до юбилея
285 дней
 
Маньяков-педофилов только могила исправит?

Маньяков-педофилов только могила исправит?

В стране и миреПолитика
Ни кастрация, ни ужесточение наказания не способны избавить общество от маньяков-педофилов.

А раскаяние приговоренного накануне Блондина — не более чем игра и попытка разжалобить суд. К такому выводу пришли эксперты "Росбалта".

В Красногвардейском суде Санкт-Петербурга вынесен приговор одному из самых известных петербургских маньяков - педофилу Владидмиру Степанову, известному под кличкой Блондин.

26-летнего Степанова обвиняли в совершении серий насильственных действий сексуального характера с применением насилия и с угрозой убийства, с использованием беспомощного состояния потерпевших, заведомо не достигших 14-летнего возраста. За несколько лет Степанов изнасиловал 12 мальчиков, несчастных детей он отлавливал в пустынных местах, причем его не смущало присутствие друзей жертвы. После насилия он угрожал испуганным детям убийством, отбирал у них деньги и мобильные телефоны.

Как ранее сообщал «Росбалт», вычислить Степанова (как и нескольких его "коллег" - педофилов - Ресина (Лифтер и Дегтярева (Доктор) удалось благодаря базе ДНК. Казавшиеся неуловимыми преступники, в том числе, Степанов, были задержаны в 2009 году.

Всего, по официальным данным СУ СКП РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, за совершение серийных половых преступлений в отношении несовершеннолетних в прошлом году к уголовной ответственности были привлечены пять человек по 53 эпизодам преступной деятельности.

Сторона обвинения просила для Степанова 18 лет колонии строгого режима. В итоге суд приговорил его к 15 годам.

На суде педофил вел себя нагло и развязно, по дороге в зал заседаний пнул ногой штатив телеоператоров, а в зале, сидя в клетке, нецензурно выражался в адрес журналистов. В качестве «смягчающего обстоятельства» своих преступлений он ссылался на то, что сам в детстве стал жертвой учителя физкультуры. В итоге он так расчувствовался, что попросил его кастрировать. Прекрасно, впрочем, зная, что химическая кастрация в России запрещена.

Адвокат Степанова Кетеван Барамия посчитала приговор слишком суровым и просила о снисхождении, ссылаясь на то, что ее клиент болен и его надо лечить, а не сажать.

«Росбалт» поинтересовался мнением психиатра высшей категории, судебно-медицинского эксперта, многие годы проработавшего врачом-психиатром в одном из следственных изоляторов, Виктора Баранова относительно того, могут ли исправить маньяка медицинские манипуляции и насколько он искренен в своих пожеланиях стать евнухом.

 

«Правду Блондин сказал только в одном — в том, что сексуальное насилие в детстве, действительно, может запустить определенные негативные процессы в будущем. Это так называемый импринтинг — психофизиологический механизм, когда какое-то сильное впечатление или образ, воспринятые в определенный критический период развития, прочно запечатлеваются в мозге, превращаясь в устойчивую поведенческую программу, — прокомментировал доктор Баранов «Росбалту». — Эти механизмы очень сложные, трудно предсказать, как они «запустятся» в будущем. Но, например, если подросток в детстве занимался вуйаеризмом (подглядыванием) и это сильно «засело» в голове под влиянием определенных факторов, то впоследствии человек станет половым извращенцем, способным получить сексуальное удовольствие только таким способом. Многое действительно идет из детства, в большинстве случаев наследственный характер тут не прослеживается».

Что касается «просьбы о кастрации», то по мнению доктора, много лет проработавшего с маньяками, — это, однозначно, ложь и попытка смягчить себе участь. Кроме того, как считает эксперт, даже если бы у нас в стране кастрация маньяков была разрешена, то человек все равно не изменился — наоборот, стал бы еще опаснее для окружающих.

«Евнухи ведь — очень страшные люди, — говорит доктор. — Значит, его внутренняя агрессия, аморальность, распущенность, жажда крови и власти проявилась бы в чем-то другом. Не смог бы насиловать — пошел бы убивать».

Доктор рассказывает, что сейчас в психиатрическом отделении только одного СИЗО он наблюдает восемь таких «блондинов». Один из них занимался тем, что убивал мальчиков точно раз в год. Другой насиловал и убивал и мальчиков, и девочек. Есть и более жуткие вещи, о которых говорить просто невозможно.

«Это как война, как терроризм. Это было и будет, и ничего с этим медицинскими мерами не поделаешь, — считает врач. — Потому что далеко не все эти люди психически больны. Моральное уродство — это не психическое заболевание. Конечно, если он убил 33 человек подряд, то на психику, разумеется, это наложит отпечаток, но изначально назвать такого душевнобольным нельзя. Они почти все — вполне вменяемые, и тем они опаснее настоящих тяжелобольных».

Специалист рассказывает, что в специальных отрядах — так называемых «обиженках», куда часто помещают неуважаемых прочими зэками насильников и педофилов, — у него как-то раз сидели 120 человек. Делали молнии для брюк в качестве трудотерапии. И периодически просили доктора принести им журналы с голыми мальчиками. Говорили, что «летят на свет, как мотыльки» — так вот трогательно.

«Исправить их не может ничто, даже если пол поменять, — считает психиатр. — Сексуальная агрессия вообще всегда очень опасна, а в их случаях получается, что чем больше сопротивление — тем больше нарастает желание его сломить».

Большинство опрошенных «Росбалтом» экспертов считают, что бороться с ситуацией можно только строжйшим «учетом и контролем», регистрацией всех подобных случаев, а также максимально жестким наказанием педофилам. Заметим, что если раньше такому «блондину» дали бы года 2-3, да еще и выпустили условно-досрочно, то теперь 15 лет колонии – это «очень жесткое наказание». И, конечно, их нельзя выпускать по УДО. Практика показывает, что почти в каждом случае освобождения осужденного извращенца по УДО они тут же принимались за старое, причем с большей жестокостью. Если раньше тот же Дмитро Вороненко только насиловал девочек, то после очередного условно-досрочного освобождения он стал их убивать. Сейчас, напомним, после пяти убийств и четырех изнасилований он, наконец, получил пожизненный срок, хотя родители убитых девочек настаивали на смертной казни.

Однако некоторые эксперты полагают, что даже запертые навсегда в тюремных стенах маньяки не спасут общество. Профилактика и контроль со стороны как родителей, так правоохранительных органов, медиков — только это может если не исправить, то хотя бы несколько успокоить ситуацию с маньяками.

Так считает известный криминолог, профессор Санкт-Петербургской юридической академии Генеральной прокуратуры РФ Яков Гилинский:

«Педофилия – одна из патологий влечения, такая же, как клептомания, пиромания и другие мании. В любой популяции такие люди всегда были, есть и будут. Если мы хотим сократить насилие над детьми, то должны быть приняты меры раннего реагирования, выявления таких людей и обязательная коррекция их поведения путем применения различных мер. Помимо этого, должна быть профилактическая работа среди населения: общество должно быть извещено о том, что эти люди есть.

Родители должны соответствующим образом воспитывать детей, если хотите – надзирать за ними. Подобная работа должна вестись и среди самих детей. Ну, представьте – расстреляем мы всех пойманных педофилов, и они сразу исчезнут как вид? Нет, конечно, появится ровно столько же. Это природное явление, и оно не зависит от общества».

Только неотвратимость наказания может как-то остановить маньяков. Так считает председатель постоянной комиссии по вопросам законности и правопорядка петербургского ЗакСа Аркадий Крамарев: «Практика показывает, что маньяки за решеткой не исправляются. Главное – это неотвратимость наказания. Ловить надо преступников и наказывать».

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.
Марина Бойцова
rosbalt

всего: 1275 / сегодня: 2

Комментарии /1

11:4610-06-2010
 
 
Читатель
а людоедов? Спесивцев, говорят, на свободе?

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире