимой для текущего функционировния. Но это – особый аспект проблемы.

ВУЗ должен обеспечивать свое функционирование – в том числе и оплату преподавателей – не за счет принесенных в этом году денег обучающихся, а за счет тех денег, которые были добыты в прошлом. Право на ведение образовательной деятельности должны получать именно такие ВУЗы. При регистрации коммерческого банка от него требуют не только формальные документы, но и предельно содержательный показатель – наличие определенного уставного капитала. При предоставлении лицензии на право ведения образовательной деятельности, а затем – при последующей аттестации и аккредитации, проверяться должны в том числе и подобные показатели.

Огромное количество негосударственных вузов лишь снижает их общий качественный уровень: у студента, отчисленного из одного учреждения, остается право восстановиться в другом или поступить заново. Это право тоже должно быть ограничено. В частности, тем, что негосударственных вузов должно стать намного меньше. В Англии, например, до сих пор существует всего лишь один не государственный университет.

Другое дело, что при уменьшении численности ВУЗов, они должны быть в значительной степени освобождены от исполнения большинства формальных требований, выдвигаемых органами государственной опеки.

Что должно подлежать проверке и быть показателем возможности работать в данной сфере? Объективная способность ВУЗа обеспечить качественное образование. Как замерить в количественных показателях эту способность? Сегодня замеряют количество штатных преподавателей, метраж помещения, процент поступивших, число книг в библиотеке и так далее. Но не это главное. Во многих случаях это вообще несущественно.

Главное другое – способен ли вуз иметь в составе своих преподавателей не случайных людей, а лиц, имеющих должный статус в данной профессиональной корпорации. Нет смысла иметь много негосударственных ВУЗов, более слабых, чем государственные. Последних и так слишком много.

А потому, первый показатель – способно ли руководство ВУЗа выплачивать зарплату сотрудникам и преподавателям на уровне не ниже двух средних зарплат (по всем видам выплат) в аналогичном государственном вузе в данном регионе. Если нет – значит, как правило, квалифицированные преподаватели в этом ВУЗе работать не будут. А значит, качественное преподавание обеспечено не будет.

Второй же показатель – способен ли данный ВУЗ за счет своего уставного капитала и без привлечения средств от оплаты учебы студентов в течение десяти лет вести образовательную деятельность при условии обеспечения указанного уровня зарплат преподавателей и сотрудников.

Начиная свою деятельность – а образовательная деятельность дает отдачу лишь в перспективе – ВУЗ должен быть способен существовать первое время не на деньги от первых студентов. Деньги, которые ему принесут сегодня, должны откладываться на завтра. ВУЗ не должен испытывать зависимость от этих денег. Тогда и образовательная политика будет соизмеряться не с тем, что принесет деньги сегодня или завтра, а с тем, что создаст в будущем профессиональную и статусную репутацию. За это же деньги можно будет получить только в будущем. Уставной образовательный капитал должен быть подобен уставному банковскому капиталу. Университет должен быть освобожден от зависимости от студентов сегодня, чтобы получить независимый статус завтра.

Студент должен учиться, постоянно осознавая те последствия, к которым приведет его не успевание. Эти последствия должны быть достаточными, чтобы серьезно задуматься. Серьезной должна быть и та выгода, которую может получить студент при отличной учебе.

Точно также и преподаватель должен работать в государственном вузе, понимая, каковы будут последствия его некачественной работы – то есть его статус и доход должны быть таковы, чтобы лишение их было крайне нежелательной альтернативой. Точно также преподаватель должен обладать достаточно ясным видением того, что он получит при долговременной работе в данном университете.

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Сергей Черняховский
Русский Журнал

всего: 764 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире