Чужая корочка слаще

Чужая корочка слаще

В стране и миреВ мире
Почему Россия неохотно признает зарубежные дипломы

В ближайшее время в России начнется реализация постановления правительства, согласно которому в нашу страну должны приехать победители конкурса на получение грантов в рамках господдержки научных исследований в российских вузах. Эти исследования будут проводиться под руководством ведущих ученых, занимающих лидирующие позиции в своих областях. Но приезд сюда зарубежных профессоров и исследователей может серьезно осложниться из-за чрезмерно забюрократизированной и долгой процедуры признания иностранных степеней и званий, практикуемой в нашей стране.

По данным Рособрнадзора, от 8 до 12 тысяч зарубежных граждан, приезжающих в Россию работать и учиться, ежегодно проходят здесь процедуру признания своих документов об образовании. Занятие это - не для слабонервных. Уполномоченные российские органы должны проверить подлинность документа, законность его получения, провести экспертизу образовательного ценза, специальности, гражданских прав его обладателя и много чего еще. Этот процесс занимает не один месяц. Наконец, документу присваивается единый номер госрегистрации в базе данных Минобрнауки. Тем самым признается подлинность зарубежного аттестата или диплома и его эквивалентность российским аналогам. "То есть устанавливается соответствие конкретной зарубежной образовательной программы - средней школы, колледжа, бакалавриата, магистратуры и т.д. - нашей, отечественной", - пояснил замруководителя Рособрнадзора Виктор Круглов.

Степень признания

С научной же степенью дело обстоит еще сложнее. Чтобы получить в России права кандидата наук (без чего у нас нельзя, например, руководить аспирантами или входить в ученый совет вуза), иностранный исследователь не из страны СНГ, приглашенный поработать в конкретном российском университете, должен пройти переаттестацию в экспертных советах нашего ВАК. А значит - по сути переписать заново, перевести на русский и перезащитить перед придирчивыми российскими коллегами свою научную работу, за которую он в свое время получил степень в западном университете. Только после этого ему вручат вожделенный эквивалент отечественного кандидатского диплома.

- Все эти бюрократические процедуры не благоприятствуют тому, чтобы сюда приезжали на длительный срок ведущие иностранные ученые и преподаватели, действительно нужные нашей науке и образованию, - полагает заместитель проректора Высшей школы экономики Борис Железов.

На это уже обратили внимание на самом верху. Недавно Владимир Путин поручил министру образования и науки Андрею Фурсенко "заняться проблемой признания зарубежных дипломов в России".

- Премьер не случайно поднял этот вопрос, - считает Владимир Филиппов, бывший министр образования, а ныне ректор Российского университета дружбы народов. - Отставание в этой сфере снижает конкурентоспособность российских вузов на международном рынке образовательных услуг.

Что же делать? Подвижки в решении этих проблем уже есть. Например, как рассказала "Известиям" руководитель международных программ Национального фонда подготовки кадров Марина Ларионова, в мае упрощено российское миграционное законодательство, касающееся приглашенных на работу в нашу страну иностранных граждан, которым присваивается статус высококвалифицированных специалистов. В соответствии с этим статусом приезжающий к нам по приглашению зарубежный исследователь или специалист в области инновационных разработок и технологий с годовым доходом не ниже 50 тысяч евро может получить разрешение на работу по упрощенной схеме. Это подразумевает свободное перемещение по всей стране, двухлетний контракт с автоматическим продлением после каждых четырех месяцев и возможность проживания с семьей.

Говорить на одном языке

Но самое главное, что должна сделать Россия, по мнению президента Московской высшей школы социальных и экономических наук Теодора Шанина, это, не откладывая дело в долгий ящик, заключить с ведущими странами межгосударственные соглашения о взаимном признании документов об образовании, научных степеней и званий.

- При желании это делается быстро, - согласен с коллегой Филиппов. - И я абсолютно уверен, что за два года можно заключить такие соглашения с абсолютным большинством стран мира.

Но, как говорится, корочка корочке рознь. Россия, даже связанная двухсторонними соглашениями со странами СНГ о взаимном признании дипломов и степеней, не может автоматически признавать любой документ об образовании - будь то диплом какого-нибудь среднеазиатского университета или аттестат об окончании школы в горном кишлаке. К этому вопросу нужно подходить осторожно, поскольку давно известно, что выпускники учебных заведений ряда стран не обладают необходимой квалификацией.

- Например, в туркменских школах действует девятилетняя программа обучения, - рассказал заместитель главы Рособрнадзора Виктор Круглов, - что, естественно, не эквивалентно нашей одиннадцатилетке. Поэтому чаще всего эти ребята уезжают обратно, поскольку быть зачисленными в старшие классы наших школ они не могут и по причине слабого знания русского языка.

В целом Россия только выиграла, если бы наши университеты получили право переподготовки или доучивания выпускников зарубежных вузов, желающих продолжить здесь обучение либо получить работу, полагает Теодор Шанин. И предлагает быстрыми темпами развивать у нас постдипломное образование. Создатель одного из первых в России учебных заведений такого типа, он считает этот вид образования необходимым элементом признания дипломов.

- Это как раз тот уровень, на котором чаще всего стоит вопрос, что делать с дипломом не твоего образца и насколько он сходится с подобными зарубежными документами, - поясняет профессор Манчестерского университета Теодор Шанин.

Важное направление экспорта российского образования - обучение иностранцев в зарубежных филиалах наших вузов. В настоящее время, по данным Минобрнауки, в Азербайджане, Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении, Узбекистане и на Украине действуют 37 филиалов, созданных 29 российскими вузами, среди которых МГУ им. М.В. Ломоносова, Российский госуниверситет нефти и газа имени И.М. Губкина, Московский госуниверситет экономики, статистики и информатики, Российский новый университет. В этих филиалах обучается 25 тысяч человек.

- Но если взглянуть на проблему признания дипломов и степеней еще шире, то в России должна быть создана соответствующая интернационализированная академическая среда, а это вопрос не одного дня, - считает Марина Ларионова. - Профессора и научные сотрудники должны говорить на одном языке в прямом смысле этого слова и существовать в едином коммуникативном поле.

Легкости перевода

Процедура признания в России иностранных степеней и научных званий упростится. О том, когда и как это произойдет, обозревателю "Известий" Андрею Чернакову рассказал главный ученый секретарь Высшей аттестационной комиссии (ВАК), заместитель главы Рособрнадзора Феликс Шамхалов.

известия: О том, что в России очень забюрократизирована процедура признания иностранных дипломов, сегодня говорят буквально все. Вопрос уже дошел до премьер-министра, который недавно поручил Андрею Фурсенко активнее заняться этой проблемой. Что же в самом деле мешает сделать эту процедуру прозрачной, недолгой и необременительной?

Феликс Шамхалов: Прежде всего для этого нужно поменять правила игры. И кое-что в этом отношении уже делается. Принятие Госдумой в июле закона, касающегося деятельности ВАК, дает хорошие возможности для упрощения этого порядка. Но чтобы закон заработал, требуется разработать и принять подзаконные акты, в которых как раз и прописаны все эти процедуры. Именно этим сейчас и занимаются наши юристы. Большая их часть уже готова, и я надеюсь, что уже к концу года весь пакет нормативно-правовых актов, регулирующих эти вопросы, Министерство образования и науки представит в правительство.

А пока мы действуем в рамках административного регламента Рособрнадзора, утвержденного приказом Минобрнауки в декабре 2006 года. Согласно этому регламенту, процедура признания документа об ученой степени или звании, выданного в стране, с которой у России есть соответствующее соглашение в данной сфере, может составлять от одного до четырех месяцев. В этом случае признание осуществляется путем проведения экспертизы с целью определить отрасль наук и научной специальности, по которым получен документ. Если договора между странами нет, то кроме экспертизы требуется переаттестация самого соискателя, чтобы определить, соответствуют ли его документы требованиям, предъявляемым Россией. Такая процедура действительно порой довольно обременительна.

и: Но ведь у России сейчас нет межправительственных соглашений в этой сфере с развитыми странами, кроме Италии. Что-то я не слышал о приезде к нам венесуэльских, кубинских, вьетнамских профессоров и исследователей, не говоря уже о туркменских. Между тем именно с этими странами, как следует из справки, присланной мне из Минобрнауки, в 2009-2010 годах подписаны межправительственные договоры о признании и эквивалентности документов. А сейчас прорабатываются проекты многосторонних соглашений в данной области между странами ЕврАзЭС, СНГ, ШОС. А еще - с Аргентиной, Египтом, Индией, Испанией, Колумбией, Норвегией, Перу, Польшей, Португалией, Сербией. ЮАР. Дело, безусловно, хорошее. Но скажите, когда в этом списке появятся США, Великобритания, Германия, Франция, Япония, Китай? А ведь именно оттуда в первую очередь следует ждать гостей, разве не так?

Шамхалов: Согласен. А еще - из Канады и Скандинавских стран. Из Вьетнама же и с Кубы к нам приезжают для защиты диссертаций, намного реже для научной работы, но общее количество таких специалистов невелико, здесь вы абсолютно правы. Что касается стран СНГ, то там принято решение сблизить свою нормативно-правовую базу с российской системой аттестации научных кадров, и это позволяет упростить порядок признания эквивалентности документов.

и: Значит, до четырех месяцев - это только для тех, с кем у нас подписаны соглашения. А всем остальным, включая представителей ведущих западных держав, можно годами ждать признания их документов?

Шамхалов: До четырех месяцев - это максимальный срок. В реальности же мы рассматриваем документы быстрее. Но и искусственно ускорять процедуру весьма опасно: необходима по-настоящему тщательная экспертиза, ведь нередки случаи фальсификации документов. Примеры такого рода есть во всех странах. Так, в Германии недавно возбудили уголовное дело о подделке 600 иностранных дипломов. Кроме того, есть и проблемы языкового барьера. Хорошо, если диссертация написана на английском, французском, немецком, испанском языках - в экспертных советах ВАК есть немало специалистов, владеющих этими языками. А если научная работа, на основании которой человеку за рубежом присвоена степень в области математики или физики, выполнена, скажем, на тамильском языке, что прикажете делать? Таких специалистов в экспертном сообществе практически нет. Поэтому диссертация вынужденно направляется на дополнительную экспертизу, на перевод. И в этом случае процедура может занять довольно много времени.

и: Как бы то ни было, договоров с ведущими державами можно и не дождаться, а правила игры надо упрощать уже сейчас, иначе никто к нам так и не приедет. Как же это сделать?

Шамхалов: Экспертиза проводится независимо от того, есть договор или нет. Что касается мировых университетов (Гарвард, Оксфорд, Кембридж, Стэнфорд и т.д.), то в отношении научных степеней и званий, полученных в этих вузах, действительно нужно разрабатывать и применять упрощенную процедуру их признания. Для начала, допустим, взять 50 университетов, посмотреть, как это будет работать на практике, а потом сделать 100, 200 и т.д. Это уже значительно облегчило бы процесс.

и: И признавать такие дипломы автоматически?

Шамхалов: Нет, не автоматически, а именно по упрощенной процедуре. Все равно необходимо проверить подлинность документа: поддельные дипломы, как я уже говорил, ныне не редкость. Упрощение же подразумевает сокращение звеньев процедуры. В частности, диссертация, выполненная на английском языке, проходит экспертный совет ВАК, не направляясь в диссертационный совет, получает заключение экспертов, на основании которого на ближайшем президиуме ВАК принимается решение о признании. Иными словами, здесь все проходит в таком же порядке, как с отечественными работами. В итоге процедура может занять не более двух месяцев.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке и нажать кнопку Join.
Андрей Чернаков
izvestia.ru

всего: 683 / сегодня: 1

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП "Хутор".

Авторизация через Хутор:



В стране и мире