до юбилея
341 день
 
Диплом с особым статусом

Диплом с особым статусом

В стране и миреВ мире
Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Существуют объективные критерии качества образования - внутренние и внешние. Так считает декан юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Голиченков. С ним беседует член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский.

Экология по закону

Михаил Барщевский: Сколько студентов учится на юрфаке МГУ?

Александр Голиченков: Дневное отделение, бюджет - 1555, внебюджет - чуть больше 400. Спецотделение (второе высшее) - 450, 105 иностранцев. А еще более 250 аспирантов и соискателей.

Барщевский: Всего около двух тысяч семисот. Ты упомянул иностранцев. Иностранные студенты откуда в основном?

Голиченков: Из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Литвы, Туркмении, Украины, а также из Германии, Греции, Израиля, Китая, Монголии, Кореи, США.

Барщевский: А сам ты что оканчивал?

Голиченков: Юрфак московский.

Барщевский: А почему ты выбрал такое экзотическое направление, как экологическое право?

Голиченков: Я был именным стипендиатом, получал стипендию имени А.С. Грибоедова, мог выбирать любую кафедру. Сработал юношеский максимализм: добиться максимального результата. Казалось, что традиционные отрасли права уже освоены, научные школы во главе с известными учеными созданы - нет простора. А экологическое право было тогда полем непаханым. Решил, что будет интересно.

Барщевский: Ты выбрал экологическое право, т.е. природу. А сам-то природу любишь?

Голиченков: Вот уже 9 лет живу в обычной российской деревне. В доме, рубленном из "кругляка". А свидетельствует ли это о любви к природе, решать не мне.

Барщевский: Это уже ответ. Сейчас Московскому и Санкт-Петербургскому университетам предоставлен особый юридический статус. А в чем этот особый статус проявляется?

Голиченков: Прежде отмечу, что впервые статус двух конкретных высших учебных заведений определен федеральным законом. Такого не было, и думаю, что в ближайшее время не будет в отношении других вузов.

Барщевский: Смотря выпускник какого вуза станет президентом.

Голиченков: До этого статус Московского университета был определен Указом президента Бориса Ельцина - не выпускника МГУ! И все же я с тобой согласен: субъективный фактор может присутствовать. Но для того и закон, чтобы обеспечить стабильность: придет президент, уйдет президент, будет указ, не будет указа... Другой момент сугубо юридический. Ранее, когда нормы указа об автономии Московского госуниверситета входили в противоречие с федеральным законом, нам говорили, мол, куда вы со своим указом, есть закон. Сейчас правовой статус двух университетов установлен на том же уровне, на котором регулируются образовательные и все сопутствующие им отношения: бюджетные, налоговые, гражданские, земельные. Это по форме. Теперь по содержанию. Закон определил особенности правового положения двух ведущих классических университетов как уникальных научно-образовательных комплексов, старейших высших учебных заведений страны, имеющих огромное значение для развития российского общества. Именно поэтому они получили право самостоятельно устанавливать образовательные стандарты и требования к образовательным программам. Мы также вправе проводить дополнительные профильные вступительные испытания при приеме для обучения на бакалавра и специалиста. Установлена возможность выдавать собственные документы (дипломы) о соответствующем уровне образования и (или) квалификации, приравненные к соответствующим документам государственного образца и с официальной символикой РФ.

Хорошее образование как стимул

Барщевский: Что бы ты изменил, по пунктам, в юридическом образовании в России?

Голиченков: Есть известный указ президента РФ Дмитрия Медведева, предусмотревший ряд изменений, его нужно выполнить. Что бы я изменил еще? По пунктам? Пункт первый: в разы поднял бы зарплату и пенсии профессорам, обеспечив на этой основе достойный переход на посильную нагрузку и на отдых ветеранов. А следовательно, приток молодежи. Пункт второй: помог бы тем ведущим вузам, кто начал строительство (модернизацию) учебных корпусов, завершить их. Пункт третий: позаботился бы о том, чтобы в юридические вузы поступали взрослые и мотивированные на юридическую профессию люди, а не преимущественно несовершеннолетние дети. Пункт четвертый: уж коли в юристы идут дети, то нужно серьезно заниматься их воспитанием. Эти меры очевидны, ведь существуют объективные критерии качества образования - внутренние и внешние. Например, обязательное наличие хорошей материально-технической базы, включая библиотеки, оборудованные помещения...

Барщевский: То есть, условно говоря, специализированные учебные корпуса, а не арендованный детский сад.

Голиченков: Ну, естественно. И чтобы занятия вел не профессор-совместитель, в поисках приработка прибежавший из шестого вуза в седьмой, запыхавшийся и не способный вспомнить, что он читал в прошлый раз. Но - штатный обеспеченный профессионал, которому в силу этого (обеспечен и работает в одном месте) хватает времени и сил не только на лекции, но и учебно-методическую, научную, воспитательную работу.

Барщевский: А внешние факторы?

Голиченков: Надо создать систему внешнего контроля, которая действует во многих странах. Например, сегодня существует государственный экзамен. Мы его считаем, в принципе, независимым, но есть некоторые претензии...

Управлять по-научному

Барщевский: Когда мне Фурсенко в интервью под диктофон говорит, что госэкзамен - это профанация, то дальше уже некуда...

Голиченков: К сожалению, добиваясь реформы юридического образования, мы допустили очень большую ошибку. В процессе дискуссии всех приучили к тезису, что у нас плохое юридическое образование. Причем в конце этого утверждения поставили точку, тем самым как бы подписавшись, что оно плохое в каждом вузе. А это неверно. И если Андрей Фурсенко так говорит, предполагаю, что он, конечно, не имеет в виду МГУ или СПбГУ, МГЮА или УрГЮА!

Барщевский: Там речь шла о государственном экзамене, когда у тебя председателем госкомиссии является профессор МГЮА, а у них - профессор от тебя, и что это не внешний контроль, а ты - нам, мы - тебе.

Голиченков: Мы не можем себе позволить устраивать междусобойчик. Иначе через пять-шесть лет ты как работодатель, получив выпускника -"результат" междусобойчика, откажешься с нами сотрудничать. Именно с послаблений такого рода начинается халтура. Они - начало конца.

Барщевский: Хорошо. Первый внешний фактор. Еще внешние факторы?

Голиченков: Надо не только сохранить систему подготовки преподавателей в ведущих вузах, но и, возможно, на базе одного-двух специализированных центров, созданных с их участием. В СССР несколько ведущих университетов и юридических институтов были кузницей преподавательских кадров, готовили их и для себя, и для других вузов. Их было всего 52. А сейчас, когда их стало 1400, уже "ковать" не успевают.

Барщевский: Ты возглавляешь Московское отделение АЮР, из которой мы все хотим сделать реальную организацию, занимающуюся практическими делами. Могли бы взять на себя региональные отделения АЮР решение практических вопросов?

Голиченков: Должны! Чтобы любая общественная организация жила, она должна заниматься реальными делами. В Московском отделении мы поставили эту идею во главу угла. Благодаря поддержке председателя Мосгордумы Владимира Платонова, который является председателем нашего Попечительского совета, и совместно с юрфаком МГУ мы реализуем конкретный проект - научное обеспечение деятельности Мосгордумы.

Барщевский: Я-то предполагал, что на мой следующий вопрос о взаимодействии с московскими властями ты наверняка ничего мне не ответишь. И вдруг ты выдаешь сейчас такую потрясающе интересную информацию.

Голиченков: Да, кое-что уже сделано. Год назад мы заключили соглашение с Мосгордумой. На его основе в 2008 - 2009 годах по заказам депутатов МГД было выполнено 6 научно-исследовательских работ по совершенствованию законодательства Москвы в сфере охраны общественного порядка, управления собственностью города и муниципальных образований, землепользования, аренды нежилых помещений, градостроительства и жилищного законодательства Москвы. Были подготовлены также предложения по корректировке положений антикоррупционных законопроектов, рассмотренных Госдумой в первом чтении, и по изменению налогового законодательства в части освобождения товариществ собственников жилья от уплаты налога на прибыль. Был проведен ряд экспертиз, например, экспертиза федерального и московского законодательства по организации дорожного движения, по итогам которой даны рекомендации по разграничению компетенции федеральных и московских органов исполнительной власти в этой области. Есть и интересные идеи на перспективу, например, о наделении региональных отделений АЮР (а может, и АЮР в целом) правом законодательной инициативы.

Барщевский: Понимаю, что у тебя нет проблемы, как убить время. Но когда оно появляется, что ты любишь делать в свободные часы?

Голиченков: Отдаю долги общения близким людям. Тем, на кого за делами да случаями много лет у меня времени не хватало. А еще обустраиваю деревенский дом и участок. Специализация по экологическому праву сказывается, наверное.

Юридический факультет МГУ
119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы,
МГУ им. Ломоносова
(495) 939 29 03, office@law.msu.su

Вступайте в группу Новости города Новокузнецк в социальной сети Вконтакте, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 699 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире