Высшая мера
Сотни студентов стали жертвами вузовского «лохотрона»

В российских образовательных учреждениях начались вступительные экзамены. Впрочем, к ним готовятся не только вчерашние школьники, но и студенты, чьи вузы лишились лицензий и аккредитаций в результате проверок. Несмотря на заверения сторонников «чистки» высших школ в том, что учащиеся не будут брошены на произвол судьбы, тысячи молодых людей оказались в затруднительном положении.

Существующее законодательство не дает им практически никаких гарантий. Учащиеся не могут ни перевестись в другой вуз, ни доучиться семестр в своем, ни вернуть потраченные на обучение деньги. Именно такая печальная участь постигла сотни студентов Московского института медико-социальной реабилитологии.

Старшекурсникам Московского института медико-социальной реабилитологии (МИМСР) до последнего госэкзамена осталось меньше недели. Самое время усиленно повторять пройденный материал и неторопливо подбирать костюмы для выпускного вечера. Однако вместо штудирования учебников студенты изучают российское законодательство, а вместо каталогов с нарядами – судорожно пролистывают справочники «Куда пойти учиться». А все потому, что последний семестр они проучились в юридически не существовавшем вузе, даже не зная об этом. И теперь получение диплома находится под очень большим вопросом.

Вуз и ныне там

Несколько лет назад, когда нынешние выпускники были абитуриентами, поступление в МИМСР казалось весьма выгодным ходом. Все документы у вуза были в порядке, цены были ниже, чем в государственных медицинских институтах, а самое главное – заведение было «под крылом» у Российского государственного медицинского университета (РГМУ). Однако в прошлом году в университете появилось свое отделение медико-социальной реабилитологии, и МИМСР стал отдельной организацией. В это же время вуз не прошел проверку Рособрнадзора. Учебному заведению дали год на исправление всех нарушений. С 1 января 2009 года вуз лишается лицензии на ведение образовательной деятельности. «Отказ в лицензии – случай вопиющий и редкий, – сообщили «НИ» в пресс-службе Рособрнадзора. – Это означает, что есть причины, по которым образовательная деятельность невозможна».

Студентов об изменениях в статусе руководство вуза не извещает. «Преподаватели РГМУ перестали с нами заниматься с сентября, однако в ректорате нас убедили в том, что все в порядке. 5 июня мы писали очередной тест. Только за сутки до этого руководство вуза нам сообщило, что ни сдача последнего госэкзамена, ни диплом нам не «светят». Сказали и о том, что последние полгода мы учились нелегально, – рассказал «НИ» шестикурсник факультета лечебного дела Константин М. – Особенно это было «приятно» слышать в свете того, что за год обучения мы платили 86 тысяч рублей и за минувший семестр, естественно, тоже отдали деньги. Надеемся, нам удастся перевестись и сдать экзамены хотя бы через полгода».

Пятиэтажное здание МИМСР на 2-й Парковой улице напоминает покинутую на лето контору. Окна темны и закрыты, на первом и втором этажах – решетки, на одном входе – замок. Попасть внутрь можно через железную дверь, предварительно позвонив. Людей в университетском дворе почти нет. «Ты что, собираешься поступать? – ужаснулись две студентки-второкурсницы при виде корреспондента «НИ». – Беги отсюда. Это не вуз уже». Второкурсницы скрылись за железной дверью, отправившись на собрание руководства университета со студентами. А нас встретил суровый охранник, который сказал, что приемной комиссии еще нет, декана нет и вообще лучше позвонить «как-нибудь потом».

Трудности перевода

По большому счету, не так уж и страшно для выпускника защитить диплом на год позже, чем запланировано. Намного сильнее студентов беспокоит другой вопрос: а удастся ли это сделать вообще? «Ректор РГМУ вроде говорил, что готов взять нас к себе: сдадим у них госэкзамены и спокойно получим диплом, – пояснила «НИ» студентка 6-го курса Юлия П. – Но для этого нам надо будет отучиться еще полгода – взамен этих нелегальных недель. Доучиваться будем тоже за деньги, причем более серьезные, чем в МИМСР. Кроме того, нужно будет пересдать некоторые предметы, а сессия подходит к концу, значит, придется ждать зимы. Нам сказали, что придется заплатить от 60 до 150 тысяч рублей: за перевод, полгода обучения и сдачу экзаменов. А кто-то вообще перевестись не сможет».

А этот вариант, увы, выглядит вполне вероятным. Бывшая студентка факультета «Менеджмент организаций» Высшего института управления Екатерина Гордеева с мечтой о дипломе давно попрощалась. «Прошлой весной у института кончилась лицензия, и об этом нам сказали лишь после этой зимней сессии, то есть почти через год. Все это время мы платили за обучение, правда, копейки – всего 10 тысяч рублей за семестр, – призналась «НИ» девушка. – Все, естественно, кинулись переводиться в другие вузы. Но специальные бланки для справки о неоконченном высшем образовании в вузе... закончились. Вместо этого нам стали выдавать какие-то бумажки собственного производства, с которыми ни один вуз студента не берет. В общем, я решила, что собственные нервы мне дороже диплома о высшем образовании».

По закону студентам обязаны дать возможность перевестись и доучиться вне зависимости от того, государственный вуз закрывается или частный. «В случае неаккредитации учредитель должен решать вопрос, как помочь вузу, в том числе студентам и преподавателям, – пояснили «НИ» в пресс-службе Рособрнадзора, – перевести учащихся в другие вузы на соответствующие специальности, прекратить новый прием».

Однако слепо переводить человека в любой институт нельзя: студент может не осилить ни стоимости обучения, ни требований преподавателей.

Хороший вуз негосударственным не назовут

С прошлого года в стране ведется настоящая охота на институтских «ведьм». К 2012 году Минобрнауки планирует сократить число государственных вузов на 30%. Более чем у 500 вузов и филиалов по результатам проверки должны быть отозваны лицензии на образовательную деятельность. Часть не дотянувших до высокой госпланки вузов будет видоизменена. Их либо поглотят более крупные институты, либо они будут преобразованы в бакалавриаты и профтехучилища. «Сокращенных» негосударственных вузов должно быть еще больше: по мнению экспертов, они чаще не соответствуют образовательным стандартам, чем государственные.

Все это выглядит очень логичным, тем более что в последние годы всевозможные частные академии-однодневки возникали как грибы после дождя. «Для высших учебных заведений законодательно установлена норма: 170 бюджетных мест на 10 тысяч человек населения. В то же время в государственных и негосударственных вузах страны сейчас почти 230 студентов на 10 тысяч человек, – рассказал «НИ» президент совета Ассоциации негосударственных вузов России, ректор Российского нового университета Владимир Зернов. – «Чистка» вузовской системы, приведет к закрытию многих негосударственных заведений. Останутся самые лучшие и конкурентоспособные из них».

По данным независимого рейтингового агентства РейтОР, уже сейчас более 70% студентов учатся на платной основе. Однако 69% россиян, опрошенных компанией Superjob, не считают, что хорошее образование может быть платным. Такой расклад, усиленный к тому же финансовым кризисом, может привести к серьезным проблемам даже у хорошо зарекомендовавших себя негосударственных вузов, опасаются эксперты. Так, по прогнозам ректора ГУ–ВШЭ Ярослава Кузьминова, общее сокращение спроса в секторе платного образования в ближайшее время может достигнуть 30%.

Все в суд

От того что сократится число «шарашкиных контор», всем будет только легче. Кроме студентов, которые фактически окажутся в роли «обманутых вкладчиков». «Если вуз продолжил работу, хотя лицензии у него не было уже полгода, то это называется мошенничеством, – высказал «НИ» свою точку зрения президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Тогда надо писать заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку, а также направить официальное заявление в Рособрнадзор с требованием обеспечить студентов учебными местами». «Если при заключении контракта на платное обучение вуз не информировал студента и его родителей о том, что планируется перелицензирование, то это уже классифицируется как введение в заблуждение, – пояснила «НИ» юрист комитета Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Ирина Лазарева. – И если вуз остался без лицензии и закрылся, то смело можно подавать в суд. А уж если он продолжал брать со студентов деньги, то исковое заявление просто обязательно».

Впрочем, кидаться камнями исключительно в руководство вузов, ставших нелегальными, не совсем корректно, убеждены эксперты. «Когда вуз, названный впоследствии не соответствующим образовательным стандартам, получает лицензию, значит, чиновник видит, что там есть и все ли в порядке, – рассказал «НИ» Сергей Комков. – Если потом открыли другую специальность, там могут потребоваться другое оборудование и другие помещения. Но если новой специальности не появилось, а вуз был резко лишен лицензии, то возникает закономерный вопрос: так ли критичны были изменения или, может, изначально в вузе не все было в порядке? Такие моменты – недоработка не только ректора вуза, но и конкретного чиновника, который выдавал лицензию».

Любопытную идею на днях подало руководство Федеральной антимонопольной службы. В ведомстве считают, что можно ввести механизм «страхования образовательной сферы», когда страховщики будут возмещать студентам ущерб за отозванные лицензии и банкротство институтов. Таким образом, все затраты на перевод и оплату обучения в другом вузе будут компенсированы. Однако пока что нововведение остается на уровне планов. И студенты теряют не только время, но и возможность устроиться в ординатуру или на работу. Приобретая взамен дыру в семейном бюджете, а юноши – еще и возможность «загреметь» в армию.

Самое поразительное – эта история почему-то не привлекла внимания правоохранительных органов, федеральных телеканалов, депутатов и правозащитников. Руководство страны без устали призывает бороться с коррупцией, а под боком у Кремля медицинский вуз, чиновники из контролирующих структур создают образовательную пирамиду, с помощью которой выкачивают из студенческих карманов миллионы рублей. Теперь множество юношей и девушек остаются без дипломов, без денег и без внятных перстпектив. Кто за это ответит? Редакция «Новых Известий» продолжит журналистское расследование, чтобы этот вопрос не остался риторическим.


Вместе с тем «НИ» просят руководство Генеральной прокуратуры РФ считать данную публикацию официальным обращением. 

В Молдавии лицензий лишают лишь частные вузы
В этом году в Молдавии скандалов с отзывом лицензии у высших учебных заведений не было, но два года назад Лицензионная палата отказалась продлевать лицензию частному вузу в Кагуле. Ему на помощь поспешило государство – приказом министра просвещения и молодежи все учащиеся были переведены на обучение в другие университеты страны – по выбору самих студентов. Как пояснила «НИ» директор Управления высшего и постуниверситетского образования Министерства просвещения Молдавии Елена Петрова, как правило, лицензию у вуза отзывают или из-за коррупции, или из-за нехватки учебных материалов. Как показывает практика, в Молдавии оставляют без лицензий только частные вузы. «Но студенты в этом случае не остаются без диплома. Всем учащимся предоставляется право поступить на тот же факультет других университетов страны», – уточнила г-жа Петрова. Правда, если стоимость контрактного обучения в новом вузе выше, студент обязан доплатить разницу – обычно 10–20%. На протяжении нескольких последних лет по стране ходят слухи о готовящемся закрытии еще нескольких частных вузов. Эти пересуды уже привели к росту популярности государственных университетов. В частных вузах сегодня обучаются 21,8 тыс. студентов (19% от числа всех студентов страны). Всего же в Молдавии 31 вуз (17 государственных и 14 частных).
Михай ЧОАРА, Кишинев

 Тысячи азербайджанских студентов учились в вузах, которые вдруг закрыли

В середине августа 2007 года Министерство образования Азербайджана объявило вне закона многие филиалы российских и украинских университетов и институтов и фактически закрыло медицинские и юридические факультеты всех частных вузов. Это вызвало волну акций протеста оказавшихся на улице студентов. Перекрывались дороги, устраивались пикеты и голодовки, шел поток жалоб президенту, в правительство, в генпрокуратуру. Но статус-кво так и не был восстановлен. И если сокращенные преподаватели быстро нашли работу в 49 оставшихся на плаву государственных и частных университетах и академиях, то значительная часть студентов, заплативших к тому времени за обучение не одну тысячу долларов, остались без перспектив доучиться и получить дипломы. Ребята поступали в объявленные вне закона вузы в обход общереспубликанского тестового экзамена. Дело в том, что до июня 2004 года лазейки в принятом в 1992 году законе «Об образовании» открывали возможность этим вузам набирать студентов по результатам внутренних тестов (если после вступительных общереспубликанских экзаменов в этих учебных заведениях оставались свободные места).
Список «запрещенных» учебных заведений внушителен. Туда попали бакинские филиалы Киевского института предпринимательства, права и рекламы, Днепропетровского национального университета, Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, Южнороссийского гуманитарного института, Санкт-Петербургского института по международным экономическим связям, экономике и праву, Дагестанского государственного университета, Московского института экономического менеджмента и права, Московской академии права и управления... Из республиканских вузов – университет «Мустагил Азербайджан», Бакинский университет менеджмента, Институт компьютерной информационной техники при Бакинском научно-образовательном центре, а также Международный институт прикладной космонавтики при Национальном аэрокосмическом агентстве Азербайджана.Рафаэль МУСТАФАЕВ, Баку
Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
АННА СЕМЕНОВА, АНАТОЛИЙ ДМИТРИЕВ, ЮЛИЯ ЧЕРНУХИНА
newizv.ru

всего: 833 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире