Еда из неправильного треугольника

Еда из неправильного треугольника

В стране и миреВ мире
Навести порядок в отдельно взятой школьной кухне нелегко, но можно. Кормить по уму всех учащихся гораздо труднее. О том, что этому мешает, “МК” рассказала замглавы столичного Департамента потребительского рынка и услуг Валентина ВАРФОЛОМЕЕВА.  

— Валентина Леонидовна, в октябре “МК” писал о серьезнейших нарушениях, выявленных в ходе общественной проверки пищеблока школы №464. Что там происходит сейчас?  

— После публикации была проведена серьезнейшая проверка. Установлено, что к началу нового учебного года пищеблок школы приняли с нарушениями — без ремонта и с восемью неработающими единицами технологического оборудования. Подтвердились и нарушения технологического процесса со стороны работников пищеблока. А в итоге — обсеменение блюд кишечной палочкой и стафилококком. Сейчас весь его штат (4 человека) уволен без права работать в школьных столовых. Директора школьного комбината питания и школы понесли наказания. А сама школа находится под жесточайшим контролем департаментов образования и потребительского рынка: там произведен ремонт помещений и оборудования, моющие средства для посуды и инвентаря заменены на утвержденные медиками. Все приведено в порядок.  

— Почему произошел такой серьезный сбой? Как вообще устроена наша система школьного питания?  

— Сегодня это — неправильный треугольник. Главным заказчиком в Москве является Департамент образования; городской бюджет выделяет средства, распределяемые затем по конкурсу, а поставщиками продуктов становятся победители в этом конкурсе. Отвечает же за все директор школы, хотя физически не может проконтролировать закупки поставщика. Да и вскрой он нарушения, пусть даже самые серьезные, он все равно бессилен: при нарушениях САНПиНов расторгнуть договор с недобросовестным поставщиком досрочно можно только по решению суда. Есть у него время судиться? Нет! И он вынужден терпеть. Тем более что и мы, и Роспотребнадзор можем вести плановые проверки питания всего раз в два года, а внеплановые — только по письму прокуратуры. Сложившуюся систему иначе как нонсенсом не назовешь: школьное питание должно находиться под жесточайшим контролем — и не директора, а грамотных профессионалов. На деле же контроль отсутствует, а в результате страдают дети.  

— То есть сбой, выходит, системный. Что его запустило?  

— Федеральное законодательство, причесавшее под одну гребенку самый “крутой” бизнес и социальный общепит. Федеральный закон №94 приравнял конкурсы на поставки питания в школы, детские сады и больницы к конкурсам на снабжение дорогих ресторанов. Но там-то у клиента есть выбор: в какой пойти, какие блюда заказать. А у ребенка выбора нет. И он стал заложником неразумной системы.  

Прежде всего конкурс проводится всего на полгода, и поставщик не знает, сколько школ у комбината останется потом: 50 или, скажем, 10. При таком раскладе школьные базовые столовые перестали оснащаться современной техникой и проводить переподготовку кадров: ну кто вложит средства в ситуации неопределенности? Главное же, что основным критерием, по которому мы вынуждены сейчас определять победителей, а значит, и поставщиков школьного питания, является не их профессионализм, технические возможности или качество продуктов, которыми они собираются кормить детей, а дешевизна проекта. И побеждает не лучший, а тот, кто обещает школе самую дешевую еду! Иногда доходит до 30% скидок. Вы представляете, что это могут быть за продукты!?  

— Боюсь даже подумать. В погоне за прибылью поставщик вряд ли станет думать об их качестве…  

— Конечно, и ему есть за что бороться. Москва выделяет на питание школьников огромные деньги: в этом году 6,5 млрд. рублей. И 40% этой суммы — стоимость сырья, причем деньги эти гарантированные. (В Москве школьный обед стоит 79 руб., а завтрак — 42 руб. Итого — 121 руб. Средняя стоимость лота — примерно 80 тыс. руб.) Так что условия для участников очень привлекательные. А вот единых стандартов на сырье и продукты, а также на рацион школьного питания нет — едины у нас только запреты. Нет и норматива по социальному питанию.  

— Но санитарные-то нормы есть?  

— Есть, но там свои проблемы. Санитарные нормы и правила (СаНПиНы), утвержденные Роспотребнадзором два года назад, ограничивают деятельность школьных буфетов. Например, запрещают продавать в буфете булочки без чая. Мы, конечно, подчиняемся. Но 450 московских школ имеют лишь раздаточные, где можно накормить только младшеклассников. Старшим остаются только буфеты. А там — эти ограничения. И дети фактически выпадают из системы школьного питания. Так быть не должно! Надо либо кормить за счет города всех, либо налаживать питание остальных за родительские деньги. Иначе мы подставляем детей под хронические заболевания.  

— Что необходимо принципиально изменить в системе школьного питания?  

— Прежде всего законодательную базу. Все должны заниматься своим делом: Роспотребнадзор следить за качеством продуктов; Департамент потребительского рынка заниматься школьными комбинатами, технологией и логистикой; а школа и Департамент образования — организовывать процесс питания и учить детей. И, конечно, осуществлять жесточайший контроль.  

Лучше же всего ввести городской заказ на основные виды продовольствия для приготовления школьного питания: брать продукты только у проверенных, гарантированных поставщиков — а то сегодня они имеют право их закупать не только по ГОСТам, но и по техническим условиям, а это, мягко говоря, не самое высокое качество продуктов. Базовое предприятие должно готовить из этих продуктов пищу или полуфабрикаты, обеспечивать меню, разработанное специалистами Минздрава, соблюдать технологии и обеспечивать школы квалифицированными поварами. Школе останется только организовать непосредственное питание детей, составить графики питания, чтобы за крайне ограниченное время (переменки) успеть накормить все классы. Ну и школа должна брать пробы пищи — брокераж. Другими словами, не отвечать за питание, а контролировать его!  

— Выходит, нужно вообще отказаться от конкурсов на школьное питание?  

— Возможно, действительно лучше, чтобы это был не конкурс, а субсидия на питание. Причем по реально накормленным детям. Тогда и злоупотреблений не станет, и каждый будет отвечать за свое дело и спрашивать с другого. Можно организовывать школьное питание и на конкурсной основе. Но обязательно с государственным регулированием. Да и сам конкурс должен быть другим. Во-первых, проводиться не чаще раза в 3 года. Во-вторых, с правом досрочного расторжения договора в случае недобросовестности поставщика. В-третьих, основными критериями отбора кандидатов должны стать качество, безопасность, состояние материально-технической базы и подготовленность персонала. Снижение цены должно быть на последнем месте, а целевые поставщики должны отбираться по профессиональному уровню и в зависимости от условий столовых и их объемов.  

— Можно ли ждать изменения правил в ближайшее время?  

— Радикально изменить систему школьного питания на уровне города нельзя — для этого нужно менять федеральное законодательство. Мы неоднократно пытались привлечь к проблеме внимание федеральных властей, но наши письма в Правительство России по этому поводу оставались без ответа.  

— И ничего нельзя сделать?  

— Делаем что можем. Например, в Северо-Восточном округе Москвы мы объединили два комбината питания в один. Поставили туда новейшее оборудование, объединили и подготовили персонал и поручили ему обслуживание большей части школ округа (порядка 160 из 180). Результаты, считаем, хорошие: жалоб со стороны родителей и школ нет, контролирующие органы нарушений не фиксируют.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Лемуткина Марина
mk.ru

всего: 684 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире