Страна, где много-много плохих вузов

Страна, где много-много плохих вузов

В стране и миреВ мире
Мы открываем цикл публикаций, посвященных реформированию высшего образования в России. В следующих номерах мы расскажем о том, что такое исследовательский университет мирового уровня, и о стратегиях преобразования российских вузов в университеты мирового класса.

Ярослав Кузьминов, ректор Государственного университета — Высшей школы экономики
Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации
Сергей Синельников-Мурылев, ректор Всероссийской академии внешней торговли

Одна из первоочередных задач реформы высшего образования в России — внедрение конкурентных методов финансирования университетов.

Россия занимает третье место в мире (после США и Финляндии) по числу студентов на 10 тыс. человек населения — 510. С учетом тех студентов техникумов, которые имеют полное среднее образование (за рубежом соответствующий уровень образования относится к высшему), этот показатель составит 630 — мировое лидерство. Абсолютное большинство граждан России — до 88% — считает высшее образование желательным для своих детей. Однако качество и структура высшего образования вызывают тревогу.

Высшая школа практически потеряла свою инновационную, исследовательскую составляющую. Только 16% преподавателей ведут исследования. Менее чем у 10% вузов есть исследовательский бюджет, превышающий 50 тыс. рублей в год на одного преподавателя. Российские университеты выпали из международных рейтингов, их места заняли китайские вузы.

Структура высшего образования не соответствует потребностям рынка труда. Предприятия наряду с профессионалами активно нанимают любых работников с высшим образованием, в том числе незаконченным, независимо от их профессиональной квалификации. Ориентирующиеся на этот сегмент рынка студенты перестают посещать занятия на старших курсах, готовиться к работе по специальности. К тому же вузовское образование фактически утратило такой компонент, как прохождение практики, и многие студенты пытаются самостоятельно, в ущерб теоретической подготовке, получить практический опыт, востребованный рынком труда.

Сложился большой сектор псевдообразования, масштабы которого можно оценить как минимум в 25% всей системы. В этом секторе к студентам предъявляются заведомо заниженные требования, а набор компетенций, который они получают, явно недостаточен для профессиональной работы. Еще больше вузов не обладают международной конкурентоспособностью. Из 300 тыс. выпускников по специальностям «экономика» и «менеджмент» только 15–25 тыс. могут считаться полноценными специалистами. Доля высококвалифицированных юристов тоже мала — около 15%. Это в несколько раз меньше реальной потребности экономики. Россия стала чемпионом мира по доле заочников в составе студентов — 49%.

Зарплата преподавателя высшей школы по основному месту работы составляет 60–80% от средней по экономике и менее 50% от средней по крупным городам, где расположены вузы. Это создает почву для массовых нарушений контрактов и преподавательской этики — от пренебрежения подготовкой к занятиям и выборочного отношения к студентам до прямой коррупции.

Для обеспечения международной конкурентоспособности России нам необходимо решить две задачи: во-первых, сохранить охват населения высшим образованием, при этом существенно повысив качество его программ; во-вторых, обеспечить первоочередную (и достаточную) государственную поддержку жизнеспособных элементов системы высшего образования, сохраняющих профессиональную мораль, в первую очередь вузов-лидеров, способных конкурировать на глобальном рынке.

В этой статье не ставится цель системного изложения принципов реформирования системы высшего образования — они подробно обсуждались научной общественностью в последние годы. Мы выскажем соображения лишь о нескольких мерах, которые, на наш взгляд, нужны для резкого повышения эффективности высшего образования. Именно с них следует начинать реформы, необходимые для осуществления Концепции долгосрочного развития России и подписанного президентом РФ Указа о федеральных университетах.

Формирование эффективного контракта с преподавателями университетов и обновление их состава

Что касается повышения заработной платы работников высшего образования (как, впрочем, и некоторых других бюджетных секторов: общего образования, здравоохранения и науки), то из этого тупика есть очевидный выход. Повышение зарплаты до конкурентоспособного уровня должно затронуть только эффективную часть преподавателей вузов — прежде всего тех, кто ведет исследования. Остальных постепенно будут замещать новые.

Конкурентоспособные преподаватели университета сейчас включены в два альтернативных рынка труда: российские коммерческие предприятия (до 50% дееспособных преподавателей имеют возможность перейти на работу по специальности вне системы образования и науки; практически все остальные — на работу не по специальности, но использующую их высокий культурный уровень) и зарубежные университеты. На них и следует ориентироваться при формировании эффективного контракта с целевыми группами преподавателей.

Всего в вузовской системе насчитывается 50–60 тыс. преподавателей-исследователей и аналитиков, на 50% сосредоточенных в группе вузов — победителей инновационного образовательного проекта в рамках приоритетных национальных проектов 2006–2007 годов. Еще 20–30 тыс. исследователей и аналитиков можно привлечь в университеты при условии нормальной оплаты их труда. Таким образом, речь идет о 70–80 тыс. преподавателей, зарплату которых следует довести до конкурентоспособного уровня внутреннего рынка (50–75 тыс. рублей в месяц), и 5–10 тыс. выдающихся профессоров и исследователей, включенных в мировой академический рынок (от 150 тыс. рублей в месяц). Необходимые средства для формирования эффективного контракта в российской высшей школе, таким образом, не превышают 75 млрд рублей в 2009 году, а в 2010–2020−м они должны увеличиваться приблизительно на 20–25% в год без учета инфляции — для постепенного замещения в университетах преподавателей, не соответствующих требованиям эффективного контракта, молодыми кадрами. К 2020 году доля преподавателей, ведущих исследования, должна достигнуть 50%.

Для остальных в 2009 году следует повысить бюджетную составляющую заработной платы до уровня средней по экономике региона (для крупных городов — 15–17 тыс. рублей в месяц) и в дальнейшем поддерживать это соотношение. Это, с одной стороны, остановит начавшийся в последние годы неконтролируемый отток кадров (в Москве зарплата учителя иностранного языка средней школы в три раза превышает зарплату соответствующего преподавателя федерального вуза), а с другой — предотвратит закрепление на кафедрах неэффективных преподавателей.

Эффективный контракт можно реализовать в двух формах. Во-первых, выделяемые на это средства можно включить в бюджетную субсидию на осуществление образовательной деятельности при условии, что университет принимает на себя проверяемые обязательства: направление этих средств исключительно на стимулирующие надбавки (в том числе в рамках долгосрочных контрактов) и достижение в тот или иной период определенной доли преподавателей, ведущих исследования, аналитическую и опытно-конструкторскую работу на международном уровне. Во-вторых, средства можно распределять в виде грантов вузам сроком на два-три года на развитие конкретных научно-образовательных направлений.

Восстановление исследовательского компонента университетов

В настоящее время предполагается создать несколько федеральных университетов, которые обеспечат высокий уровень образовательного процесса, исследовательских и технологических разработок. Эти университеты должны особо поддерживаться за счет бюджетных ассигнований.

Первый опыт создания федеральных университетов в Красноярске и в Южном федеральном округе был основан на объединении нескольких ведущих региональных вузов, включая классические и технические университеты. При этом расчет делается на достижение нескольких эффектов: возможность более эффективного использования человеческих и материальных ресурсов, а также обновление отношений между основными академическими группами и администрацией.

Однако первые результаты работы показали, что столь амбициозные задачи — конкурировать на мировом научном и образовательном рынках — не решаются в относительно короткие сроки, за несколько лет. Созданные университеты, безусловно, могут служить точками роста российской высшей школы, полигонами для нововведений. Но для быстрого воссоздания конкурентных преимуществ России на мировом рынке необходимо по существу заново создать научные школы, серьезно обновить кадровый состав и повысить качество контингента студентов. Исторически сложилось так, что основные научные школы России сосредоточены в вузах, имеющих и сегодня ярко выраженный профиль. Исключением являются МГУ и СПбГУ, но там отсутствуют технические науки и технологии.

Целесообразно выделить в составе специально поддерживаемых государством университетов две группы: крупные (30–50 тыс. студентов) многопрофильные федеральные университеты (ФУ), решающие геополитические задачи развития науки и культуры в ключевых регионах Российской Федерации (к ним исторически относятся и Московский и Санкт-Петербургский университеты), и средние по размеру исследовательские университеты (ИУ), имеющие определенное предметное ядро. Если ФУ в определенных регионах могут формироваться «на будущее» и достигнуть мирового уровня образования и исследований через пятнадцать-двадцать лет, то МГУ, СПбГУ (их можно назвать федеральными ИУ) и «профильные» исследовательские университеты при условии государственной поддержки могут решить эту задачу уже через восемь-десять лет.

Успех может принести только такой подход, когда выбирается вуз, являющийся безусловным лидером в том или ином секторе образования, сохранивший исследовательский потенциал, обладающий сильной управленческой командой, способной осуществлять нововведения. Практически единственным достоверным критерием отбора ИУ является удельный объем НИР и НИОКР на одного преподавателя, а также размер собственных средств вуза, инвестируемых в исследования. Важными дополнительными показателями могут быть масштаб международных программ вуза и способность обеспечить непрерывное образование на основе рыночного спроса — масштаб программ дополнительного образования. Именно динамика этих показателей должна стать целью при осуществлении государственной поддержки создаваемых федеральных учреждений. Международный опыт наглядно демонстрирует, что лучшие вузы мира одновременно являются крупнейшими научными центрами, а лучшие преподаватели — это те, кто одновременно ведет научные исследования и создает научные школы.

Основным направлением государственной поддержки ИУ должно стать развитие научно-педагогического коллектива (в том числе за счет приглашения перспективных зарубежных ученых) и финансирование исследовательской программы вуза. Заработная плата ведущих преподавателей ИУ должна быть конкурентоспособна по отношению как к отечественному бизнесу, так и к зарубежным университетам. При этом должна быть решена сложная задача обновления кадрового состава: до 50% прироста фонда заработной платы должно приходиться на академические надбавки, внутренние гранты и стартовые гранты молодым преподавателям и научным сотрудникам.

Перспективным направлением является включение в состав исследовательских и федеральных университетов профильных НИИ, а в ряде случаев — опытных производств, формирование в их составе бизнес-инкубаторов и инновационных парков.

Федеральные и исследовательские университеты должны с самого начала работать на всю российскую образовательную систему. Целесообразно создать в каждом из таких университетов постоянно действующие центры повышения квалификации преподавателей вузов, обеспечить доступность их научных и образовательных ресурсов (государство в обмен на свою поддержку должно потребовать передачи в открытый доступ не только программ, но и всех учебных материалов и научных публикаций сотрудников ФУ и ИУ), сделать магистратуру и аспирантуру этих университетов доступной для лучших выпускников всех вузов России и ближнего зарубежья.

Финансирование целесообразно осуществлять в рамках долгосрочных программ развития этих университетов в виде бюджетной субсидии по разделам «Образование» и «Наука». В ИУ финансирование исследований должно составлять не меньше 40% от финансирования образования (в ФУ — не меньше 20%), а к 2020 году — достигнуть 100% (в ФУ — 70% с учетом большего количества студентов). К 2010 году можно выделить группу из пяти-шести ФУ (дополнительное финансирование по 3–5 млрд рублей в год) и несколько десятков ИУ (дополнительное финансирование 1,2–2 млрд рублей в год). При этом группа не должна стать закрытой, отбор должен продолжаться, создавая стимулы к развитию университетов как у их коллективов, так и руководства соответствующих регионов страны.

Наряду с развитием университетов-лидеров необходимо расширить конкурсную поддержку исследовательских проектов отдельных кафедр, лабораторий и факультетов. В первые годы такая система может охватывать до 5% академических коллективов (около 800 проектов, 5–7 млрд рублей в год).

Реструктуризация массового высшего образования

Переход на систему бакалавриат—магистратура, запланированный на 2009–2012 годы, может внести существенный вклад в устранение диспропорций высшего образования. Он увеличит мобильность студентов, расширив возможности выбора вуза для завершения профессиональной подготовки.

Мы полностью поддерживаем идею укрупнения российских вузов, поскольку мировой опыт свидетельствует, что наиболее успешно могут развиваться вузы, в которых обучается 20–30 тыс. студентов. В среднем российском вузе сегодня учится менее 7 тыс. студентов. Это препятствует эффективной диверсификации университетов, ограничивая направления обучения унаследованными от советского времени, а также теми (менеджмент, экономика, право, информатика), на которые существует платежеспособный спрос. Однако само по себе укрупнение не является достаточным условием высококачественного образования.

Проводя укрупнение вузов, важно не подавить конкуренцию на образовательном рынке региона. В ближайшее десятилетие у нас будет сохраняться более низкая мобильность учащихся, чем в Европе или США. Для региональных абитуриентов необходимо обеспечить выбор из двух-трех высших учебных заведений по основным направлениям высшего образования.

Кроме того, реструктуризация не будет успешной без перехода вузов в статус автономных учреждений и введения нормативно-подушевого финансирования. Бюджетное финансирование должно следовать за поступающим в вуз абитуриентом. Только при переходе на конкурентное финансирование можно добиться того, чтобы бюджетные средства перетекали от плохих вузов к хорошим.

За неимением места мы не останавливаемся на всех проблемах введения нормативно-подушевого финансирования, которое имеет различные формы. Это может быть ваучерное финансирование наподобие ГИФО — государственных именных финансовых обязательств; нормативное финансирование, сочетаемое с бюджетной сметой или требующее перехода к новой организационно правовой форме организации — автономному учреждению. Нормативы могут включать в себя только заработную плату или, дополнительно к этому, расходы на текущее содержание организации, а также средства для ее развития. Главное — необходимо начать внедрять конкурентные методы финансирования высшего образования. Продолжать финансировать содержание бюджетных организаций — значит консервировать существующий уровень качества образования. С 2009 года зачисление в российские вузы осуществляется по результатам ЕГЭ и федеральных предметных олимпиад. Это создает основу для перехода на нормативно-подушевое финансирование программ бакалавриата уже с 2010 года.

Для повышения заработной платы преподавателей до уровня средней по экономике размер бюджетного финансирования массового высшего образования в расчете на одного студента необходимо увеличить с 60 до 100 тыс. рублей в год в ценах 2007 года.

Мы предлагаем законодательно установить минимальный уровень цены «контрактного» высшего образования — 80% от среднего бюджетного финансирования на одного студента. Такая мера будет обеспечивать право граждан на получение высшего образования необходимого качества, которое сегодня де-факто попирается «продавцами образования». Для обеспечения доступности высшего образования в новых условиях необходимо начиная с 2010 года ввести систему государственной поддержки образовательных кредитов, приняв соответствующий федеральный закон.

Решение проблемы нехватки кадров квалифицированных исполнителей

Главная причина «перекоса в сторону высшего образования» — сложившаяся еще с 70−х годов прошлого века низкая престижность обучения в ПТУ и техникумах и образовавшаяся в этих учебных заведениях «проигрышная» социальная среда. При этом наличие на местах квалифицированных исполнителей работников с высшим образованием не беда, а благо и конкурентное преимущество российской экономики. Повышенный уровень общей культуры, коммуникабельности и амбиций — это как раз то, что требуется для успеха в новой экономике, где сфера услуг создает две трети ВВП и более. Исполнитель, имеющий невысокие требования, но не способный развиваться и быстро менять квалификацию, в XXI веке не может рассматриваться как конкурентное преимущество для экономики.

Мы предлагаем поднять престижность обучения по программам подготовки квалифицированных исполнителей, переведя существующие программы среднего профессионального образования в программы прикладного бакалавриата с трехлетним сроком обучения и сделав универсальной практику включения колледжей прикладного бакалавриата в состав университетов. Студенты техникумов тем самым станут студентами вузов, что ликвидирует психологический барьер между этими группами и увеличит долю тех выпускников школ, которые выберут прикладной бакалавриат (дающий профессию и возможность немедленно начать зарабатывать, но не препятствующий продолжению образования).

Вместе с тем на базе системы начального профессионального образования (профессиональные лицеи, ПТУ) и коммерческих учебных центров в стране уже формируется рынок программ подготовки по конкретным квалификациям. Такая подготовка востребована не только выпускниками школ, но и людьми с высшим образованием. Необходимо ускорить оформление системы профессиональных квалификаций и экзаменов, ответственность за которые взяло бы на себя предпринимательское сообщество. Масштабы соответствующей работы сегодня явно недостаточны, и здесь надо задействовать как финансовый, так и политический ресурс государства. Наша оценка расходов на поддержку создания системы профессиональной аттестации — около 2 млрд рублей в течение четырех-пяти лет.

Контроль качества

Нынешняя государственная система контроля качества образования явно не защищает рынок высшего образования от производителей заведомо некачественных услуг. Ежегодно аккредитации или лицензии лишаются меньше 0,3% от общего числа образовательных организаций. Сложившаяся ситуация ударяет в первую очередь по выходцам из наименее защищенных слоев населения, для которых определяющим фактором выбора образовательной программы является цена.

Существующая система допуска на образовательный рынок не способна играть роль фильтра для организаций с недостаточным потенциалом. Формальные показатели легко фальсифицируются. В результате барьера входа на рынок высшего образования практически не существует. Иллюстрацией служит хотя бы то, что подготовку по специальностям «экономика» и «менеджмент» сейчас осуществляют 90% зарегистрированных высших ученых заведений и филиалов.

Создаваемые государственные образовательные стандарты нового поколения позволяют выделить в каждом направлении подготовки ядро минимально необходимых компетенций (четыре-пять учебных предметов), которые могут служить показателем соответствия оцениваемой образовательной программы стандарту. Предлагается перейти к аттестации качества образовательных программ исключительно через измерение минимальных компетенций в рамках предметного ядра у студентов, обучающихся по программе, начиная с третьего курса. К разработке необходимых контрольно-измерительных материалов надо привлечь ведущие университеты России, отказавшись от всех других форм контроля при аттестации как не обеспечивающих достоверного измерения качества. Необходимо создать систему страхования вновь открываемых образовательных программ на период до первого внешнего контрольного мероприятия (то есть на два года). Страхование должно обеспечить студентам возможность продолжить образование в случае прекращения программы.

Вторая мера в этом направлении — регулирование качества студенческого контингента. Мы поддерживаем предложение Андрея Фурсенко об установлении «порога отсечения» — минимального балла по профильным предметам по ЕГЭ, при котором абитуриенты имеют право вообще поступать в вузы, а также балла, дающего право претендовать на государственное финансирование своего обучения (это может быть, соответственно, 40 и 60% по 100−бальной шкале). Разумеется, реализация такого принципа предполагает возможность пересдачи ЕГЭ, чтобы исключить случайности.

В совокупности эти меры могут обеспечить прекращение 10–15% образовательных программ самого низкого качества и не пользующихся спросом уже в первые три года применения. Вместе с тем для других 15–20% существующих образовательных программ появятся стимулы сделать необходимые инвестиции и выйти из «зоны низкого качества».

Реформа заочного образования

Качество высшего образования невозможно повысить при существующем положении дел в сфере заочного и дистанционного обучения. В России достигнуты беспрецедентные масштабы заочного образования (49% контингента), которое зачастую является для вузов лишь легким способом получения доходов при практическом отсутствии какого бы то ни было серьезного обучения.

Мы предлагаем сосредоточить заочное обучение в специально отобранных по конкурсу вузах по соответствующим направлениям знаний, которых вряд ли должно быть больше пяти-шести. Они должны получить статус национальных открытых университетов. Эти отобранные вузы, удовлетворяющие спрос на заочное и дистанционное образование, должны в значительной мере субсидироваться государством при одновременном жестком контроле качества их услуг. Оценка необходимых расходов при полном разворачивании системы — около 30 млрд рублей в год в ценах 2008 года (исходя из того, что субсидия на обучение одного студента-заочника будет составлять около 15 тыс. рублей в год).

Кроме того, открытые университеты должны иметь необходимую филиальную сеть, позволяющую минимизировать затраты на трансферт и проживание студентов.

Обеспечить право всех граждан России на получение качественного высшего образования должна система общедоступных электронных ресурсов: интернет-порталов с развитой функцией поиска, электронных библиотек и баз данных. Государство располагает возможностями для финансирования приобретения прав и перевода на русский язык всех представляющих ценность научных и образовательных ресурсов (оценка необходимых расходов — 10–12 млрд рублей в год). Нужно восстановить полномасштабную государственную поддержку созданных в 2001–2003 годах образовательных порталов по основным направлениям науки и образования.

Финансовая оценка необходимых мер

Высшее образование не может нормально развиваться в существующей ресурсной ситуации. «Растянутые» обязательства при очевидной нехватке средств будут постоянно воспроизводить псевдообразование, что, в свою очередь, ведет к растрате ресурсов.

В настоящее время бюджетное финансирование высшего и среднего профессионального образования в России составляет 0,7% ВВП, что в два раза ниже, чем в развитых странах (средний показатель по странам ОЭСР — 1,3% ВВП). Научные бюджеты российских университетов составляют не более 0,04% ВВП, в то время как в развитых странах — 0,25–0,4%. Частное финансирование профессионального образования в силу отсутствия системы образовательных кредитов сосредоточено в «нижнем» секторе вузов и часто идет на оплату псевдообразования.

Для восстановления эффективной системы высшего образования в России бюджетный вклад нужно увеличить к 2011 году до 1% ВВП (включая 0,15% ВВП дополнительных расходов на исследования), а к 2015 году довести до 1,3–1,4% ВВП (на университетскую науку — до 0,3% ВВП). Вклад семей в финансирование высшего образования с учетом перечисленных выше факторов будет оставаться стабильным (на уровне 0,4–0,5% ВВП), в то время как вклад предприятий увеличится (с 0,05% до 0,2–0,3% ВВП). Все это позволит вывести ресурсное обеспечение высшего образования («расширенного» за счет прикладного бакалавриата) на уровень, соответствующий странам-лидерам — свыше 2% ВВП.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 973 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире