Сын отыскал отца в глухой кузбасской деревне почти через 70 лет

Сын отыскал отца в глухой кузбасской деревне почти через 70 лет

Местные новостиЖизнь
Есть в Яйском районе небольшая, практически уже заброшенная деревенька Тихеевка. Жителей, в основном немощных пенсионеров, можно по пальцам перечесть.

Добраться туда очень сложно, еще сложней – выбраться. Грязь непролазная, нет телефонной связи, брошенные догнивающие дома, поваленные изгороди… Событий здесь не происходит – тревожная тишина, словно отсчитывает последние дни жизни старикам, которые решили найти себе вечный покой на местном погосте.

Неожиданно Тихеевку облетела сенсационная новость. В деревню из далекой Украины приезжал Герой Социалистического труда, да еще награжденный двумя орденами Ленина. Именно в Тихеевке, этот важный и именитый гость почти через семьдесят лет отыскал своего отца. История эта больше похожа на сказку. Но оказывается, что судьба может преподносить нам не только тяжкие испытания, но и чудесные подарки. Ветеран войны Василий Павлович Арышев дождался своего счастья только в восемьдесят пять лет.

…До армии Василий Арышев в деревне был единственным шофером. Работал в колхозе, женился, дочь родилась. Потом призвали в армию, а вскоре началась война. Служил в то время сибиряк на Украине в Виннице, крутил баранку «ЗИСа». Его часть одной из первых подверглась почти полному разгрому. В августе 1941 года угодил под страшную бомбежку, был тяжело ранен и попал в плен.

Фашисты привезли и бросили его в концлагерь, в небезызвестную Уманскую яму, где на тот момент было уже 75 тысяч военнопленных. Василий Павлович говорит, что раньше из этой ямы, которая была размером с огромный аэродром, брали глину для кирпичного завода. Вот фрицы и приспособили ее под лагерь – обнесли колючей проволокой, расставили пулеметы, ночами жгли костры, чтобы ни один военнопленный не смог выбраться. Под открытым небом они гибли словно мухи. Трупы, зловония – в этом аду было невозможно выжить. Иногда фашисты кричали: «Русь, кушай!» и сталкивали тушу дохлой лошади. Пленные за несколько минут обгладывали ее до костей. Но Василий очень хотел жить, и ему все-таки удалось убежать из ямы.

Под видом оборванца — беспризорника, на оккупированной немцами территории, он пробрался в украинский хутор, где его в сарае спрятали местные жители. Про пришлого человека пронюхали полицаи. И как только не уговаривали их, не убеждали, что это не солдат, а родственник – сапожник, который приехал погостить, решили все-таки проверить Василия. Как сейчас помнит он слова полицая: «Может быть, ты из Уманской ямы выскочил! Поведу в комендатуру, пусть как следует, проверят…» И повел в Черкассы к коменданту. Путь был неблизким – километров 15. Вначале полицай требовал, чтобы шел арестант с поднятыми руками, да штыком от винтовки постоянно в спину тыкал. А потом, видно, и сам устал. Покурить разрешил, передохнуть. А в комендатуру они вошли уже вместе, и сложно было понять, что Василий — конвоируемый, да и одет он был в приличную гражданскую одежду.

Поднялись на второй этаж, полицай приказал ждать за дверью, а сам вошел в кабинет коменданта. Неизвестно о чем они говорили, но времени прошло много. И солдат снова решил попытать счастья. Уверенным шагом спустился вниз, прошел мимо охранников и никто не обратил на него внимания. Зашел во дворе комендатуры в туалет. Подождал несколько минут. Тишина. Никто не ищет. Вышел, пошел по городу. Оглянется – нет погони. Добрался до окраины Черкасс, а поздним вечером — снова в путь и пришел в деревню Красная слобода. Там его опять приютили местные жители, спрятали от немцев, там он встретился и с красавицей Ольгой Прихно. Целый год прожил в этой украинской деревне, пока не пробрался к своим. За это время между молодыми вспыхнули чувства. Наверное, это была любовь.

Как только Василий встретился с бойцами Советской армии, его сразу же взяли в оборот в СМЕРШе. Обвиняли, что немецкий шпион, целый месяц несколько раз в сутки вызывали на допросы, грозились расстрелять. И неизвестно, чем бы все закончилось, но Василия выручила шоферская специальность. Срочно понадобился шофер на «ЗИС». Вначале арестанта заставляли возить грузы под конвоированием автоматчика, а потом налили кружку водки и сказали: «Видим, что ты хороший солдат. Давай будем вместе бить фашистов!» И до самой победы сибиряк возил начальника политуправления дивизии, кинопередвижку по передовой. За боевые заслуги награжден боевым орденом, медалями. Вернулся домой, до пенсии работал шофером. Дочь во время войны умерла, но после армии у Василия Павловича родилось еще трое сыновей. В круговерти мирных забот старался о страшном прошлом не вспоминать. В 1976 году умерла жена, он сошелся с местной вдовой, милой приветливой бабулькой Варварой Никитичной.

… Василий Павлович неожиданно получил письмо из Украины: «Василий! Вы должны знать, что у Вас есть сын, который хочет с Вами увидеться. Мы Вас давно хотели найти, но покойная мать Николая — Ольга запрещала нам это делать. Говорила нам, что у Вас своя семья, дети, не хотела создавать проблемы. Ваш сын очень уважаемый человек, работает инженером, имеет золотую медаль за труд. Состоял депутатом в Верховном Совете Украины. Дайте, пожалуйста, хоть какой-то ответ сыну. Николай обращался в телепередачу «Жди меня», но по счастливой случайности Ваш адрес дал знакомый, знавший эту историю». Это письмо написала тетка Николая. Василий Павлович вначале не поверил, что такое возможно, ведь об украинском сыне он и предположить не мог. И не знал, что Ольга была тогда беременна. Взволнованный такими известиями ответил, что если его сын на самом деле от Ольги Прихно, то он может с этим согласиться, если же от другой Ольги – это недоразумение.

…Николай Прихно несколько раз побывал в Тихеевке. Один раз приезжал с дочерью, второй – с женой. Василия Павловича сразу назвал папой. И нет никаких сомнений, что он на самом деле его сын – ведь похожи-то они как две капли воды. Николай подарил отцу сотовый телефон, и они разговаривали почти каждый день. Посмотрев на нищету и неустроенность сибирской деревни, в которой всю жизнь прожил отец, уговаривал, чтобы переезжал к нему на Украину. Говорил, что там ему будет намного лучше. Но Василий Павлович не пожелал уезжать из родной Тихеевки. Пусть хоть какая уродина, но все-таки это его Родина.


На снимке: На память о незабываемой встрече с сыном осталась единственная фотография. Василий Павлович в центре рядом с украинским сыном Николаем, справа — Варвара Никитична, Анатолий, Борис и Виктор.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Сергей МАРИНИН
gazeta.a42.ru

всего: 1229 / сегодня: 1

Комментарии /1

13:1804-12-2009
 
 
Читатель
добрая история, на автор под конец исписался: "Николай подарил отцу сотовый телефон, и они разговаривали почти каждый день". А потом телефон сперли или деньги на счету закончились? "Пусть хоть какая уродина, но все-таки это его Родина". а это так вообще - жесть

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



Местные новости