Владимир Загвязинский: «Состязательность в образовании ведёт к погоне за процентом»

Владимир Загвязинский: «Состязательность в образовании ведёт к погоне за процентом»

В стране и миреВ мире
Совсем скоро Год молодежи передаст эстафету Году учителя. И это весьма символично: ведь именно Учитель во многом определяет образ поколения next, а по большому счету — нашего будущего.

Накануне 2010-го мы решили задать несколько животрепещущих вопросов человеку, который знает об образовании все, ведь он связан с ним уже 48 лет. Впрочем, в особом представлении академик Российской академии образования, профессор, доктор педагогических наук, заслуженный деятель науки РФ и заслуженный работник науки и образования Тюменской области, заведующий единственной в России кафедрой методологии и теории социально-педагогических исследований Владимир Загвязинский не нуждается.
— Владимир Ильич, в последние годы образование стало в буквальном смысле полем битвы за идеи. Только ленивый не упрекнет среднюю и высшую школу в тех или иных изъянах. На ваш взгляд, какая главная задача стоит сегодня перед этой важнейшей социальной сферой?
— Самый главный вопрос, который все ставят, — это, конечно, качество образования и его доступность. Острота его заключается в том, что качество российского образования за последние 15 лет катастрофически упало. Это признают все, включая президента. Если советское образование считалось одним из лучших в мире (мы занимали первое-второе места по различным показателям, олимпиадам, конкурсам), то теперь по естественно-научным предметам спустились где-то на 50-ю строчку рейтинга, ближе к африканским государствам (хотя и они сейчас набирают силу). Многие страны Азии нас уже давно обогнали, не говоря уже об Америке и Европе. Это очень тревожное явление.
Что касается доступности, то вроде бы образование доступно, но каково его качество? Качественное же образование, которое родители действительно хотели бы дать своим детям, платно, а значит, не всем доступно.
— Когда-то весь мир, в том числе США, признавая, что успехи нашего образования сродни полету человека в космос, многому учились у нас. Сегодня же мы живем с оглядкой на Запад. Приведет ли копирование импортных образцов к желаемым результатам?
— Действительно, мы многое заимствуем у Запада, но заимствуем механически и не лучшее, например пресловутый ЕГЭ. Бесспорно, за рубежом тесты широко применяются (кстати, сейчас значительно меньше), но они сочетаются с другими формами выявления готовности выпускников школы к учебе в вузе. Мы же взяли одно тестирование, которое направлено на выявление знаний, умений, навыков (так называемый ЗУН). Причем это не западная концепция, а наша, доморощенная: она у нас когда-то была в ходу, но сегодня стала нашим позавчерашним днем. ЗУН ориентирует на возврат к знаниям, но ведь главный продукт образования — личность человека, его способности, мотивация, нравственные основы, готовность к жизни. Единый госэкзамен ничего этого не проверяет и уж тем более не дает ответа на вопрос, может ли человек учиться в высшей школе.
Если термометр неправильно показывает погоду, его заменяют... Но эту истину к ЕГЭ не относят, ведь он удобен для чиновников: получаемые в результате единого экзамена данные легко сравнивать, подстегивать отстающих, награждать победителей. Но это очень опасное явление! Состязательность в образовании ведет к очковтирательству, к погоне за процентом.
ЕГЭ, в частности в Тюменском регионе, существует уже 8 лет, и все эти годы школу ориентируют и ведут не туда. Это обернется потерями — не сегодня, а в будущем.
— Еще не дан старт Году учителя, но уже есть ощущение, что хорошее дело, как у нас водится, начинают забалтывать. Как вы считаете, будет ли сделано что-нибудь реальное для педагогов или все обернется очередной кампанией?
— Хочется верить, что будет сделан решительный шаг вперед. Хотя бы установят минимальную оплату учительского труда. Убежден: государство должно гарантировать педагогам минимум, хотя бы 10 тысяч рублей! Что касается престижа профессии, то у нас много делается: награждают лучших преподавателей, проводят конкурсы, фестивали, праздники. Дополнительно к этому в Тюменской области много сделано. В частности, наши школы стали более комфортными: в них повсеместно сделан ремонт. Везде состоялись компьютеризация, подключение к Интернету, построены спортплощадки, стадионы, учителям подняли зарплату.
Но вопрос зарплаты по-прежнему остается ключевым. Сегодня не многие молодые люди выбирают для дальнейшей учебы педагогический институт. Не секрет: в педвузах недобор, даже бюджетные места не заняты! Какой предлагается выход из ситуации? Сокращение педагогических высших учебных заведений. По слухам, уже составлен список тех из них, что подлежат ликвидации или слиянию с другими вузами. Не спорю, в каких-то случаях этот шаг рационален, но разумно ли в целом брать курс на сокращение педагогического образования?!
— Если говорить о ключевых моментах в образовании, то самым важным, самым значимым из них, согласитесь, является фигура того, кто учится. За почти полвека служения педагогике перед вами прошло не одно поколение «школяров». Современный ученик, студент чем-то отличается от своих предшественников?
— Конечно, нынешний ученик, а тем более студент изменились. Причем как в лучшую, так и в худшую сторону. Они более информированы, у них большие возможности для получения информации. Они владеют компьютером. (Недавно мой внук пробовал научить меня работать на ПК — надо признаться, практически безуспешно. Но это уж зависело не от его способностей, а от моих). В целом современные «школяры» более развиты, инициативны, любопытны. Но, с другой стороны, они отлучены от книжки. Компьютер и книга —это разные вещи. Разные культуры общения. Компьютер «выключает» общение с мыслью человеческой, наработанной веками.
Раньше иностранцы удивлялись тому, какая у нас читающая страна. Люди не отрывались от чтения в метро, трамваях, не говоря уже о посещении библиотек. Сейчас эта тенденция умирает. К сожалению, большее распространение получило асоциальное поведение, высокие нравственные идеалы подменяются меркантильностью, прагматизмом. И нам, педагогам, надо приспосабливаться к детям нового времени, вести их по жизни, потому что школа и вуз — это помимо их прямого назначения еще и бастионы культуры.
— Но как же при этом возрастает нагрузка на учителя, степень его ответственности! В таких условиях начинающим педагогам будет полезен и ценен ваш совет. Думаю, родителям — тоже.
— Родители должны быть в единстве со школой.
— Как сказала однажды в интервью «ТИ» профессор Наталья Виноградова: «Полюбите школу, и она полюбит ваших детей»...
— Да. Причем, как только возникают разногласия, родителям следует разбираться в проблеме. Но вместо этого многие папы и мамы начинают обвинять школу. Приходят к педагогам и начинают с порога: «Мой ребенок прав!» или «Вы не имеете права!» Многие родители не понимают, что надо договариваться. Иначе конфликтная ситуация вредно скажется на ребенке. К сожалению, семья потеряла ответственность за его воспитание.
Школе же хочется посоветовать, чтобы она продолжала противостоять агрессивной внешней среде. Телевизору, с экрана которого льется насилие, влиянию примитивной западной культуры. Ведь она тоже разная, и оттуда надо брать лучшие образцы. Мы же, к сожалению, довольствуемся худшими.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 515 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире