Свидетельства тех, кто ехал в потерпевшем крушение "Невском экспрессе"

Свидетельства тех, кто ехал в потерпевшем крушение "Невском экспрессе"

В стране и миреПроисшествия
Появляются первые свидетельства тех, кто ехал в "Невском экспрессе", потерпевшем крушение. По неустановленной пока причине с рельсов сошли три последних вагона. Один из них пострадал особенно сильно. На кадрах, показанных в прямом эфире телеканала "Вести", можно было видеть груду искореженного металла.

По словам очевидцев, в разрушенных вагонах было все сметено. "То есть там не осталось ни сидений, ничего, все было ровным слоем, - рассказал один из них. - В последнем вагоне люди, сидения все перемешано, страшные травмы".

Другой свидетель трагедии рассказал, что всех "разметало по вагонам как спички". "В тот момент мы не понимали, что происходит, - признался он. - Наверное, нам просто повезло, что эти вагоны оторвало".

Один из пассажиров "Невского экспресса" рассказал о том, что происходило в первые часы после крушения поезда. По его словам, пострадавшие ждали помощи больше часа. Администрация "Невского экспресса" оказалась не готова к ЧП.

"Первые 40 минут после остановки поезда мы вообще ничего не знали. Проводники говорили нам, что ничего особого не произошло и вот-вот поезд поедет дальше", - рассказывает Станислав Арановский, инженер одного из петербургских научных институтов, который ехал в вагоне №11 (третий от начала).

По его словам, бригада "Невского экспресса", включая начальника поезда не сумели организовать ни экстренной помощи пострадавшим в трех последних вагонах, ни даже попытаться объяснить пассажирам остальных вагонов, что происходит.

"Только почти через час мы поняли, что произошло что-то серьезное. Пассажиры сами выходили из вагонов, посмотреть, что происходит. Третий с конца вагон сильно накренился, но остался в сцепке с поездом. Два последних вагона оторвало от состава, и они были километрах в полутора от нас. На такой скорости, что мы ехали - наверное, действительно, около 200 км\ч, - оторвавшиеся вагоны превратились в груду металла - полностью покореженные, смятые. Как там кто-то остался в живых - не представляю себе.

Не очень понятно, откуда так быстро появилась информация о какой-то воронке, якобы от взрыва. Даже от покореженных вагонов, до которых от нас было очень далеко, место, где должно было произойти то, из-за чего все и случилось, также было никак не меньше чем в километре - было видно, что оторвавшиеся вагоны пронесло очень далеко вперед. К тому же было очень темно, и я не уверен, что действительно можно было что-то разглядеть, тем более, совершенно непонятно, где надо было искать это место. Хлопок перед аварией, о котором говорят, - тоже дело непонятное. Там постоянно что-то хлопало, к примеру, от каждого проходящего мимо нас поезда, и вообще было довольно шумно. Возможно, я ничего не слышал оттого, что был далеко от пострадавших вагонов. Но мне кажется, что теракт - самое логичное объяснение. Все же просто так два вагона оторваться не должны были.

Через полтора часа проводники попросили нас помочь отнести пострадавшим в первом и втором вагонах теплые вещи и матрасы. Потом мы остались помогать. Там высокая насыпь, раненых приходилось спускать с нее. Очень много было тяжело пострадавших".

Как сообщает "Комсомольская правда", сумевшая связаться с людьми в составе, авария, по словам пассажиров, произошла примерно за полтора часа до прибытия в Петербург, поезд двигался без происшествий и в соответствии с расписанием.

Внезапно произошел сильный удар, и люди начали сыпаться с полок. По свидетельству очевидцев, пассажиров охватила паника. "В вагоне погас свет. Проводники сообщили, что мы отключены от электричества. Всем запретили выходить из вагонов. Из тамбура в тамбур стали бегать проводники, которые ничего не сообщали, а просто спрашивали у кого есть лекарства", - рассказала пассажирка по имени Ирина. Сразу после аварии проводники начали собирать мужчин и отправлять их в конец состава, видимо, для оказания помощи пострадавшим.

РИА "Новости" приводит слова пассажира Александра: "Был хлопок. Два последних вагона практически развалились. Такое я видел только в страшных фильмах".

"В последнем вагоне пассажиров разметало, как спички. Мы ехали в начале поезда, и нам просто повезло. Перед аварией мы слышали хлопок и удар", - рассказал, в свою очередь, ехавший в поезде №166 мужчина по имени Владимир. "Мы видели вспышку и слышали взрыв. Мы благодарны машинисту, он молодец", - сказал еще один пассажир Михаил.

"Первые два часа не происходило вообще почти ничего"

Издание "Деловой Петербург" приводит дополнительное свидетельство Станислава Арановского:

"По сути, первые два часа не происходило вообще почти ничего. Мы ничего не могли сделать с ранеными: в поезде почти не было врачей, а аптечек, необходимых для оказания хотя бы самой простой помощи, кажется, в поезде вообще не было - у всех спрашивали, нет ли у них каких-то лекарств, хотя бы болеутоляющего нурофена. На перевязки шли простыни. Непонятно откуда взялось лишь чуть больше десятка матрасов, на которые укладывали пострадавших. Не было даже фонариков, чтобы искать раненых.

Я понял, что имеют в виду в книгах, когда пишут "Темноту ночи оглашали стоны раненых". Именно так у нас и было. Было холодно, пошел дождь, очень темно. Люди догадались развести костры вокруг поезда. Кто управлял оказанием первой помощи, я не знаю, но это были точно не представители поездной бригады.

Первые несколько "скорых" приехали только через два часа. Из-за высоты насыпи они не могли подъехать ближе к раненым, и их относили на руках и носилках до машин. Они увезли самых "тяжелых". Какую-то часть пострадавших мы отнесли в здание подстанции неподалеку. Там по крайней мере было сухо, не холодно и не было ветра. Подъехавшие местные пожарные тоже не особо помогли, лишь стояли и докладывали "начальству", что происходит. Мне показалось, я услышал фразу: "У нас два вагона мяса".

Через три часа понаехало начальство и силовики и вот тогда-то все и закрутилось. Нас пересадили в подъехавший со стороны Петербурга пассажирский поезд, который задним ходом довез нас до Угловки, где нас уже ждал "Сапсан". Когда мы проходили мимо нашего локомотива, стало понятно, что слова проводников в самом начале, что мы вот-вот куда-то поедем - полный бред: видимо, от экстренного торможения вся нижняя часть электровоза по сути разрушилась, и он оказался полностью непригодным для дальнейшей езды куда-то.

В "Сапсане" все уже было куда лучше организовано. Начальник этого поезда выразил нам сочувствие, объяснил, что произошло очень тяжелое происшествие, принес уместные извинения от имени РЖД. Также извинился, что "Сапсан" пока не укомплектован всем необходимым питанием, так как пока что вообще не был готов к перевозке пассажиров. Сперва было объявлено, что даже чаю хватит только женщинам и детям, но потом, видимо, где-то нашли больше чаю и предлагали уже всем. Всех переписали поименно и спрашивали контактные телефоны.

На вокзале в Петербурге выпускали из поезда только после новой переписи, затем кордон ОМОНа и МЧСников. Встречающих, которые рвались на перрон, не пускали. Перед вокзалом автобусы, на которых обещали развести всех по домам.

Самое главное впечатление от произошедшего - злость оттого, что бригада поезда растерялась и ничего не смогла сделать так долго. Очень много было потеряно драгоценного времени, когда можно было кого-то спасти. Да и явный недостаток аптечек показался просто невероятным - не может такого быть, чтобы в таком поезде, особенно после взрыва этого же "Невского экспресса" в 2007 году, никто не сдела выводов и не запас необходимых лекарств или хотя бы бинтов".

"Надо сказать, ребята вели себя совершенно геройски"

Одним из пассажиров "Невского Экспресса" оказался известный бизнесмен, один из руководителей клуба "2015", Николай Коварский. Ему повезло, он остался жив. Вот как он описывает произошедшее в своем блоге.

Все вышеописанное - от момента, когда что-то пошло "не так" до полной остановки прошло не более 30 секунд. Мрак, сперва тишина, потом стоны и крики раненых и покалеченных.

Я на полу - почему-то меня кинуло на пол, что, видимо, и спасло - и несильно придавило, только недвижными телами. Тела отодвинул, себя ощупал - весь в крови, но, похоже, в основном, чужой. Руки-ноги работают, особых болей нет (что, впрочем, всегда обманчиво - шок) - попробовал подвигать основными частями тела - вроде получается. На голове здоровенная шишка, кровоточит, но терпимо. Удалось встать, но какое-то время пришлось стоять и ждать, пока ребята, не особо пострадавшие, не расчистили завалы. Кругом страдание - мы сидели в задней части вагона, куда прилетели все сумки и чемоданы - там много заваленных и покалеченных.

Вообще, вагон в первые минуты катастрофы представлял из себя равномерно раскиданную по всему объему массу из тел, частей вагона и остатков кресел.

Несколько мужчин в вагоне пострадали несильно, некоторые вообще отделались ссадинами - они и организовали первичную помощь. Не обошлось без хаоса, но паники не было, люди быстро организовались. Выбили стекла, начали выкидывать сидения и части конструкции - освободить проход и начать вытаскивать людей из-под завалов. Надо сказать, ребята вели себя совершенно геройски - в этом хаосе, без всякой внешней помощи, смогли организовать достаточно вменяемую систему спасения граждан в тех условиях, в которые были поставлены.

Ранения людей были в основном тяжелые - рваные раны, открытые и закрытые переломы, проникающие ранения от летавших частей конструкции, ну и прочее - не для печати. Были и недвижные тела, но посчитать их в темноте не было никакой возможности, да и не до этого было.

После того как прошел шок - за это время я успел помочь выкинуть несколько кресел в окно - стало ясно, что стоять на ногах, мягко говоря, некомфортно - пришлось сесть на остатки кресла. Одна часть салона вагона была в лучшем состоянии, чем другая - туда переходили ходячие раненые, туда я помог пройти брату.

В криках о помощи, разбивании стекол и постепенной ликвидации завалов прошел где-то час - напомню, сама катастрофа произошла где-то в 21:30. К этому моменту вокруг вагона стали собираться люди - из передней части состава и, видимо, местные, успевшие добраться. Через окно забрались врачи - они принесли первые обезболивающие и осмотрели раненых, поделив их на группы для эвакуации - по степени тяжести ранений.

Проводница достала откуда-то воды, которую все жадно пили. Началась эвакуация легко раненых и несильно пострадавших на улицу через окна - двери вагона полностью заклинило.

Наконец, где-то через полтора часа появились первые представители МЧС и медики, которые и начали профессиональную эвакуацию. Людям делали обезболивающие уколы и быстро отправляли на машинах в близлежащие больницы. Катастрофа произошла в лесу - на счастье, в этом месте были подъезды, но это были обычные российские лесные дороги. До ближайших крупных селений, с медициной и подразделениями силовых ведомств, никак не меньше 40 км. По колдобинам и ямам. Вертолетам садиться негде.

Тем не менее, первых, тяжелых раненых отправили довольно быстро - силами местных машин скорой помощи. В одну из ходок отправили в больницу в Бологое и меня - брата мне удалось отправить чуть раньше в другой госпиталь. Впрочем, в больнице я долго не задержался и отправился на машине в Питер.

Не профессионал, но конструкция вагонов поражает. Все сиденья, за исключением нескольких в начале вагона, какие-то острые элементы конструкции - не выдержали удара, оторвались, летали по салону и были одной из основных причин травм и смертей. Повторяю, не специалист - но как-то это все выглядело странно. Как-то хлипко они были прикреплены к массивным основаниям. Остатки крепежа - рваные зубцы металла, похоже на алюминий - тоже резали людей что твои ножи.

Заклиненные двери удалось открыть только МЧС снаружи. Окна было почти невозможно разбить, да и нечем. Лестница была только одна, и ее долго не удавалось достать - завалило. В общем, как - то удивило.

Работа профессионалов - с учетом того, что они появились на сцене через часа полтора - в целом порадовала. Работали быстро, знали, что делать. Приехали, по мнению многих пострадавших, слишком поздно - с другой стороны, я совершенно не понимаю, как туда вообще можно было быстро подъехать - это же непролазная чаща. Возможно, стоит подумать об обустройстве подъездов по всей длине жд трасс, устраивая в определенных местах вертолетные площадки.

Организация местной скорой помощи и медицина - ну, сами понимаете. Люди стараются, но стараются они тем, что у них есть - а этому, как минимум, лет 40. Техника старая, вокруг на сто верст машин скорой помощи, может, пять. Еще эти ямы... В больницу ехал с двумя тяжелыми, КАК они орали на каждой кочке - а по лесу ехать пришлось где-то минут тридцать - раза два им приходилось колоть морфин.

Больницы - ну какая может быть больница в Бологом? Но люди - прекрасные. Душевные, отзывчивые, все кидались помочь, эксплуатировали в хвост и в гриву старенький рентген, организовали места для ночлега, разносили чай. Им спасибо.

Сбор поклажи из вагонов был организован четко самими пострадавшими, а довольно скоро место аварии было оцеплено, а вещи пассажиров были взяты под охрану. Теперь бы понять, где получать. Про случаи мародерства слухи ходили, но сам не видел.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.

всего: 756 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире