до юбилея
346 дней
 
Германия отмечает 20-летие своего объединения

Германия отмечает 20-летие своего объединения

В стране и миреВ мире
Немцы получили единую страну, а русским не досталось и «ломаного пфеннига».

20 лет назад Германия начала жить с чистого листа. 3 октября 1990 года официально произошло объединение ГДР и ФРГ, и германская нация ступила на долгий путь восстановления былого единства. Что изменилось за этот срок? Чувствуют ли себя бывшие социалистические (восточные) немцы, проглоченные капиталистическим Западом, людьми второго сорта? И что с объединением Германии приобрела и потеряла Россия? Об этом мы решили спросить самих немцев - свидетелей тех событий, которых судьба крепко связала с Россией. И наших военных, спешно выводивших части Советской Армии из страны, вдруг переставшей быть союзницей.

ЧУВСТВО ОБИДЫ ЗА ГОДЫ ТОЛЬКО РАСТЕТ

- При всем восторге уже тогда было понятно, что процесс этот долгий и сложный, - рассказывает «КП» Маттиас Шепп, глава московского бюро журнала «Шпигель». - Обида возникла с самого начала, ведь западные немцы вошли в ГДР как завоеватели. И от восточного образа жизни почти ничего не осталось. Помню, гэдээровцы кинулись покупать западные продукты и только потом поняли, например, что их колбаски и шампанское даже лучше. А чувство обиды за годы только выросло, что хорошо показывают рейтинги местных левых. Молодое поколение уже плохо знает, кому обязано объединением, но наше общество в целом очень благодарно Москве. Немецкие эксперты уверены, что у Михаила Горбачева не было другого выхода и рано или поздно все прошло бы по такому сценарию. Я был в те годы в Москве - низкие цены на нефть, СССР на грани финансового банкротства. Помнится, еще подумал: «Это столица супердержавы или какой-нибудь Найроби?!» Сейчас жить здесь стало куда приятнее. Считаю, что немцы и русские идеально дополняют друг друга. Мы все заранее планируем, а вы, несмотря на то что жили при плановой экономике, - народ спонтанный, любите положиться на авось. Действовать начинаете в последний момент, но все равно успеваете!

НЕЛЬЗЯ БЫЛО УНИЧТОЖАТЬ ВСЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ГДР

- Нельзя было полностью уничтожать восточную промышленность только потому, что это было делом рук коммунистического режима, - делится с «КП» Ульрих Хайден, журналист «Саксонской газеты». - Поэтому до сих пор восточные земли сильно отстают в экономическом плане и их население стремится на Запад в поисках лучшей доли.

КАК БЫЛО ПЛОХО НА ВОСТОКЕ, ТАК И ОСТАЛОСЬ

- Мы переехали из СССР в Германию через год после ее объединения, - рассказывает «КП» немка Ольга Эрк, медсестра из Тюбингена. - Что изменилось за 20 лет? Как было в Восточной Германии хуже, чем в Западной, так и осталось. Зарплаты на Востоке ниже, западные немцы до сих пор платят в помощь Востоку «налог на солидарность». Несмотря ни на что, я благодарна России за свое детство - в Германии у меня такого бы не было. Здесь совсем другие законы, у детей нет столько свободы.

P. S. Кстати, родные Ольги не забывают о своих корнях, и ее брат Макс учит русский язык и даже приехал на стажировку в «Комсомолку».

РОССИЯ ПОЛУЧИЛА ГЛАВНОЕ - НАДЕЖНОГО ПАРТНЕРА

- Восточные немцы ездят за границу, получают госпомощь, но при этом ноют, что раньше было лучше, - заметил «КП» Борис Райтшустер, глава московского бюро журнала «Фокус». - Недавно в Берлине услышал подобное от таксиста и не выдержал:

- Вы ездите на «Мерседесе», а тогда на чем?

- На «Волге», - говорит.

- И что, тогда было лучше?

У вас также тоскуют по СССР, забывая все плохое. Так уж устроена человеческая память. Удивительно, что в Германии одна и та же нация жила с разными менталитетами...

Если говорить о взаимоотношениях России и Германии сейчас, то наконец ушел вопрос о том, кто сильнее. О каких-то потерях могут говорить только военные, а мы получили главное - крепкие партнерские отношения. Достаточно посмотреть, сколько у вас теперь немецких машин!

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Михаил БОЛТУНОВ, автор книги «ЗГВ: Горькая дорога домой»:

«Мы рассчитывали на миллиарды!»


- Представьте: мы полвека в ГДР строили. Аэродромы, полигоны, да разве все перечислишь... Полвека! Просто невозможно подсчитать, сколько средств вывезено из СССР на немецкую землю и вбито в нее. Мы считали, что получим от продажи недвижимости миллиарды марок. Цифры назывались космические: 10 миллиардов, 30 миллиардов. Но в итоге не получили и «ломаного пфеннига». Хотя реально, по оценкам экспертов, могли продать эту недвижимость минимум за 5 - 6 миллиардов марок.

Полувековое содержание мощнейшей в мире военной группировки на немецкой земле стоило нам неимоверно дорого. Но еще больше стоил полувековой мир в Европе. Естественно, каждая из стран, участвовавших в объединении Германии, имела там свои интересы. И США, и Англия, и Франция, и, конечно же, СССР. Кто больше всего выиграл от объединения? Германия ныне - самое мощное государство в Европе. А кто больше всего проиграл? Советский Союз. Став одним из инициаторов объединения, обладая международным приоритетом, наше руководство проиграло по всем статьям. Россия оказалась в итоге в окружении НАТО. Создается впечатление, что Горбачев играл в поддавки с Западом, сдавая одну позицию за другой. Теперь, если что-то качнется в Белоруссии и она тоже вступит в НАТО, чужие танки подопрут стены Смоленского кремля.

Когда-то Маргарет Тэтчер сказала: «Британские войска стоят в Германии как напоминание немецкому народу о злодеяниях фашизма». Почему же с объединением Германии мы должны были выводить свою группу войск? Мы бы могли просто сократить их, чтобы постепенно вывести. И не «в чисто поле». В том же самом году Пентагон объявил о выводе 60 тысяч своих военных с территории Германии. Но этот вывод готовился 7 лет. Оцените цифры. США вывели 60 тысяч бойцов за 7 лет, французы - 50 тысяч за 4 года, а мы - более полумиллиона солдат за те же 4 года. Мы просто бежали из Германии, а не уходили!

Михаил ЛЕОНТЬЕВ, главный редактор журнала «Однако»:

СССР мог выиграть от объединения Германии


- Давайте прежде всего вспомним историю разделения. Ведь Сталин достаточно последовательно выступал как раз за единство Германии. Ведь в той части Германии, которая в итоге досталась нашим тогдашним «партнерам», была собрана подавляющая часть промышленного и человеческого потенциала страны. Вообще самым значимым результатом победы во Второй мировой войне для США как раз и явилось то, что два крупнейших конкурента англосаксов (Германия и Япония) были просто приплюсованы к экономическому потенциалу западного блока.

Если бы Советский Союз в конце 80-х - начале 90-х годов не умирал, то объединение Германии не сделало бы немцев одними из важнейших союзников США в Европе. Просто условием должен был стать дальнейший нейтралитет Берлина, гарантом которого был бы сильный Советский Союз. Это даже важнее, чем те деньги, которые мы могли бы получить от реализации собственности, оставшейся после вывода советских войск. Но тот Советский Союз уже не мог выиграть ни от чего по определению.

Из дневника военного обозревателя "КП", полковника Виктора БАРАНЦА

"ЗА НАШУ СОВЕТСКУЮ АРМИЮ!"


После того как Горбачев принял "историческое" решение о выводе наших войск из Европы, в армии начался период невиданного морального разложения, которое еще больше усугубилось при Ельцине, развязавшем руки "дикому" бизнесу. Сокращение Вооруженных Сил с их гигантскими и плохо контролируемыми запасами оружия и вещевого имущества и других материальных средств, сращение с коммерцией породили в армии хищную
идеологию преступной наживы за счет того, что принадлежало государству.

Самая крупная в мире войсковая группировка - Западная группа войск - в 1991-1994 годах превратилась в Клондайк для военного и гражданского ворья. Вырученные от продажи "излишков" войскового имущества колоссальные валютные средства, которые по указам Ельцина должны были идти на строительство жилья для военных, нередко переводились в российские и иностранные коммерческие банки и пускались в оборот.

Меня поражала откровенная наглость некоторых наших минобороновских генералов: в то время когда семьи офицеров и прапорщиков выведенных из-за рубежа частей ютились на пустырях в палатках и бараках, а строительство многих жилых объектов замораживалось "из-за нехватки финансовых ресурсов", министр обороны Грачев и некоторые его замы покупали дорогостоящие иномарки, строили роскошные виллы в ближнем Подмосковье, пускали в коммерческий оборот десятки миллионов долларов и немецких марок. Гигантские денежные суммы, предназначенные для приобретения продовольствия для войск, переводились на счета коммерческих структур и "прокручивались" в тот момент, когда армейские командиры вынуждены были вместо хлеба кормить солдат сухарями и расходовать неприкосновенные запасы.

Десятки тысяч офицеров и прапорщиков бродили по городам и весям в надежде снять за приемлемую цену угол для семьи, а в это время десятки проектировщиков и архитекторов корпели над проектами многоэтажных дач для министра и наиболее приближенных генералов.

Когда-то мне довелось сидеть в знатном немецком пивном кабаке с офицерами военной миссии Великобритании. Они откровенно крутили пальцами у виска, когда речь зашла о согласии Горбачева, Ельцина и Шеварднадзе пойти на унизительные условия "бегства" наших войск из ФРГ. Когда-то численность английского контингента в Германии была в
300 раз меньше советского. Англичане уходили более десяти лет. Мы же за три года в авральном порядке вывели более 500 тысяч военнослужащих. Около 100 тысяч из них не имели жилья.

Два десятка дивизий мы вынуждены были бросить в открытые поля. В то время я побывал в военном гарнизоне Богучары, под Воронежем. Тогда строительство городка только начиналось, и офицеры с семьями жили в палатках и кунгах по уши в грязи. Офицеры дивизии не боялись проклинать Ельцина даже в присутствии генералов и полковников
Генштаба. Никто из них не считал, что не надо было уходить из Германии. Говорили главным образом о том, что "надо было сделать все толково", планомерно, с достоинством. Сопрягая темпы вывода войск и темпы строительства жилья и военных городков. Истина элементарнейшая.

Но на нее откровенно начихал Горбачев. Он зарабатывал дешевую популярность у немцев на унижении своих солдат и офицеров. Ельцин пошел тем же путем. Он не только не притормозил бегство наших сильнейших дивизий, а, наоборот, ускорил его, пойдя "на более
сжатые сроки".

Там, в Богучарах, мы сидели в брезентовой палатке, по которой беспрерывно строчил холодный осенний дождь, пили из минных алюминиевых колпачков разбавленный спирт и смотрели по "видику" любительский фильм о проводах последних российских частей из Германии. Явно "уставший" Ельцин, неуверенно дирижирующий оркестром и наваливающийся на кого-то из дипломатической свиты. Не менее "уставший" замминистра, тайком справляющий малую нужду под трапом самолета. Бывший главком Западной группы войск генерал-полковник Матвей Бурлаков с притуманенным взором.

И его замполит генерал Иванушкин, заснувший на пресс-конференции своего босса в зале ожидания подмосковной авиабазы Чкаловской 1 сентября 1994 года...

Офицеры штаба некогда элитной танковой дивизии, в стылую осеннюю пору 1994 года сидящей по уши в жирном воронежском черноземе, до слез под ядреный войсковой мат ржали над выходками своего Верховного Главнокомандующего. То был невеселый смех.

Накануне 9 мая в Министерстве обороны состоялся торжественный прием известных военачальников - ветеранов Великой Отечественной. После банальных праздничных речей и вручения подарков, как водится - по пять капель. За Победу, за Победителей, за не вернувшихся с войны. Не лезла в глотку водка. Что-то противоестественное было в этом
совместном застолье старых и молодых генералов и полковников. Герои непобедимой и легендарной, спасшие страну. И "великие стратеги" расстрела депутатов в Белом доме. Бездари, погрязшие в Чечне. Я чувствовал себя непутевым сыном, промотавшим дорогое наследство отца...

Когда уже был потерян счет тостам во славу именинников и в шумном гомоне невозможно было услышать, о чем из дальнего конца зала сквозь сигаретный дым лопочет очередной выступальщик, мой сослуживец-полковник сообщил, что предлагается выпить за преемственность традиций.

Увидев, что рюмка моего соседа - ветерана, генерал-полковника артиллерии - не наполнена, я схватил бутылку "Распутина". Генерал накрыл рюмку рукой и угрюмо буркнул:

- Я такие тосты не пью. Огоньку позвольте?

Мы закурили. Генерал первым нарушил неловкую паузу:

- Как служится, полковник?

- Нормально.

- А как у тебя с совестью?

- Вы о чем, товарищ генерал?

- Я тебе не товарищ. Это Грачев тебе товарищ.

Встреча двух поколений славных защитников родины грозила перерасти в острый диспут.

- Что вы сделали с нашей армией, полковник?

Я не знал, что ответить. Тамада с другого конца стола прокричал сквозь балаган:

- Слово предоставляется Герою Советского Союза, генерал-полковнику... почетному гражданину Смоленска и Воронежа...

Мой собеседник резко встряхнул головой и встал:

- Налей!

Я налил. Зал притих.

- Мой тост очень краток, - неожиданно звучно и четко объявил мой сосед. - Предлагаю выпить за славную Советскую Армию! Не чокаясь!

После некоторого замешательства публика неуверенно проглотила этот тост. А в сторону "президиума" застолья уже мчался официант, в свободное от основной службы время подрабатывающий стукачом. Еще через пять минут официант вызвал меня в курительную комнату и передал приказ заместителя начальника Генштаба - лично спровадить генерала домой: "Машина у второго подъезда".

Мой генерал жил на Сивцевом Вражке. В его квартире, пахнувшей старой кожаной мебелью, царил холостяцкий бардак - жена генерала лежала в госпитале. Мы сели на кухне.

- Ты пей, - сказал он мне, - я все равно с тобой чокаться не буду.

Генерал принес на кухню огромную схему захвата его армией плацдарма на Днепре, повесил ее на ручку холодильника и стал читать мне лекцию, то и дело постукивая большой вилкой по стрелам и номерам дивизий.

Где-то за полночь, когда пехотные батальоны уже вырезали фрицев на том берегу Днепра, я заснул и был разбужен негодующим криком:

- Встать! Умыться!

После второй бутылки выяснилось, что генерал был ранен в городе, где я родился.

- Если бы я знал, каких засранцев освобождаю, я бы твой город не брал! - сказал он, сдирая с себя рубашку. - Вот смотри, во что ты мне обошелся.

Его бок напоминал хорошо засохшее копченое мясо. Уже светало, когда мы расстались. Генерал стоял на балконе в белой майке и курил. Я махнул ему рукой. Он не ответил. Он со мной ни разу так и не чокнулся.

Вступайте в группу Город Новостей в социальной сети Одноклассники, чтобы быть в курсе самых важных новостей.

всего: 523 / сегодня: 1

Комментарии /0

Смайлы

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире